«Агон» (1957)

«Агон», постановка 1982 года, фрагмент. Хореография Джорджа Баланчина, музыка Игоря Стравинского

Ставший сверхуспешным в конце XIX века тандем Петипа — Чайковский продемонстрировал важное правило: гени­альному хореографу необходим равный по силе современник-композитор, и это совсем не то же самое, что взять выдающееся музыкальное произведение и создать на эту музыку танцы. Партнером Джорджа Баланчина стал Игорь Стравинский, и их тандем значит для балета ХХ века не меньше, чем тандем Петипа — Чай­ковский для века девятнадцатого. С той разницей, что Петипа не был в восторге от работы с Чайковским, а Баланчин и Стравинский, наоборот, высоко друг друга ценили, много работали вместе и даже дружили.

Пример тому — «Агон». 12 музыкальных эпизодов для 12 танцовщиков налаже­ны Стравинским и Баланчиным с точностью часового механизма. На сцене — электрический свет, на танцовщиках униформа; ни декораций, ни программки с либретто у балета нет. Ничего для украшения, только функция и точность, из которых и рождается красота.

«Агон» ответил на самый острый вопрос классического, вернее, неоклассиче­ского балета XX века: о чем рассказывает балет, в котором нет ни сюжета, ни персонажей? В переводе с греческого «агон» означает «состязание». Духом состязания в балете Баланчина проникнуто каждое па, каждая сценическая секунда. Состязаются танцовщики-мужчины в квартете, мужчина и женщина в дуэте, состязаются солист и кордебалет, состязаются солисты между собой. Состязаются, наконец, танец и музыка. Из этого духа состязания и рождается колоссальная энергия «Агона».

Антропология, История

Как быть красавицей

Если вы живете в XIX веке

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail