«Маргарита и Арман» (1963)

Рудольф Нуреев целует руку Марго Фонтейн во время репетиции «Маргариты и Армана» в театре Ковент-Гарден. 1960-е годыGetty Images

После падения железного занавеса в СССР возникла балетная «новая волна» хореографов-симфонистов, переживших впечатления от балетов Баланчина, а на Западе, наоборот, проснулась любовь к многоактным костюмным балетам-драмам, вдохновленным советскими спектаклями. После того как советский балет начали выпускать на гастроли, наступила эра балетных беглецов. Запад­ные журналисты назвали это «прыжками к свободе»: советские солисты выез­жали на заграничные гастроли с труппой в сопровождении «пастухов» из КГБ, но умудрялись сбежать от надзора и попросить политического убежища.

Первым таким беглецом в 1961 году стал солист ленинградского Кировского (сейчас Мариинский) театра Рудольф Нуреев. Из Парижа он перебрался в Лондон, где его пригласила в партнеры Марго Фонтейн, 43-летняя прима театра Ковент-Гарден. Специально для дуэта любимой Лондоном балерины и сенсационного советс­кого беглеца хо­реограф Фредерик Аштон сочинил «Маргариту и Армана». В основе сюже­та — «Дама с камелиями» Дюма (она же «Травиата»). Балет шел всего полчаса: щадя силы немолодой балерины, Аштон сделал ставку на эмо­циональность и панто­мимные сцены. Сюжет балета намечен пунктирно: уже умирая, Марга­рита вспоминает прошлое — жаркие дуэты с Арманом и пожи­лых поклонни­ков. Сила этого балета в его дуэтах — эмоциональных и мелодра­матических. Фонтейн и Нурееву было где, если использовать выражение XIX века, дать страсть. Именно память об их дуэте заставляет современных танцовщиков по-прежнему любить этот немолодой спектакль.

Другие выпуски
Балет дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Искусство

11 признаков того, что перед вами ранненидерландская живопись

Зеркала, слезящиеся глаза, светящиеся краски и городские пейзажи