Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Искусство, История

«Геополитика»: виртуальная выставка о выставке

Андрей Хлобыстин, куратор первой выставки современного искусства, открывшейся в ленинградском Музее этнографии зимой 1991 года, вспоминает о том, как это было

Одним из самых значительных событий художественной жизни Ленинграда начала девяностых годов стала выставка «Геополитика» в Музее этнографии народов СССР. Выставка проходила с 18 по 28 февраля 1991 года в парадном Мраморном зале музея, по периметру которого был расположен много­фигурный горельеф «Народы России», и была подготовлена центром художественной критики при обществе «А-Я». 

Экспозиционный план выставки «Геополитика». 1991 год © Фонд Андрея Хлобыстина / Музей современного искусства «Гараж»

Почти забытая сегодня «Геополитика» была первой масштабной выставкой инсталляций в Ленинграде, где искусство с трудом «отлеплялось» от плоскости стен и только начинало отходить от классических форм в виде картин или скульптур. Выставка тогда понималась как место, где на стенах висят картины. И вдруг появилась интерактивная среда с инсталляциями и перфор­мансом. Сотрудники Эрмитажа и Русского музея, пришедшие на открытие, с недоумением смотрели на новые формы экспозиции. Искусствоведы и музейные работники привыкали к терминам «перформанс», «дискурс», «постмодернизм». 

«Геополитика» стала одним из первых опытов кураторства в стиле «междуна­родных стандартов», когда группа единомышлен­ников — Алла Митрофанова, Олеся Туркина, Виктор Мазин и автор этих строк Андрей Хлобыстин — созда­вала проект на грани искусства, науки и политики. Обсуждения проходили не в офисе, а на кухне, материалы печатались под копир­ку на машинке «Эрика». Выставка отражала модную тогда тенденцию сочетания в экспозиции современного искусства и антрополо­ги­ческих объектов  Таким, например, был проект Центра Помпиду «Маги земли» 1989 года.: музей согласился предоставить художникам этнографические предметы из запасников — само по себе это было знаком мощных изменений в политике советского учреж­дения, теперь готового сотрудничать с неформальными структурами. 

Огромные масштабы Мраморного зала (пло­щадь — 1000 квадратных метров, высота — почти 17 метров) позволили художникам размахнуться: экспозиция, дополненная разнообразными крупными растениями, арендованными в город­ской оранжерее, напоминала парк, который было интересно рассматривать с верхней галереи.

Алла Митрофанова, Олеся Туркина, Виктор Мазин, Андрей Хлобыстин на выставке «Геополитика» в Этнографическом музее. 1991 год © Фонд Андрея Хлобыстина / Музей современного искусства «Гараж»

В выставке участвовали художники, сегодня ставшие классиками отече­ственного искусства: Тимур Новиков, Константин Звездочётов, Владислав Мамышев-Монро, Иван Сотников, Вадим Овчинников, Евгений Козлов, Сергей Бугаев (Африка), Сергей Ануфриев и другие. На открытие пришли все — и деятели культуры бывшего официоза, и люди из андеграунда. Светская публика появлялась в образах разных фриков. Художник Юрий Красев, известный как Циркуль, исполнил арии в костюме военно-морского адмирала с кортиком. Владик Монро пришел в своем каноническом образе Мэрилин Монро. Ануфриев с Афри­кой — в каких-то невообразимых халатах с тюбетей­ками. Публика изголялась как могла. Тогда любая выставка была предлогом для вечеринки, а любая вечеринка — пред­логом для коллективного худо­жественного действия, перформанса или созда­ния выпуска «Пиратского телеви­дения»  «Пиратское телевидение» — программа, выходившая в 1989­–1992 годах. В создании принимали участие Юрис Лесник, Владик Мамышев-Монро и Тимур Новиков. . Люди упивались этой новой светскостью — в мрач­ном, темном перестроеч­ном Ленинграде, где не было ни кафе, ни ресторанов, а в магази­нах продава­лась только консервированная морская капуста, вдруг появились худож­ники, разодетые в невероятные яркие платья от выдающегося модельера Кости Гончарова. Город был захвачен искусством. 

При этом обстановка в стране была мрачной: для большинства людей вещи потеряли свой смысл, водка могла оказаться ядом, мили­ционер — бандитом, и так далее. Но худож­ники чувство­вали себя прекрасно — мы все были звездами прессы и телевидения, путешествовали по миру, и жизнь была сверкающим приключе­нием. Мы побывали в самых злачных местах, на светских вечеринках и головокружительных вернисажах Нью-Йорка, Парижа и Берлина. Вдруг оказалось, что можно изменить не только себя, но и что-то вокруг. Это было поразительное чувство! Мы все, художники и искусствоведы, чувствовали себя первооткрывателями новых горизонтов искусства, а деньги были технической необходимостью: многие были готовы вкладывать собственные средства и материалы, помогать неимущим друзьям-художникам ради общего дела. 

Бюджет выставки «Геополитика». 1991 год © Фонд Андрея Хлобыстина / Музей современного искусства «Гараж»

Выставка «Геополитика» отражала ранний романтический этап формирования новых форм искусства в эпоху перестройки. Сейчас можно только вспоминать тот романти­ческий хаос и освоение новых пространств, фактур и обра­зов, когда в искусстве не было карьеризма и делалось оно как сквотерский клуб — кто-то украшает стены, кто-то ставит музыку, а кто-то приносит угощения. 

Партнерский материал
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

10 слов, позволяющих понять культуру Китая

Женские истерики, любовь к толпе, вера в судьбу и халтурное отношение к работе