Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

История

5 конструктивистских клубов

От народного дома к дворцам культуры: рассказываем историю рабочих клубов, построенных в Москве, Ленинграде и Свердловске в 1920–30-е годы

Рабочий клуб стал символом и манифестом новой, социально ориентиро­ванной архитектуры 1920-х, хотя появились эти заведения еще в конце XIX века. Рабочих, новых жителей быстро растущих индустриальных горо­дов, нужно было обеспечивать каким-то досугом: они не ходили в церковь, не имели образования и денег и угрожали общественной безопасности. Решением стали народные дома — Volkshaus, people’s house, maison du peuple и так далее. Первое такое учреждение возникло в Томске в 1882 году, а затем и в других российских и европейских городах. Эти благотворительные институции создавались местными национальными или религиозными общинами на собранные деньги или за счет спонсоров. 

Народный дом не всегда строился заново. В предреволюционной Москве десятки таких домов открывались где придется, а с нуля был спро­ектирован и возведен только один народный дом — Введенский  Здание построили в 1903 году, в 1947-м оно было перестроено. В разное время дом занимали различные учреждения, сейчас в нем располагается танцевально-концерт­ный зал «Дворец на Яузе».. Внутри размещался театр, часто самодеятельный, буфет (в Москве его обычно устраивало об­щество трезвости), библиотека-читальня, кружки для детей и взрослых, первые электротеатры (то есть кинотеатры), ремесленные мастерские для обучения детей и многое другое.

Введенский народный дом. Москва, 1913 год Wikimedia Commons

Богатые города — Брюссель, Цюрих, Санкт-Петербург — могли позво­лить себе привлечь к проектированию и строительству передовых архитекторов. Особенно известен в архитектурном мире народный дом, построенный в 1897 году в Брюсселе мастером модерна Виктором Орта (дом простоял до конца 1960-х, после чего был снесен).

Народный дом императора Николая II. Санкт-Петербург, 1900 годБиблиотеки Петроградской стороны

Народный дом императора Николая II — крупнейший в России — был возве­ден в Санкт-Петербурге на Кронверкском проспекте из металлокон­струк­ций, сделанных для выставочного павильона Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде и пролежавших несколько лет на складе. В начале 1930-х это здание переоформлял Казимир Малевич вместе с Анной Лепор­ской, известной сейчас в основном супрематическим фарфором  Здание пострадало в пожаре 1932 года, пережило войну и множество перестроек и стоит до сих пор.

С середины 1920-х годов появляется и входит в моду новый термин — «рабочий клуб». Чаще всего так называют учреждение, которое существует при предприятии, а стройка финансируется за счет профсоюзных взносов. За разработку новых принципов проектирования берутся лидеры новой архитектуры — московские конструк­тивисты братья Веснины, Яков Корнфельд, Игнатий Милинис, Иван Леонидов, их творческий оппонент Константин Мельников, а также ленинградцы Александр Гегелло, Григорий Симонов и Андрей Оль. Уже к 1927 году строятся десятки новых зданий. 

Большинство клубов помещались в двух соединенных друг с другом корпу­сах: театральном (зрелищном) и кружковом (клубном). Иногда был и третий корпус — спортивный. Конструктивистский метод предлагал разложить все необходимые помещения на участке в свободной асимме­тричной компонов­ке и облечь их в простые геометрические формы. С середины 1930-х рабочие клубы снова переименовывают. В употребление входит более привычный нам термин — «дом (дворец) культуры». Во-первых, к тому времени целевой аудиторией этих учреждений были не только рабочие, во-вторых, клубы теперь привязаны к административно-территориальному делению и строят­ся в конкретных районах.

Игнатий Милинис, член ОСА  Объединение современных архитекторов — самая многочисленная и влиятельная группировка архитекторов в СССР. Была основана в 1925 году и выступала под ло­зун­гами конструктивизма и функцио­нализма., соратник лидера конструктивистов Моисея Гинзбурга, вместе с ним создавший дом Наркомфина, проектируя ДК завода «Серп и молот», определял задачу так:

«Клуб готовит и воспитывает активных пролетариев — участников социалистического строительства, самодеятельность которых должна широко разворачиваться в ряде организаций рабочего класса.
     В условиях нэпа клуб фактом своего существования и всеми своими качествами должен стимулировать переход к социалисти­ческому обществу. Включая в себя максимум элементов наиболее прогрессивных форм быта, являясь действительностью, пропаган­дирующей социализм, он тем самым становится мощным рычагом в деле формации нового человека».

