Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Евгений Шварц

«Юрий Николаевич Тынянов был удивительнее своих книг.  Начиная с 1950 года большая часть дневниковых записей Евгения Шварца посвящена воспоминаниям — о себе и о своих современниках. Когда он читал вслух стихи, в нем угадывалась та сила понимания, которую не пере­дать в литературоведческих трудах. Его собственное, личное, связанное с глубоко его ранившими превратностями судьбы понимание Кюхельбекера, Грибоедова, Пушкина тоже было сложнее и удивительнее, чем выразилось в его книгах. Я познакомился с ним, когда он был здоров и счастливо влюблен в молодую женщину. С ней мимоходом, не придавая этому значения, разлучил его грубый парень Шкловский. И она горевала об этом до самой смерти, а веч­ный мальчик Тынянов попросту был убит. Это бывает, бывает. Юрий Николае­вич был осо­бенным, редким существом. Измена, даже мимолетная, случайная, от досады, имела для него такое значение, которое взрослому Шкловскому и не снилось. Когда я Юрия Николаевича видел в последний раз, он все так же, по-прежнему походил на лицейский портрет Пушкина, был строен, как маль­чик, но здоровье ушло навеки, безнадежная болезнь победила, притупила побе­дительный, праздничный блеск его ума, его единственного, трогательного соб­ственного значения. И больше я о нем не буду писать. Не хочется рассказывать о нем трезво. Не тот человек».

9 февраля 1953 года

Другие выпуски
Дневник дня
Источники
  • Шварц Е. Л. Живу беспокойно. Из дневников.
    Л., 1990.
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

11 слов, помогающих понять финскую культуру

Лисьи огоньки, сауна, конфеты из лакрицы, отдых по-фински и гендерный вопрос