Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Ксива

Существительное из воровского жаргона. Заимствовано из идиша. В идише существительное ksiva означает «нечто написанное, запись»; в том числе письмо или документ. Сегодня в русской речи ксива используется как ярко окрашенный жаргонизм и исключительно в значении «документ». Подтвер­ждением этому служат современные примеры из Национального корпуса русского языка.

«— <…> Зато в другом фартит: ты на свободе живешь, да таких, как я, прессуешь! У тебя пушка, ксива, власть…
     Юматов взглянул на молодого помощника».

Даниил Корецкий. «Менты не ангелы, но…» (2011)

«По ксивам они были слесари-сантехники ЖЭКа № 27».

Михаил Гиголашвили. «Чертово колесо» (1988–2007)

В этих примерах ксива близка по значению к другому жаргонизму — корочки. Однако в мемуарной и художественной литературе, относящейся к более раннему времени, в частности к эпохе сталинских репрессий, это слово имеет другое значение. 

«Чтобы они не были ворами, блатными, ибо тогда рабочий день будет потрачен на всякие встречи, передачу „ксив“ ― записок, а не на работу».

Варлам Шаламов. «Хлеб» (1956) 

«— <…> И теперь, пока тот легавый не отдышится, доктора вашего, гражданочка, еще не раз привезут на центральный. Так что давай строчи ксиву. Передам, подлец буду, передам!»

Евгения Гинзбург. «Крутой маршрут». Часть вторая (1975–1977)

В этих примерах ксива означает «письмо» и близко к другому слову из воров­ского жаргона — малява.

И значение «документ», и значение «письмо» могут соотноситься со значением исходного существительного из идиша.

Считается, что в русском воровском жаргоне много заимствований из идиша, некоторые из которых, в свою очередь, восходят к ивриту: блатной, фраер, малина, мусор, хипеш и др. В интернете ходят целые списки таких слов, но при более внимательном рассмотрении практически для каждого из них можно найти и альтернативную версию происхождения, не связанную с идишем и порой более достоверную. Основным доказательством их «еврейского» происхождения часто оказывается созвучие и отдаленное семантическое сходство с каким-либо ивритским или германским корнем. В качестве яркого примера может служить слово шмон («обыск»), близкое по звучанию к иврит­скому числитель­ному shmone со значением «восемь» и сопровождаемое красивой легендой о том, что обыски в российских тюрьмах начала XX века проводились в восемь часов. К сожалению, никаких других подтверждений (в том числе историче­ских) не существует, и этимология остается неподтвержденной.

Однако, несмотря на сомнения в конкретных этимологиях, в целом гипотеза о влиянии идиша на воровской жаргон вполне убедительна.

Другие выпуски
Заимствование дня
История, Искусство

10 визитных карточек Месопотамии

Крылатые быки, зиккураты, ворота богини Иштар и другие памятники