Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Следование моде

Джеймс Гилрей. Следование моде. 1794 годThe British Museum

Моды 1790-х годов с их высокими талиями, ничего не скрывающими полу­прозрачными тканями и сложносочиненными головными уборами с непремен­ным плюмажем послужили основой для многих карикатур. Однако этот лист иронизирует не только над модой, но и над модницами из разных социальных слоев. «Сент-Джеймс задает тон», — гласит подпись под левой, высокой и стройной фигурой, и мы сразу понимаем, что это аристократка из респек­табельного Вест-Энда, района на западе Лондона, где была сконцентрирована вся светская и политическая жизнь столицы, не просто модница, но воплоще­ние bon ton — хорошего тона, законодательница стиля не только в одежде, но и в жизни. Ниже подпись: «Душа без тела». Так карикатурист резюмировал образ, создаваемый неоклассическими костюмами, в которых талия распола­галась сразу под грудью, а тело словно исчезало. Слово «душа» также апелли­рует к важнейшему для эпохи образу Психеи (в переводе — «Душа», или, в ин­терпретации Богдановича, «Душенька»  Ипполит Богданович (1743–1808) — поэт, переводчик, автор повести в стихах «Душень­ка» — переложения романа Лафонтена «Лю­бовь Психеи и Купидона».). Вот как описывал новые моды извест­ный мемуарист, член Арзамасского общества Филипп Филиппович Вигель:

«На молодых женщинах и девицах все было бы так чисто, просто и свежо… они были в полупрозрачных платьях, кои плотно обхватывали гибкий стан и верно обрисовывали прелестные формы; поистине казалось, что легкокрылые Психеи порхают на паркете. Но каково же было пожилым и дородным?»

Облик одетой в совершенно аналогичные одежды дамы справа дает ответ на этот вопрос. Подпись «Чипсайд подражает моде, тело без души» говорит о том, что перед нами жительница торгового района в лондонском Сити, разбогатевшая купчиха, подражающая аристократической моде, но неспо­собная понять суть хорошего тона. Таким образом, карикатура комментирует не только моду, но — косвенно — и противостояние родовитого дворянства и незнатных нуворишей. Кажется, Гилрей больше симпатизирует аристо­кратам. Впрочем, обе фигуры комичны по-своему, и снобистские притязания тщедушной дворянки на одухотворенность и вкус кажутся не менее смехотворными.

Другие выпуски
Карикатура дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
История, Искусство

10 предметов, изменивших историю дизайна

Кто придумал бутылку для соуса Kikkoman, лампу с заставки Pixar и тележку из супермаркета