Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

О теще

— А почему ваша теща умерла?
— Да вот грибочков поела.
— А почему у нее зубы выбиты?
— Да она их есть не хотела.

Может показаться, что истории про напряженные отношения между тещей и зятем относятся к числу вечных сюжетов фольклора. Однако если мы посмотрим на традиционный фольклор русских крестьян XIX века, то увидим совершенно иную картину: и пословицы, и обрядовые песни показывают достаточно теплое общение между зятем и тещей («У тещи зятек — любимый сынок»), в то время как отношения между невесткой и свекровью почти всегда описываются как полномасштабная вражда («Лютая свекровушка без винушки бранит!»).

Такой парадокс объясняется спецификой деревенских свадеб: нормой считалось, когда невеста, вступив в брак, переезжала в дом жениха, где жила под одной крышей с его родителями — свекром и свекровью. Как правило, родители, считая себя полноценными хозяевами дома, строго относились к молодой жене сына, что приводило к многочисленным конфликтам и нахо­дило отражение в фольклоре. С тещей же зять сталкивался преимущественно на праздники — например, во многих деревнях по традиции на масленичной неделе зять приезжал к теще на блины. Собственно, большин­ство сюжетов традиционного фольклора, касающихся отношений зятя и тещи, посвящены именно обрядовому кормлению зятя. Впрочем, в неко­то­рых шуточ­ных песнях зять проявляет агрессию по отношению к теще  Приезжай-ка, теща, ко мне во Масленицу. // Я для тебя припасу // Четыре дубины березовых // Да пятый кнут. // По шее-то колом, // А по спине-то кнутом.. Однако это скорее исключение, чем правило.

Зато в городе отношения зятя и тещи резко портятся. В стесненных условиях города конца XIX — начала XX века взаимоотношения тещи с зятем оказыва­лись более тесными, чем в сельской местности, и не ограничивались взаимным угощением  В. Елистратов. Метафизика тещи // Нева. 2005. № 9. С. 205–218.. Нередко бывало так, что крестьянин, переехав в город, находил себе здесь жену, однако вынужден был жить с ней у тещи. В это время на го­родских базарах одной из традиционных продаваемых игрушек становится «тещин язык», скрученная бумажная трубочка, которая при вдувании воздуха со свистом раскручивается и показывает острое перышко на конце. Иван Шмелев в рассказе «Веселый ветер» (1927) описывает, как его рекламировали продавцы: «Самый злющий тещин язык, с жалом! Шипит-свистит, на кончике-то, глядите… пистолет! Злющая была, вчерась только сдохла-померла!»

Свой вклад в дело демонизации тещ внесли и русские писатели, достаточно вспомнить фельетон Антона Чехова «Теща-адвокат» (1883) или рассказ Василия Шукшина «Мой зять украл машину дров» (1971). В позднесоветское время сюжеты про конфликты зятя с тещей стали популярным материалом для творчества юмористов и карикатуристов, в это же время теща стала появляться в анекдотах. В целом для анекдотов про тещу характерен черный юмор, они жестче и злее, чем юмористические произведения на ту же тему, а центром сюжета часто становятся попытки зятя убить тещу.

Другие выпуски
Анекдот дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Искусство

12 цитат из автобиографии Игоря Стравинского

Скандалы и кражи, сосиски и папиросы, апология порядка и музыка