Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Прием слабительного, или Новости о стрельбе в короля Швеции!

Джеймс Гилрей. Прием слабительного, или Новости о стрельбе в короля Швеции! 1792 годNational Portrait Gallery, London / Wikimedia Commons

1792 год был тревожным временем для европейских монархов. Французский король Людовик XVI с июня предыдущего года по приказу революционных властей находился под домашним арестом. 1 марта 1792 года в Вене внезапно умер 44-летний император Священной Римской империи Леопольд II — ходили слухи о его отравлении. Спустя две недели, 16 марта 1792 года, на бале-маскараде в Стокгольме выстрелом в спину был смертельно ранен шведский король Густав III. Леопольд II и Густав III вместе с Екатериной II возглавляли европейскую коалицию против революционной Франции. Их смерти, казалось, были знаком ко всеобщему восстанию — ни один монарх в Европе не мог чув­ствовать себя спокойно.

Лишь в такой свободной стране, как Англия, столь жестокая и бесцеремонная карикатура на короля, возникшая в это опасное для государственного строя время, могла сойти ее автору с рук. «Еще одного монарха прихлопнули!» — цинично возглашает премьер Уильям Питт, по-свойски врываясь в королев­ский клозет к Георгу III. Принесенная им новость прочищает монаршие желудки не хуже слабительного — даже лев на украшающем стену королевском гербе не смог сдержать себя от ужаса. Герб придает отхожему месту сходство с тронным залом. В то же время ночной колпак на голове короля, напоминаю­щий фригийский, и голый зад короля неожиданно делают его самого схожим с санкюлотом (дословно «бесштанником»)  Санкюлот (от франц. sans-culotte — «без кю­лот») — прозвище французских революцио­неров из низших и средних классов, носив­ших длинные брюки вместо модных у аристо­кратов коротких штанов кюлот.. От королевского величия не оста­лось и следа — мир перевернулся.

Существует мнение, что появление подобных панибратских, сниженных обра­зов Георга парадоксальным образом предотвратило развитие революционных настроений в Англии, сделало образ этого короля — не самого приятного в общении и не склонного к демократии человека — близким и понятным народу. Смех и свобода обезоружили смуту.

Другие выпуски
Карикатура дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

11 слов, помогающих понять эскимосскую культуру

Жир кита, сто видов льда, танцы с бубнами и клановая принадлежность