Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Давай!

Формула прощания, очень фамильярная и дружеская. Форма повелительного наклонения чрезвычайно абстрактна по смыслу, что сближает ее с такими формулами, как бывай и будь. Во всех этих случаях речь идет о максимально «пустом» побуждении, иначе говоря, побуждении как таковом без какой-либо конкретизации. Встречается также во множественном числе: Давайте! Часто сопровождает­ся частицами ну и ладно.

«Хуже, чем есть, уже не будет! Ну, давай! Леня вырвал руку и стремительно зашагал в сторону метро».

Алексей Моторов. «Преступление доктора Паровозова»

«На руке у него был вытатуирован аккуратный „феррари“.

     — Нравится? — сказал он, заметив мой взгляд. — Классная наколка. После больницы сделал. Ну, давай! Заходи, если чего надумаешь.

     Я стоял и смотрел ему вслед, пока он не обернулся.

     — Слышь, — крикнул он. — А ты чего в травматологии-то лежал?

     — Да так, — махнул я в ответ. — Бандитская пуля…»

Андрей Геласимов. «Год обмана»

С этим прощанием связаны, пожалуй, две проблемы. Первая: почему оно вызывает у многих гораздо более сильное отторжение, чем, например, схожие с ним бывай и будь? Возможно, это связано с тем, что последние все-таки относятся к просторечию и существуют как бы в иной среде. Давай! же в боль­шей степени характеризует не говорящего, а стиль общения.

Вторая: откуда оно все-таки взялось? Очевидно, что это некое сокращение, как и пока, и будь, и бывай, но совершенно непонятно, чего именно. В сетевых дискуссиях встречаются самые разные предположения.

Кто-то считает, что это предложение пожать руку: Давай руку пожмем на про­щание, — или просто пожелание типа Давай у тебя все будет хорошо. Кто-то, напротив, полагает, что это побуждение к уходу: Давай уходи (или Давай про­щаться). Последнее напоминает музыкальный мем «Ты кто такой? Давай, до свидания!», но все же далеко от истины.

Во всех этих случаях давай интерпретируется как побуждение собеседника или собеседника вместе с самим говорящим. Однако весьма вероятно, что побужде­ние относилось не к ним. В Националь­ном корпусе встречается несколько десятков примеров с устойчивым выражением давай Бог — начиная примерно с середины XIX века:

«В добрый час! ― Давай бог! ― Ноне стариков не дюже слухают…»

Михаил Шолохов. «Тихий Дон»

«Счастливо. Давай бог. Вернуться вам поскорей».

Вера Панова. «Валя»

Есть даже несколько примеров более длинной конструкции — давай тебе Бог (редко, но встречается и существительное типа «здоровье» и т. п.: Давай тебе Бог здоровья!):

«Ну, что ж, давай Бог, давай тебе Бог!»

Александр Островский. «На всяко­го мудреца довольно простоты»

«Сумей ишо четыре креста заслужить, давай тебе бог!»

Михаил Шолохов. «Тихий Дон»

Интересно, что в XIX веке эта формула использовалась совершенно не обяза­тельно как прощание, а просто как пожелание. Так, например, сегодня жела­ют: Дай Бог! Лишь постепенно функция прощания становилась основной, и так же постепенно формула сокращалась. Было отброшено местоимение ты, потом утратилось существительное Бог, а оставшаяся глагольная форма была переосмыслена как побуждение собеседника.

Кого раздражает

Филологов и других образованных людей, которые считают эту формулу слишком пустой, упрощенной и потому невежливой, забывая о том, что чем популярнее в устной речи формула, тем скорее мы пытаемся ее сократить.

Другие выпуски
Этикет дня
Искусство, История

Вся история музыки в 65 карточках

Ключевые события европейской академической музыки: от Пифагора до Кейджа