Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Аквилегия

Первое в западноевропейской книжности упоминание аквилегии (русское название водосбор — калька с латинского) принадлежит Хильдегарде Бингенской (1098–1179), немецкой монахине, визионерке и составительнице натурфилософских трактатов. В «Книге о простой медицине» («Liber simplicis medicinae») Хильдегарда рекомендует цветы аквилегии как средство от язв и золотухи, винный настой аквилегии — при горячке, а смешанный с листьями и бутонами мед — при избытке флегмы  Согласно гиппократовской медицине, флегма — одна из четырех базовых жидкостей человеческого тела, для которой характерны такие свойства, как влажность и холод..

Медицинские достоинства растения были известны и в Античности: в травнике Псевдо-Апулея (IV век н. э.), разошедшемся по монастырским библиотекам Средневековья во множестве копий, ядовитая аквилегия превозносится как непревзойденное противоядие и вызывает опасения как колдовской ингреди­ент. Из того же травника берет начало сравнение лепестков аквилегии с цветом голубиной грудки, что объясняет и романское название растения — colombina (colomba — «голубка»), и выросшую отсюда позднее христианскую символику.

По одной из средневековых трактовок, рожки-шпорцы лепестков аквилегии напоминали усевшихся кружком пятерых голубок и тем самым ассоцииро­вались со Святым Духом. К тому же тройчатые листья могли обозначать Троицу, а стебель с тремя бутонами — добродетели веры, надежды и мило­сердия. В свою очередь, темно-синий цвет был цветом Богородицы — а еще стойкости и смерти. Поэтому аквилегии часто изображались в сценах Благовещения и Рождества среди Марииных атрибутов (ищите их в нижнем правом углу или на переднем плане): если ландыши отсылали к слезам, лилии — к невинности, а розы — к божественной любви, то кобальтовые аквилегии предвещали искупление и страсти Христовы. В концентрированном виде эти смыслы воплощает фигура Богоматери в центральной части Гентского алтаря, завернутая в традиционный синий плащ и увенчанная короной из роз, лилий и траурных аквилегий. Из-за этой траурной синевы и прохладной (флег­матической, как писала Хильдегарда Бингенская) сущности аквилегия при­обрела еще одно значение, став символом меланхолии. Но одновременно — вероятно, из наблюдений за видом и поведением растения — неприхотливый и выносливый водосбор мог использоваться как символ верности, плодови­тости и плотской любви: эротические коннотации, в Античности связывавшие аквилегию с культом Афродиты, исследователи обнаруживают в аквилегиях с босховского триптиха «Сад земных наслаждений».

Другие выпуски
Растение дня
Источники
  • Fischer C. The Medieval Flower Book.
    London, 2007.
  • Freeman M. B. The Unicorn Tapestries.
    The Metropolitan Museum of Art. New York, 1983.
  • Kandeler R. Symbolism of Plants and Colours. Botanical Art and Culture History in Examples.
    Abhandlungen der Zoologisch-Botanischen Gesellschaft in Österreich. Bd. 33 A. Vienna, 2006.
  • Kandeler R., Ullrich W. R. Symbolism of Plants: Examples from European-Mediterranean Culture Presented with Biology and History of Frt.
    Journal of Experimental Botany. Vol. 60. No. 6. Oxford, 2009.
Литература

История Астрид Линдгрен

Как домохозяйка из Виммербю стала всемирно известной писательницей