Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Божественные

На стенах пишут не только люди, но и боги. В ветхозаветной Книге пророка Даниила рассказывается о том, как вавилонский царь Валтасар устроил пир и приказал подавать вино вельможам, женам и наложницам в золотых и се­ребряных сосудах, которые его отец Навуходоно­сор некогда украл в Иеруса­лимском храме. В какой-то момент царь вдруг увидел «персты руки челове­ческой», которые что-то писали на стене чертога. Однако никто из его мудрецов не смог прочитать написанного и тем более истолковать его смысл. Тогда Валтасар позвал иудея Даниила, которого его отец поставил «главою тайноведцев, обаятелей, халдеев и гадателей». И он возвестил царю, что тот славил «богов серебряных и золотых, медных, железных, деревянных и ка­менных, которые не видят, не слышат, не разумеют; а Бога, в руке которого дыхание твое и у которого все пути твои, ты не просла­вил. За это и по­слана от него кисть руки… И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин  По версии Вульгаты, самого авторитетного латинского перевода Библии, — Mane, Thecel, Phares.. Вот и значение слов: мене — исчислил Бог царство твое и положил конец ему; текел — ты взвешен на весах и найден очень легким; перес — разделено царство твое и дано мидянам и персам. <…> В ту же самую ночь Валтасар, царь халдей­ский, был убит, и Дарий Мидянин принял царство»  Дан. 5:23–31..

На большинстве средневековых изображений валтасарова пира мы видим парящую в воздухе руку, которая выводит на стене загадочную надпись. Хотя в тексте было сказано, что никто, кроме Даниила, не мог ее не только истол­ковать, но и прочесть, она почти всегда выведена вполне разборчиво и вдоба­вок латинскими буквами. Позже художники иногда рисовали лишь Божью длань, без самой загадочной надписи.

Рембрандт изобразил этот сюжет иначе. Во-первых, в отличие от большинства предшественников, он вывел грозное предсказание не латинскими буквами, а по-древнееврейски. Во-вторых, написал его не прямо, а переставив буквы. Как раз в то время амстердамский раввин Манассе бен-Израиль рассуждал о том, почему халдейские мудрецы не могли прочесть Божье послание, и предполо­жил, что оно было записано тайнописью. Сияющая надпись на картине Рем­брандта воспроизводит схему, которая приводится в сочинении бен-Израиля «Три книги о конце жизни».

Слова «мене, мене, текел, упарсин», выведенные Богом во дворце Валтасара, предрекали крушение его империи. И в течение веков этот образ часто исполь­зовался для того, чтобы напомнить другим правителям, что они прогневали Господа и их трон вот-вот рухнет. В 1803 году, в разгар противо­стояния между Британией и Францией, английский художник Джеймс Гилрей изобразил Наполеонов пир. На столе перед галльским тираном стоят блюда с «Банком Англии», «Лондонским Тауэром», «Староанглийским ростбифом» и другими островными яствами. Но дни его империи сочтены — как некогда Валтасар, он в ужасе видит надпись «mene, mene, tekel, upharsin». На английской карика­туре Господь, конечно, поддерживает Британию.

Другие выпуски
Граффити дня
Литература, История

Лев Турчинский: «Коллекционируйте тех, кто неизвестен и недооценен»

Кто такие библиографы и как собрать уникальную библиотеку