Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Извиняюсь

«— Ну, а теперь, вооруженный передовой теорией, я полагаю, вы полетите с женщиной на борту?
     — Полечу. Извиняюсь, товарищ генерал.
     — Кстати, усвойте, лейтенант Ночкин, поборник патриархата: говорить «извиняюсь» невежливо. Это значит: «извиняю себя», «снимаю с себя вину». Люди воспитанные говорят: «Извините» или «Извините, пожалуйста», а по уставу: «Виноват». Поняли?
     — Понял. Извиняюсь, товарищ генерал. Разрешите идти?»

Ирина Грекова. «На испытаниях»

«На Кузнецком, Петровке, Тверской нельзя было протолкаться. Магазины, кофейни, театры ― полны, и повсюду было слышно новорожденное словечко: „извиняюсь“».

Алексей Толстой. «Хождение по мукам»

Формула извинения. Относится к просторечию, хотя и не такому очевидному, как принято считать. Основные мифы, связанные с извиняюсь, содержатся в вышеприведенных цитатах. Во-первых, считается, что это слово распростра­нилось после революции и является признаком отчасти варварства, отчасти лакейства. Во-вторых, ему приписывается особая невежливость: говорящий якобы извиняет сам себя.

Первое не вполне точно. Русский славист Афанасий Селищев писал в своей знаменитой книге «Язык революционной эпохи», что слово распространилось с начала войны, но встречалось и раньше — у Гончарова и Достоевского. Правда, по его мнению, ранее оно выражало искреннее, иногда глубокое раскаяние, что подчеркивалось словами тысячу раз и подобными, а потом превратилось в формальное пустое словечко.

Действительно, сейчас извиняюсь употребляется в том числе как вводное слово: Вы, извиняюсь, кто? Но далеко не только так. Более того, оно, например, может усиливаться словом дико. Выражение Я дико извиняюсь, возможно, имеет одес­ские корни, по крайней мере встречается в словарях «одесского языка», но распространилось значительно шире:

«Я дико извиняюсь, гражданин начальник. Страхуил вас беспокоит».

Сергей Довлатов. «Холодильник»

Удивительным образом похоже на премного извиняюсь, характерное для XIX века, что заставляет отчасти усомниться в словах Селищева:

«Премного извиняюсь, что, будучи совершенно незнаком вам лично, беспокою вас настоящим письмом».

Иннокентий Омулевский. «Шаг за шагом»

С лакейством тоже не все так просто. Это слово, например, использует Андрей Белый в докладе на заседании Вольной философской ассоциации:

«Я, товарищи, извиняюсь, что так много отнял у вас времени, но вы видите ― даже краткий пробег по основным символам поэзии Блока, лишь краткое перечисление этих символов показало нам глубокую органологическую связь всего его творчества от „Прекрасной Дамы“ до „Двенадцати“».

Или совсем современный пример. На Петербургском цифровом форуме — 2018 Анатолий Чубайс начинает свое выступление так:

«Я хотел, извиняюсь, нарушаю, наверное, порядок, хотел включиться в дискуссию».

Речь обоих этих ораторов едва ли можно отнести к просторечию и уже тем более к варварству и лакейству.

Второе мнение — про извинение самого себя — и вовсе неверно. Постфикс -ся совершенно не обязательно означает направленность на себя (например, собака кусается, что не означает укус самой себя). Это слово, конечно, обладает свойством перформатив­ности, то есть его произнесение само по себе является извинением.

Кого раздражает

Филологов и пуристов, которые постоянно напоминают о недопу­стимости «извинения себя».

Другие выпуски
Этикет дня
Литература

История муми-троллей

Как финская художница придумала удивительный новый мир