Самыми известными на исходе 1920-х стали проекты клубов Константина Мельникова, первыми заказчиками — профсоюзы, а места строительства выбирались поближе к промышленным зданиям или центрам новых районов и городов. Далеко не все заметные в архитектурном отношении рабочие клубы были построены конструктивистами, но именно их здания стали самыми известными в архитектуре русского авангарда.

 
Что такое конструктивизм
Пять принципов конструктивизма — на примере пяти зданий: завода, клуба, жилого дома, фабрики-кухни и театра

1. Клуб Союза коммунальников имени Русакова в Москве

Одна из наиболее известных построек архитектора Константина Мельникова, автора шести рабочих клубов, и его любимый проект. Придумывая очень раз­ные пространства, Мельников доказывал на практике ограниченность кон­струк­ти­вистского метода поиска «идеальной» формы для каждой конкретной функ­ции. Свой самый известный клуб он строит в 1927–1929 годах для работников Сокольнического трамвайного депо и вагоноремонтного завода.

Со стороны Русаковки клуб выглядит очень футуристично: над улицей, словно сегмент огромной шестеренки, нависают три глухих торца трибун. Сами глухие поверхности использовались для агитации — при недавней реставрации на них вернули рельефы с названием клуба и лозунгом: «Профсоюзы — школа ком­мунизма». А на старых фотогра­фиях видно, что под трибунами и между ними вешали лозунги, плакаты и портреты вождей. Под трибунами же сделана терраса с мостиками лестниц на улицу: это и эвакуационные выходы, и часть задуманной циркуляции посетителей. В случае большой нагрузки — к примеру, на 1 Мая или 7 Ноября — рабочих впускали в клуб согласно так называемой прямоточной системе, разработанной Мельниковым для гаражей. Они, как обычно, входили с улицы на цокольный этаж, поднимались в зал для короткого представления и выхо­дили через боковые трибуны прямо на террасу, не стал­киваясь со следующей партией. Со стороны предприятий, расположенных ближе к Яузе и по­стро­енных еще до революции в краснокирпичной стилис­тике, клуб тоже кирпич­ный. Острый нос, напоминающий пароход с трубой, встречал идущих со смены рабочих новыми формами, но привычным строи­тельным материалом. С третьей же, боковой стороны клуб обращается к нам стеной с множеством окон — будто разрезом внутренних помещений.

Отдельных клубных комнат здесь нет: предполагалось, что большой зал на 1300 мест можно будет трансформировать в шесть малых. Три отдельных зала в нависающих над улицей объемах должны были отсекаться специаль­ными затворами, становясь классными комнатами. По бокам, на уровне партера, также выделялось два зала — с возможностью перестановки кресел. Не считая административных помещений, фойе и гарде­роба, только библиоте­ка была не связана с залом напрямую, ее стеклянный витраж выходит на тер­расу. К сожалению, идеи трансформации зала, инже­нерный проект которой был подготовлен на СВАРЗ  Сокольнический вагоноремонтный завод., остались нереализован­ными, опередив свое время на два или три десятилетия. 

2. Клуб фарфорового завода в Ликино-Дулёво

Это единственный, не считая выставочных павильонов и одной дачи, проект Мельникова, построенный за пределами Москвы. Заказчиком выступил Союз химиков, для которого архитектор спроектировал и построил клубы у фабрик «Свобода», «Каучук» и Дорогомиловского химзавода имени Фрунзе. В Дулёве, у фарфорового завода, выпускающего знаменитый кузнецовский фарфор, Мель­ников поставил клуб на границе парковой территории, предложив исполь­­зовать заднюю часть сцены как летнюю эстраду. В плане здание имеет пять выступающих ризалитов  Ризалит — часть здания, выступающая за основную линию фасада во всю его высоту., примыкающих к фойе и зрительному залу, расположенному на уровне первого этажа. Можно сравнить эту схему с пяти­конечной звездой, хотя в 1920-е такие метафоры (звезды, шестерни, пароходы, тракторы) редко были так буквальны, как в 1930-е

Большой зал имеет пологий покатый пол, который плавно спускается к оркес­тровой яме и сцене. Пожалуй, это самый театральный клуб Мельникова. Тут лучшая акустика, и отказ от задуманной трансформации ей почти не повредил (напри­мер, изначально круглый балкон над партером предполагалось изоли­ровать с помощью подвижной ширмы, отсекавшей его от основного объема). В боко­вых же крыльях — лучах звезды — расположены кружковые помещения и спортивный зал с очень редкими сейчас деревянными фермами  Ферма — решетчатая несущая конструкция из дерева или металла, реже железобетона, служащая для перекрытия больших проле­тов. перекры­тий.

