Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Мать

Одно из самых многофункцио­нальных обращений к женщине. При этом ни один из вариантов не является в полной мере нейтральным. Это, во-первых, обращение к собственной матери, во-вторых, к жене, матери общих детей, в-третьих, к любой немолодой женщине, прежде всего незнакомой, в-четвер­тых, к близко знакомой женщине любого (предпочтительно молодого) возраста.

Еще один тип употребления, связанный с названием монахини или жены духовного лица (обычно с именем: мать Тереза, мать Пульхерия), для простоты рассматриваться не будет.

«Поздно ночью, когда Дмитриев вернулся, Ксения Федоровна зазвала его в свою комнату в красновато-кирпичных обоях и сказала, что у нее скверное настроение и она не может заснуть из-за этой истории. Он не понял: „Какой истории?“ ― „Ну, вот из-за того, что они уехали“.      Дмитриев выпил у соседей две рюмки коньяку, был слегка взвинчен, неясно соображал и, махнув рукой, сказал с досадой: „Ах, чепуха, мать! Стоит ли говорить?“»

Юрий Трифонов. «Обмен»

«Запомните, ― говорил Шпондя, ― коли нельзя одолеть сразу большого куска, дели его на меньшие и еще меньшие, а коли надо, то и на еще меньшие». ― Хорошо! Разрезали, положили в рот, жуют, ― описывал дядя Шустов то, что сам проделывал.
     ― Мать! Жестковато и суховато! ― неожиданно обратился он со стра­дающим лицом к жене, совсем в другом, так сказать, в домашнем тоне.
     ― «Если кусок сух, ― учили дети словами Шпонди, ― оживляй его красивым вымыслом воображения».

Константин Станиславский. «Работа актера над собой»

«Проводник. …Служебный вагон, мать! (Анне.) Проходите, девушка, отдыхайте. (Марии.) Пошла, пошла, пошла, пошла! Давай, мать».

Из фильма «Кавказская рулетка»

«Откочевывали в городишко сахар, галеты, пшенный концентрат, а когда и банки с тушенкой. Шальная от удач Рита бегала туда по две-три ночи в неделю: почернела, осунулась. Женька укоризненно шипела в ухо:
     ― Зарвалась ты, мать! Налетишь на патруль либо командир какой заинтересуется ― и сгоришь.
     ― Молчи, Женька, я везучая!
     У самой от счастья глаза светятся: разве с такой серьезно поговоришь?»

Борис Васильев. «А зори здесь тихие»

Несмотря на гуманистическую ценность слова мать, в качестве обращения оно далеко не всегда вызывает положительные ощущения. Отсюда, например, вопросы в интернете типа: «Считаете ли Вы обращение МАТЬ… обидным или некрасивым?»

В своей основной функции — обращения к родной матери — оно уже давно не является стилистически нейтральным, уступив эту позицию детскому слову мама. Такое обращение к собственной матери трудно охарактеризовать единым образом — оно может относиться к просторечию, быть грубоватым или суро­вым (подчеркнуто взрослым):

«Атаманша. Здравствуй, дочь! (Дает девочке щелчок в нос.
Маленькая разбойница. Здравствуй, мать! (Отвечает ей тем же.

Евгений Шварц. «Снежная королева»

«Мать. Помру вот я уж скоро.
Виктор Багров. Ничего, мать!
Мать. Ехал бы, что ль, к брату-то в Москву…»

Из фильма «Брат-2»

Подобное обращение к жене тоже относится к просторечию. Оно возникает в семье при рождении детей, но сохраняется и после их взросления и ухода из дома:

«До полудня он терпел, ждал: может, отпустит, может, оживеет маленько под сердцем ― может, покурить захочется или попить. Потом понял: это смерть.
     ― Мать… А мать! ― позвал он старуху свою. ― Это… помираю вить я.
     ― Господь с тобой!..»

Василий Шукшин. «Как помирал старик»

Просторечное обращение к вообще немолодой женщине упоминал еще и В. И. Даль: «Дружески, всякая женщина в летах чествуется матерью (как теткою)».

В четырехтомном толковом словаре русского языка оно иллюстрируется таким примером:

«— И ты напрасно огорчаешься, мать.
     Это простое приветливое слово сразу ободрило Анфусу Гавриловну, и она посмотрела на гостя, как на своего домашнего человека…»

Дмитрий Мамин-Сибиряк. «Хлеб»

Сегодня ему соответствует сразу несколько разных подтипов. С одной стороны, это просторечное обращение к немолодой незнакомой женщине от лица чело­века существенно моложе и, как правило, мужского пола, например в трамвае: «Садись, мать». На другом полюсе находится обращение к женщи­не скорее молодого возраста, с которой говорящий находится в приятельских отношениях.

Последнее обращение нельзя считать просторечием, но оно, безусловно, сверхфамильярно и появилось, по-видимому, во второй половине XX века. Его с равным успехом используют и мужчины, и женщины. Вот разговор двух студенток  Из материалов Саратовского университета.:

«А. Привет, мать!
     Б. Привет!
     А. Ты откуда, с тренировки опять?»

При этом существует и промежуточная ситуация, когда мы можем говорить об обращении к знакомой и немолодой женщине, которое и просторечно, и фамильярно:

«― Так чего же ты хотел, Георгий? ― спросила Люба. ― Обманывал-то… Обокрасть, что ли, меня?
     ― Ну, мать! Ты даешь: поехал в далекие края ― две пары валенок брать. Ты меня оскорбляешь, Люба.
     ― А чего же?»

Василий Шукшин. «Калина красная»

На примере этого слова видно, какой извилистый путь может пройти обра­щение: от прямого и нейтрального употребления до различных переносных и стилистически маркированных.

Другие выпуски
Этикет дня
Искусство, История

Вся история музыки в 65 карточках

Ключевые события европейской академической музыки: от Пифагора до Кейджа