Серенада профессора Преображенского

Петр Чайковский «Серенада Дон Жуана». Исполняет Дмитрий Хворостовский. Партия фортепиано — Михаил Аркадьев

«От Севильи до Гренады / В тихом сумраке ночей...» — напевает во время приема пациентов профессор Преображенский, один из главных героев булгаковской повести «Собачье сердце». С этих же строк начинается куплет в романсе Чайковского «Серенада Дон Жуана».

Грезы об Испании появляются в русской музыке с завидным постоянством. Начало этому положил Михаил Глинка, посетивший Испанию в 1845 году и написав­ший по возвращении в Россию две испанские увертюры. Вслед за ним испан­скую лихорадку подхватили Даргомыжский и Римский-Корсаков. Не стал ис­ключением и Чайковский — правда, его увлечение Испанией связано не только с симпатиями соотечественни­ков. Катализатором этого интереса мог стать Моцарт, которым Чайковский восхищался: в романсе легко заметить сходство со знаменитой серенадой Дон Жуана из одноименной оперы.

В советскую сатирическую литературу пылкая «Серенада» тоже проскольз­нет не один раз. В «Двенадцати стульях» она возникнет в виде пародии на любовные муки Ипполита Матвеевича, вызванные Лизой Калачевой — ровно перед зна­менитым эпизодом с сосисками за рубль двадцать. Чайковского, Булгакова, Ильфа и Петрова объединяет Алексей Толстой. Чайковский взял слова для «Серенады» из его драмы «Дон Жуан», а советские сатирики продолжили линию, начатую Толстым под маской Козьмы Пруткова, ехидно воспевшего Альгамбру, Эстремадуру и дремлющую натуру.

Другие выпуски
Романс дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

11 слов, помогающих понять бразильскую культуру

Кофеечек, мутить, ласковое поглаживание по волосам, квитанции и коррупция