Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Писк сочинителя, придавленного тонной музыки

Георгий Дорохов. «Capriccio-1»

Современные композиторы многим по-прежнему кажутся безжалостными террористами, которые мучают инструменты и уши зрителей. Это почти никогда не соответствует действительности, но радикальные композиторы, безусловно, существуют. Сочинения выпускника Московской консерватории Георгия Дорохова (1984–2013) зачастую связаны с деструкцией, яростным разрушением предметов и инструментов на сцене; они дискомфортны для слушателя и требуют от исполнителя тщательного соблюдения техники безопасности. Одно предполагает перепиливание скрипки ножовкой, название другого — «Манифест для трех пенопластов» — говорит само за себя. Поздние вещи Дорохова написаны для нетрадиционных составов, одно из наиболее известных — «Русское бедное» для экстремального вокала  Так называют нестандартные и нетради­ци­он­ные для академической музыки вокаль­ные практики — рычание, клекот, обертонное горловое пение и пр., деревянных ящиков, мусорных баков, батарей центрального отопления, сирен, колоколов и железных листов. 

«Capriccio-1» в исполнении скрипача Артура Зобнина переосмысляет старин­ный жанр каприччио (каприса), сольной виртуозной пьесы. Нам этот жанр знаком прежде всего по знаменитым 24 каприсам для скрипки соло Никколо Паганини, но классическое определение жанра из словаря XVII века описывает его как «произведение, в котором сила воображения имеет больший вес, чем следование правилам искусства»  Антуан Фюретьер. «Всеобщий словарь, содержащий все слова французского языка, как старинные, так и новые» («Dictionnaire universel, contenant tous les mots francais, tant vieux que modernes»). 1690 год.. Акцент на виртуозность появился чуть позже, но в любом случае — как мог бы выглядеть каприс, который ты берешься писать в начале XXI века? В этом шумовом сочинении легко расслышать писк сочинителя, придавленного тонной уже написанной кем-то музыки; расте­рянность и бесстрашие, с которыми скрипач выжимает из инструмента все новые звуки — играя смычком по подставке и корпусу, расстраивая скрипку на ходу. Легко принять его просто за радикальный фак всему академическому миру, необходимости искать свое место и как-то соотносить себя с много­веко­вой традицией, с громадным корпусом классических сочинений. Но на самом деле в него любопытно вслушиваться — бунтуя против канона, Дорохов создает свою довольно прихотливую форму, вполне отвечающую старинному опреде­лению жанра. И конечно, в нем несложно услышать и автора — бескомпро­миссного бунтаря и спорщика, который, по словам друзей и коллег, жил словно без кожи. Он умер от инсульта в 28 лет.

Другие выпуски
Fancymusic дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Литература

10 цитат из писем Тургенева

О бумагах, спущенных в ватерклозет, 69 вальдшнепах, великом несчастье и великом счастье