Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Восстановленный коллаж из «Весны священной»

Антон Светличный. «Left On-Board» для скрипки и фортепиано

Главная проблема современного композитора — в том, что возмож­но все. Ростовский композитор Антон Светличный однажды попробовал про­коммен­ти­ровать в фейсбуке простое определение: «Композитор — это тот, кто пишет музыку», и оказалось, что буквально каждое из слов этой фразы нуждается в сносках:

«„Музыка“ сегодня может быть „серьезной“, „развлекательной“ или чем-то между. Самостоятельной или прикладной (театр, кино, телеви­дение, видеоигры и вообще медиа, стоковая музыка, все танцевальное да и вообще вся попса, показы мод, рингтоны, джинглы, реклама, музыкальные обои и т. д.). Может наследовать любой из существующих в истории традиций начиная прямо от Средневековья. Никто не мешает сегодня сочинять органумы, например, или изоритмические мотеты, завтра — клубный трек или панк-рок, послезавтра — пьесу для прогулки слушателя по городу в духе слуховой географии или пьесу для форте­пиано и чайника. [Музыка] может использовать акустические инстру­менты (академические, фольклорные любых частей света, специально сконструированные и т. д.) или электрические или вообще обходиться без инструментов. Возможны графическая музыка, пространственная музыка, пьесы для камней или эхолотов, для дирижера, для ушей слу­шателя, для комнаты, для воображения, для слушания во сне, для ис­полнения во сне, для грома, для города, для танкового полигона и т. д.
Можно и вообще не использовать звуки, вместо этого организуя время (пьеса может длиться ноль секунд или несколько тысяч лет), движения тела, перемещение в пространстве, ход мысли, обстановку исполнения (один композитор во время бомбардировки города в Ливии, например, вышел там на балкон и импровизировал на трубе — и эта обстановка является частью композиции и, собственно, ее смысловым центром).
     „Сочиняет“ тоже может варьироваться от максимально детализи­ро­ванных инструкций до абсолютной импровизации в реальном вре­мени вообще без предварительных договоренностей. Можно записывать музыку нотами, словами, схемами, кодами на языках программиро­вания, рисунками, прямо сразу аудиотреками, видеороликами, да хоть вилами по воде. Еще можно писать свою музыку поверх чужой — например, придумывать, по какому принципу отдельные ноты чужой пьесы будут играться или нет. Дальше композитору нужно занять на этом гигантском поле возможностей занять какую-то позицию (можно несколько позиций) — и делать то, что хочется»  Антон Светличный. «Как сочинять музыку»..

Сам Светличный следует своим же указаниям — пишет концептуальные ремиксы на Аллегрову и Штокхаузена, музыку для камерных составов и джазовые кавер-версии Radiohead, работает тапером, руководит ансамблем современной музыки InEnsemble, и даже сочинил детский новогод­ний мюзикл. «Left On-Board» — это заказ 2013 года, когда Светличному пред­ложили написать что-нибудь к 100-летию премьеры «Весны священной». Готовая большая партитура для пяти инструменталистов и чтеца была забыта автором в самолете (отсюда название — «Забыто на борту»); пришлось срочно восстанавливать ее по памяти. Восстановилось далеко не все — новая версия оказалось в два раза короче и всего для двух музыкантов. 

От «Весны священной» здесь лишь некоторые мотивы, фрагменты, отдельные аккорды. Если знать заранее, то, пожалуй, кое-где можно узнать оригинал: буквально эта пьеса — воспоминание о воспоминании о Стравинском.

Антон Светличный: «Стравинский, как известно, в своих сочинениях всю жизнь активно взаимодействовал с чужой музыкой. В „Весне священной“ это еще не так заметно, но в целом это едва ли не фундамент его композиторского почерка. Отсюда следовал логичный вывод: пьеса про Стравинского должна быть составлена из музыки Стравинского. В общем, именно это я и проделал — что в первом варианте (пропавшем), что во втором. В каком-то смысле эту музыку можно назвать коллажем — в ней практически весь материал представ­ляет собой мелкую нарезку тех или иных фрагментов из „Весны“. Большей частью, впрочем, материал ритмически переработан — там всю дорогу сохра­няется свинг, которого у Стравинского нет совсем. Я уже не помню, зачем мне это было надо; видимо, чтобы как-то дистанцироваться от материала и поса­дить разнородные ритмические идеи Стравинского на одну общую канву»  А. Мунипов. «Фермата. Разговоры с композиторами». М., 2019 (готовится к выходу в «Новом издательстве»)..

Другие выпуски
Fancymusic дня
Литература

История Сельмы Лагерлёф

Как девочка из шведской деревни завоевала мир