Восточный и сказочный

Николай Римский-Корсаков. «Пленившись розой, соловей». Исполняет сопрано Евгения Мирошниченко

Николай Римский-Корсаков служил на флоте и даже совершил кругосветное путешествие. И, хотя ни в Индию, ни в Османскую империю клипер «Алмаз» не заходил, композитор настойчиво проводил восточную тему в своих со­чи­нениях.

Восток в русской музыке XIX века числился в категории «другое» — самоопре­деление русской, как и европейской, музыки происходило в том числе через обозначение чужого. Отправной точкой для этой демаркационной линии стала опера Михаила Глинки «Руслан и Людмила» — в замке волшебницы Наины обитают альтерирован­ные, то есть пониженные или повышенные на полто­на, интервалы и мелизмы — небольшие мелодические украшения. Эти формулы после Глинки станут универсальными для русского ориентализма — хотя он и примерял разные маски: грузинскую, персидскую, половецкую и волшебную (с неопределенной геопозицией). Римский-Корсаков предпочитал именно по­следнюю разновидность — романс «Пленившись розой, соловей» (1865) стал одним из первых экспериментов композитора с ориенталист­ской темой. Вос­точная тема в сказочном изводе развернется позже в «Шехеразаде» (1888) и «Золотом петушке» (1908).

Другие выпуски
Романс дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

11 слов, помогающих понять бразильскую культуру

Кофеечек, мутить, ласковое поглаживание по волосам, квитанции и коррупция