Из всех подобных построек архитектора именно этот клуб сохранился в наибо­лее аутентичном виде: ремонты 1950-х и замена большинства окон в 2010-е нанесли свой урон, но проект реставрации с воссозданием утраченного и реализацией трансформации зала (балкон будет превращаться в отдельный небольшой зал, а сцена — открываться назад, в сторону парка) готов и ждет утверждения и финансирования. 

 
6 конструктивистских башен
Шуховская в Москве, проект самой высокой башни в мире, Белая башня в Екатеринбурге и другие удивительные конструкции

3. Дворец культуры Пролетарского района в Москве

ДК ЗИЛа был построен по проекту братьев Весниных в 1931–1937 годах и завер­шает эпоху строительства рабочих клубов. Районный ДК стал заводским просто потому, что ЗИС (он же АМО, он же ЗИЛ) был крупнейшим предприя­тием в этой части города. Комплекс возник на месте взорванного в 1930 году Симонова монастыря (архитекторы, конечно, никак не были связаны с этим позорным событием). По проекту клуб должен был стать самым большим зданием этого типа в стране, но отдельно стоящее здание овальной формы с большим зрительным залом и прямоугольный спортивный зал так и не были построены. 

Комплекс представляет собой большое Т-образное в плане здание, рассчитан­ное на 4000 посетителей. На проект повлияли передовые архитектурные прин­ципы, в том числе знаменитые пять отправных точек современной архитекту­ры Ле Корбюзье: опоры-столбы, крыши-террасы, свободная планировка, сво­бод­ный фасад, ленточные окна. Боковая сторона зрительного зала располо­жена ближе всего к улице. От зала отходит длинная анфилада помещений для кружков. Она прорезана аркой и упирается в зимний сад. По обеим сторонам зимнего сада начинаются еще две анфилады, левая заканчивается небольшим репетиционным залом, оборудованным для театральных представ­лений, правая — буфетом, в котором сейчас библиотека. Прямо над зимним садом расположен полукруглый лекторий, а над ним — купол обсервато­рии.

У здания простые геометрические формы: это вытянутые параллелепипеды с остекленными эркерами  Эркер — выступающая из плоскости фасада часть здания, как правило остекленная для лучшей освещенности и инсоляции помещения. и цилиндрическими ризалитами лестничных клеток.

В середине 1970-х здание сильно перестроили: интерьеры отделали мрамором, стены залов обшили панелями, светотехническое оборудование и фонтаны зимнего сада поменяли, а проездную арку заложили, устроив внутри буфет. В конце 2000-х еще одна реконструкция прошла в фойе главного зала и буфете. Тем не менее дом культуры до сих пор выполняет свою функцию. Именно с него в начале 2010-х Департамент культуры начал свою программу оживле­ния районных ДК. К реставрации здания это пока что не привело: в 2014 году крайне неудачный проект реставрации был отвергнут совместными усилиями дирекции ДК и специалистов по охране наследия.

4. Дом культуры Московско-Нарвского района в Ленинграде

Район завода имени Кирова в Петербурге — крупнейший заповедник архи­тектуры 1920–30-х годов. В это время тут построили больницу, фабрику-кухню  Фабрика-кухня — механизированное предприятие общественного питания. Получило распространение в 1920–1930-е годы в СССР. Уникальный тип сооружения с архитектурной и социокультурной точки зрения., школу, здание райсовета, жилые дома, а также клуб, открывшийся в 1927 году, к десятилетию революции. Проект выполнили Александр Гегелло, Александр Дмитриев и Давид Кричевский. Конкурсное проектирование началось еще в 1920 году, а стройка — пять лет спустя.

Общая идея компоновки клуба близка театральным зданиям. Фасад симмет­ричен, гигантский зал в форме трапеции (1800 мест — рекордная для клуба вместимость) с трех сторон окружает зона фойе, по бокам от зала располо­жены небольшие клубные помещения (в эскизном варианте Гегелло, еще не сов­­мещенном с проектом Дмитриева, предполагались отдельные асимметричные крылья для клубной и спортивной частей). Главный фасад зажат боковыми ризалитами и чуть выгнут в плане, как будто он пытается их раздвинуть и по­тес­нить — этот прием барочной архитектуры характерен и для архитектуры экспрессионизма  Экспрессионизм в архитектуре — течение 1910–60-х годов, распространенное в Германии, Нидерландах, послевоенных США и других странах. Выделяется внутри раннего модернизма более сложными формами и неполным отказом от декоратив­ности. Крупней­шие представители — Бруно Таут, Ганс Шарун, Эрих Мендельсон, Мишель де Клерк, Ээро Сааринен. межвоенного периода. Почти сплошное остекление фойе перемежается треугольными в сечении пилонами  Пилон — столб или опора моста, верхнего этажа и так далее..

