Дневниковые записи в нотной тетради

Кирилл Широков. «Ежедневные мелодии»

Одной из важных примет московской концертной жизни нулевых и десятых годов стало бурное развитие импровизационной сцены. Большая компания новых композиторов и дружественных им исполнителей стала собираться на неакадемических площадках (например, в музеях и галереях), чтобы играть камерную музыку друг друга, исполнять текстовые партитуры  Когда музыка записана не нотами, а в виде словесных инструкций., импровизи­ровать по неко­торым гибким правилам или вовсе без правил. Отчасти это было вызвано тем, что их музыку по-прежнему не играют академические коллективы, ее не пускают на филармоническую сцену, а ансамблей, специализирую­щихся на современной музыке, в России очень мало. «Если мы себя нормально не сыграем, никто не сыграет. Я бы даже не называл нас кружком, мы все очень разные. Александр Маноцков, Кирилл Широков, Владимир Горлинский — более непохожих людей не найти! А когда мы играем, получается круто», — коммен­тирует композитор Алексей Сысоев  А. Мунипов. «Фермата. Разговоры с композиторами». М., 2019 (готовится к выходу в «Новом издательстве»)..

Молодой выпускник Московской консерватории Кирилл Широков — один из ярких участников этой группы. Его сочинения нередко кажутся отражением влиятельной идеологии композиторской группы Wandelweiser  Wandelweiser — неформальная группировка композиторов и перформансистов в новой экспериментальной музыке из Швейцарии, Германии, Америки и Голландии, образованная в 1992 году. Они с особенным удовольствием подвергают пересмотру традиционное пред­ставление о пьесе, ее форме, о том, как она может разворачиваться в пространстве. «Тишина у них перевешивает звук настолько, что сочинение балансирует на грани исчез­новения. Не раз и не два я ставил диск кого-нибудь из Wandelweiser и забывал, что его включил», — пишет критик New Yorker Алекс Росс., которую объединяет любовь к разреженной музыке — крайне тихой, продолжительной, с длинными обморочными паузами.

Но «Ежедневные мелодии» — это совсем другая музыка. Это просто мелодии, возникавшие в голове у автора в процессе будничных прогулок. Такой корот­кий непритязательный нотный дневник, прекрасные вневременные вещи. Написаны для любого звуковысотного инструмента: можно играть на рояле, можно на игрушечном фортепиано, а можно — как здесь — на скрипке. 

Кирилл Широков: «Объединяет эти незатейливые вещички то, что все они не сочинены, а получились сами собой. Я имею привычку напевать не знако­мую, а (почти) каждый раз заново найденную мелодию, если, например, иду по улице. Если я ловлю себя на том, что напеваю то, чего не напевал ранее, имею привычку фиксировать это, если есть пишущий предмет и поверхность, на которую эту самую мелодию можно нанести („донести до дома“ получилось только однажды)»  А. Мунипов. «Фермата. Разговоры с композиторами». М., 2019 (готовится к выходу в «Новом издательстве»)..

Другие выпуски
Fancymusic дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

11 слов, помогающих понять бразильскую культуру

Кофеечек, мутить, ласковое поглаживание по волосам, квитанции и коррупция