Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Конфекты

«Конфеты» без «к» несколько раз встречаются даже в XVII веке, в XVIII веке господствуют «конфекты», а весь XIX век оба слова сосуществуют: «конфеты» появляются у Батюшкова, Сомова, Погорельского, Пушкина, Достоевского, Толстого и практически у всех крупных авторов этого периода. А вот Загоскин, Гончаров, Владимир Соллогуб, Гоголь, Герцен, Тургенев, Лесков и даже Чехов с Горьким не чурались «конфект».

Первые явно пародийные упоминания «конфект» относятся к 1927 году и используются по обе стороны границы: у Ильфа и Петрова (Остап Бендер мечтает, что в будущем шахматном мегаполисе Васюки «гостей нужно снабжать ― овощи, фрукты, икра, шоколадные конфекты») и у Шмелева в «Лете Господнем» (там используется манерное произношение «щиколат­ные»). К концу двадцатых это слово стало маркером мещанской эстетики и «красивой жизни». 

В середине XX века «конфекты» исчезают из текстов полностью и возрожда­ются только в последние десятилетия — уже не как обозначение конди­терских изделий, а только как знак эстетизированных представлений о прошлом. Так, штамп «щиколатные конфекты» от Шмелева дошел до конца 1990-х: «Меха, брильянты, шампанское. Глянец гламура. Балет, сияние люстр, бархат ложи. И в лайке тонкая рука [sic!]. „А что это? Конфекты? Шеколад? Как вы милы, князь“» (журнал «Столица», № 22, 1997). Кстати, это первая в Нацио­нальном корпусе русского языка фиксация слова «гламур».

Другие выпуски
Слово дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
История, Искусство

Архив современного искусства

Кирилл Серебренников, Кира Долинина и другие исследуют коллекции Музея «Гараж»