История, Антропология

День АНЗАК

Почему для австралийцев важнее память о поражениях, чем о победах

Каждый год 25 апреля по всей Австралии отмечается священный для австра­лийцев праздник — День АНЗАК. В этот день в 1915 году части Австрало-новозеландского армейского корпуса (АНЗАК) вместе с войсками союзников высадились под шквальным огнем турецкой артиллерии на полуостров Галлиполи у пролива Дарданеллы. Союзники стремились установить контроль над проливом, открывавшим выход в Черное море, и помочь России, которая вела войну на два фронта — в Европе и в Закавказье. При высадке на Галлиполи и во время последующих кровопролитных боев погибли тысячи австралийских солдат, и восемь месяцев спустя войска вынуждены были отступить с полу­острова, так и не выполнив поставленных задач.

Память о трагическом дне высадки на полуострове Галлиполи стала для австралийцев символом всех войн, в которых участвовала Австралия. День АНЗАК отмечают очень камерно: люди всех возрастов рано утром сходятся у кенотафов в городских парках и поминают своих земляков, которые погибли вдалеке от дома в разные годы.

Празднование первого Дня АНЗАК в Сиднее. 1916 год Wikimedia Commons

Но австралийцы помнят об этом дне не только как о трагедии. В обществе закрепилась идея, что именно неудачная галлиполийская операция помогла нации обрести себя, ощутить свою идентичность и место в мире. К началу Первой мировой войны жители Австралийского Союза, государства, создан­ного в 1901 году из шести британских колоний, еще ощущали себя частью Британии, и воевать многие из них отправились за британского короля и империю в составе Австралийских имперских сил  Австралийские имперские силы — экспедиционные войска Австралийской армии периода Первой мировой войны..

Марш австралийских и новозеландских солдат в сторону Вестминстерского аббатства в честь Дня АНЗАК. Лондон, 1916 год National Library of Australia

На Галлиполи брошенные верховным британским командованием в бойню как пушечное мясо австралийские солдаты и офицеры осознали, что выстоять они смогут только благодаря собственной стойкости, находчивости и товарище­ству. Символом стал австралийский народный герой Джон Симпсон, санитар-носильщик, который приспособил бесхозного ослика и, беззаботно насви­стывая, вывозил раненых по крутым гористым склонам Галлиполи до тех пор, пока не погиб сам. Именно скульптура Симпсона с осликом, а не главно­командующего армией стоит у входа в Австралийский военный мемориал в Канберре. 

В отличие от британской армии с ее давними классово-сословными тради­циями в австралийской армии возобладали принципы эгалитаризма, а тот факт, что армия была добровольческой, усиливал это единство: субординация сохранялась, но солдаты и офицеры относились друг к другу куда более дружески, чем это было принято в Британии. 

Сохранился дневник сигнальщика Эллиса Силаса с рассказом об одном из боев на Галлиполи. Его командир, «старина Марджи», видя, что солдаты их батальо­на, посланные под прямой огонь, оказались без прикрытия, был в отчаянии: «Мои бедные парни… они все погибнут; если бы только я мог их отозвать обратно. <…> …я не хочу терять моих мальчиков зазря», — но попытки посыль­ного прорваться через огонь и отозвать их были безуспешны. 

Из галлиполийского пекла добровольцы Австралийских имперских сил вышли анзаками: теперь они называли себя именно так. Более того, они осознали себя не британскими колонистами в Австралии, а новой нацией, австралийцами. Одним из первых эту трансформацию заметил Корней Чуковский. В марте 1916 года он отправился в Англию с делегацией русских писателей и журна­листов. В тренировочном лагере под Лондоном они встретились с анзаками, переброшенными туда после трагедии Галлиполи. Проведя целый день с австралийцами, Чуковский подметил характерные черты легендарных анзаков — мужество, свободолюбие, открытость и достоинство: «Отправляясь в их лагерь, я думал, что увижу обалделую чернь со следами катастрофы на лицах, а увидел беззаботных красавцев с телами гладиаторов и глазами детей. <…> Но разве можно так скоро расстаться с этим фантастическим лагерем фантастически свободных людей, пришедших из своей легендарной страны добровольно умереть за Европу, которой никогда не видали!» 

Иллюстрация из книги «ANZAC Book», написанной и проиллюстрированной солдатами, служившими на Галлиполи. 1916 год Archives New Zealand

Легендарные анзаки стали своего рода духовными отцами молодой нации, но «легенда анзаков» не застыла во времени — каждое новое поколение австралийцев заново ее осмысляет и дополняет свое представление о реальных событиях войны новыми фактами.

К примеру, сейчас уже признано, что среди анзаков были не только австралий­цы, но и представители других этносов и культур — и в том числе около тысячи иммигрантов из Российской империи. Российские анзаки составляли самую крупную не англо-саксонскую национальную группу в австралийской армии. Имя каждого погибшего россиянина — всего их 167 человек — увеко­вечено на стенах Австралийского военного мемориала, а австралийским командиром «Марджи» оказался капитан Лазарь Марголин, выпускник Белгородской гимназии, а затем виноградарь палестинской колонии Реховот, которого судьба забросила на золотые прииски Австралии.

Проект подготовлен совместно с Посольством Австралии
Источники
  • Adam-Smith P. The ANZACs.
    Melbourne, 1978.
  • Cochrane P. Simpson and the Donkey Anniversary Edition: The Making of a Legend.
    Melbourne, 2014.
  • Govor E. Falling Stars: The story of Anzacs from Ukraine.
    Canberra, 2017.
  • Govor E. Russian Anzacs in Australian History.
    Sydney, 2005.
  • Anzac Day.
  • Beyond Gallipoli: new perspectives on Anzac / edited by R. Frances and B. Scates.
    Melbourne, 2016.