В здании сохранилось почти все изначальное убранство, включая оформление лестниц, фойе, не изменилась конфигурация зала. Потолок зала отделан ячейками-кессонами  Кессоны — четырехугольные (реже шести- и восьмиугольные) ячейки в отделке потол­ков, иногда показывающие деревянные, каменные или бетонные балки, иногда имитирующие их., им вторят полукруглые секции лож, острые переломы формы везде или сглажены фаской  Фаска — скос каменного или деревянного блока, ребра стены в архитектуре и дизайне, обычно сделанный под углом 45 градусов., или плавно скруглены — излишней декоративности в этом нет, как нет и строгости конструктивизма. 

 
Советское ар-деко, или Что такое постконструктивизм
Как опознать советскую архитектуру 1930-х годов

5. Клуб строителей в Свердловске 

В конкурсе на проект клуба, организованном профсоюзом строителей, участ­вовали многие, в том числе местные архитекторы, а победил проект Якова Корнфельда, члена ОСА, строившего клубы по всей стране  Cреди них ДК Горбунова в Москве, клуб текстильщиков в Орехово-Зуеве, клуб Ниж­него поселка Сталинградского трактор­ного завода и многие другие клубы, ДК и кино­театры, ставшие основным профилем работы архитектора..

Клуб в Свердловске стоит на перекрестке улиц Ленина и Луначарского, и его сложная объемная структура ориентирована на это расположение. Напротив — высотная по стандартам начала 1930-х годов гостиница «Городка чекистов»  «Городок чекистов» в Екатеринбурге — комплекс жилых зданий из 14 корпусов в стиле конструктивизма, историко-архитектурный памятник, построенный в 1929—1936 годах.. Три фасада из четырех выходят на улицы и общественные пространства. Согласно конструктивистскому методу формообразования, у каждого из основ­ных (клубное, зрелищное и спортивное) и вспомогательных (фойе, буфет и так далее) помещений клуба ясно читаемый прямоугольный объем. Вместе они асимметрично скомпонованы в сложную разновысотную композицию. Две самые большие части поставлены перпендикулярно друг к другу, образуя небольшой сквер, который предполагалось использовать как продолжение фойе или в качестве летней сцены. Зрелищная часть занимает прямоугольный в плане объем с асимметрично выступающей лестницей и опоясана перголой  Пергола — навес с опорой из повторяющихся секций, соединенных между собой попереч­ны­ми брусьями. крыши-террасы, где предполагалась площадка солярия  Солярий — площадка для отдыха или занятий гимнастикой на открытом воздухе, характерная для общественных зданий и санаториев этой эпохи.. Клубная часть вытянута вдоль проспекта Ленина, главной улицы города. Окна трех этажей выходят на север, обеспечивая пространство рассеянным светом. Спортивная часть выстроена во дворе и соединена мостиком-переходом с клубным корпусом. Почти все здесь решено в строгой прямоугольной стилистике, только козырек над входом и одна лестница в клубной части скруглены.

Во время войны, в 1943-м, клуб переоборудовали под нужды разместившейся здесь Свердловской киностудии. Дальнейшие перестройки происходили и внутри, и снаружи: были заложены переходы между корпусами, менялось остекление, исчезла терраса на плоской части кровли. После приватизации здания в 1990-е годы здесь открылся торговый центр, вместо театрального зала был устроен четырехэтажный атриум со стеклянной кровлей и эскалаторами. Основные фасады все еще сохраняют формы и дух конструктивизма, разве что плакаты и вывески сплошь буржуазные и контрреволюционные.

 
Определитель архитектурных стилей
От древнегреческой до экоархитектуры: главные направления в одной таблице
 
Архитектурная азбука
Не всегда понятные названия архитектурных деталей в картинках
Литература
  • Васильев Н. Ю., Овсянникова Е. Б. История архитектуры Москвы. Конец XIX века — первая половина 1930-х годов.
    Екатеринбург, 2019.
  • Кириков Б. М., Штиглиц М. С. Архитектура Ленинградского авангарда. Путеводитель.
    СПб., 2012.
  • Токменинова Л. И. Клуб строителей.
    Екатеринбург, 2016.
  • Хазанова В. Э. Клубная жизнь и архитектура клуба. 1917–1941.
    М., 1994.
  • Чепкунова И. В. Клубы, построенные по программе профсоюзов. 1927–1930.
    М., 2010.
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив