Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

История, Антропология

11 вопросов о правилах ведения войны

В 2019 году исполнилось 70 лет с момента подписания Женевских конвенций — международных соглашений, регулирующих методы ведения войны. Когда люди поняли, что правила нужны даже на поле боя? Их кто-то соблюдает? А кто следит за нарушениями и судит военных преступников? Arzamas попросил рассказать об этом регионального советника Международного Комитета Красного Креста по правовым вопросам профессора Андрея Козика

1. Кто придумал Женевские конвенции?

24 июня 1859 года 31-летний швейцарский предприниматель Анри Дюнан стал свидетелем крупнейшей битвы австро-франко-итальянской войны  Австро-франко-итальянская война — конфликт 1859 года, в котором Франция вместе с Сардинским королевством противо­стояли Австрийской империи. Вскоре после победы Наполеона III при Сольферино Франция заключила с Австрией Виллафранк­ский мир, по которому австрийцы уступили Ломбардию. Война стала началом объедини­тельного движения в Италии., которая состоялась в местечке Сольферино в Италии. После сражения на поле боя осталось 40 тысяч раненых, и многие из них умерли на жаре, не дождавшись помощи. Собрав добровольцев, Дюнан несколько дней провел среди раненых, пытаясь хоть как-то облегчить их страдания. В своих «Воспоми­наниях о битве при Сольферино» он писал:

«25 июня солнце осветило самое ужасное зрелище, какое только может представить себе человеческое воображение. Все поле битвы усеяно трупами людей и лошадей; дороги, канавы, овраги, кустарник, луга — все буквально завалено мертвыми телами, а в окрестностях Сольферино земля сплошь покрыта ими.
     <…>
     Там несчастные, не только раненные пулями и осколками снарядов, но еще и с раздроблен­ными руками или ногами от проехавших по ним артиллерийских орудий. От ударов цилиндриче­ских пуль кости разлетаются во все стороны, так что эти раны всегда очень опасны. Осколки гранат и конические пули дробят кости, тоже вызывают сильную боль и нередко наносят ужасные внутренние повреждения. Всевозможные осколки, обломки костей, клочки одежды, остатки снаряжения, земля, куски свинца раздражают раны и усиливают мучения раненых». 

«Воспоминания о битве при Сольферино», опубликованные через три года после сражения, стали чрезвычайно популярны в Европе, книгу перевели на несколько языков. В ней Дюнан предложил создать национальные общества помощи раненым и разработать специальную конвенцию, которая наделила бы лиц, оказывающих медицинскую помощь, во время войны нейтральным статусом. В 1863 году вместе с единомышленниками он основал Междуна­родный Комитет Красного Креста, а еще через год 62 делегата из 16 стран приняли первую Женевскую конвенцию, защищающую раненых и больных солдат. В 1901 году Анри Дюнан стал первым лауреатом Нобелевской премии мира.

2. Женевских конвенций много?

Первая страница оригинала первой Женевской конвенции 1864 года Archives fédérales suisses

На сегодняшний день принято четыре Женевские конвенции. Каждая посвящена своей теме: 

1. Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях.

2. Об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море.

3. Об обращении с военнопленными.

4. О защите гражданского населения во время войны.

В соответствии с первой и второй конвенцией государства обязаны гуманно обращаться с ранеными и больными в армиях и на флоте. Конвенции закрепили статус отличительных эмблем, в том числе красного креста на белом фоне.

Третья конвенция определила особый порядок обращения с военнопленными. В частности, положение, согласно которому ответственность за военнопленных возлагается на удержи­вающее их государ­ство, а не на отдельные воинские части или коман­диров. Статус военноплен­ного не только гарантирует жизнь и физическую неприкос­новенность, но и дает другие важные права. Например, каждый военнопленный при допро­се обязан сообщить только свои фамилию, имя и звание, дату рождения и лич­ный номер. С пленным должны обращаться в соответ­ствии с чином (к приме­ру, офицеров нельзя принуждать к работе), они имеют право на медицинскую помощь и связь с родными. Военнопленного даже могут освободить под чест­ное слово, что тот больше не будет принимать участия в вооруженном кон­флик­те. В третьей конвенции государства также обязались как можно скорее возвращать военнопленных на родину.

Четвертая конвенция впервые за всю историю человечества подробно закре­пила правила обращения с гражданскими лицами и их особый статус. На гра­жданских лиц нельзя нападать намеренно. Они пользуются защитой до тех пор, пока не при­ни­мают непосред­ственное участие в военных действиях. Запре­щаются ограбления, изнаси­лования, пытки. К сожалению, лишения, которые претер­певает гражданское население, — одна из самых острых проблем в совре­мен­ных вооруженных конфликтах. Не все лишения являются следствием нарушения конвенции, ведь она не отменяет войну и бедствия, ее задача — уменьшить в той мере, в которой государства готовы пойти на это, страдания жертв.

Все четыре конвенции были подписаны на конференции под эгидой Между­народного Комитета Красного Креста вскоре после окончания Второй мировой войны — в августе 1949 года. 

Сегодня эти документы составляют основу международного гуманитарного права, регулирующего ведение вооруженных конфликтов  Юристы обычно употребляют термин «вооруженный конфликт», а не «война», потому что, строго говоря, это разные понятия. Но в этом тексте мы используем оба термина как синонимы.. В Женевских конвенциях участвует 196 стран, в их числе все 193 государства — участника ООН. 

3. До Женевских конвенций были какие-то правила ведения войны?

Миниатюра из манускрипта «Conjuration de Catilina» и «Guerre de Jugurtha». Франция, 1420 год Bibliothèque de Genève

О том, какие методы ведения войны допустимы, а какие нет, люди задумы­вались с самых древних времен. Древнеиндийские Законы Ману (около II века до н. э.), к примеру, запрещали использовать отравленные стрелы, убивать раненых и сдавшихся в плен. Латеранский собор 1139 года запретил исполь­зовать арбалеты, признав их «богомерзким» оружием: пущенная из арбалета стрела пробивала броню рыцаря. В средневековой Европе огнестрельное оружие считалось недостойным. В XIX веке, уже после принятия исторически первой Женевской конвенции, по инициативе России была принята Санкт-Петербургская декла­рация о запрете взрывчатых пуль, ставшая первым документом в совре­менной истории, запретившим конкретный вид вооружений. 

В 1899 и 1907 году в ходе Гаагских конференций мира приняли так называемую оговорку Мартенса  Федор Федорович Мартенс (1845-1909) — российский юрист и дипломат. Работы Мартенса во многом заложили основу современного международного гуманитарного права.: правило, согласно которому воюющие стороны должны руководствоваться принципами гуманности, человечности и здравого смысла, даже если они не брали на себя соответ­ствующих договорных обязательств. 

4. Разве на реальной войне кто-то соблюдает правила? 

Немецкие пленные помогают британским раненым солдатам добраться до перевязочного пункта у леса Бернафе во время битвы на Сомме. 1916 годErnest Brooks / Imperial War Museums

В своей речи в защиту Тита Анния Милона Цицерон сказал: «Silent enim leges inter arma» — «Молчат законы среди лязга оружия». Очень многие считают, что с помощью права в принципе невозможно регулировать военные действия, потому что цель войны — победа любой ценой. На самом деле все совсем не так. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить количество жертв, жестокость методов и средств ведения войны в Первую или Вторую мировую и современные конфликты. 

Воюющие стороны не игнорируют требования гуманитарного права. В большин­стве армий, к примеру, любое новое оружие проходит экспертизу на соответ­ствие нормам международного гуманитарного права и только после этого ставится на воору­жение. В вооружен­ных силах есть юридические советники, которые следят за соблюдением правил, а во многих армиях связь с такими советниками постоянно поддерживается прямо во время боевой операции.

Это не означает, что система работает идеально: эксцессы случаются. Но это и не означает, что система не работает вовсе. Можно провести аналогию с правилами дорожного движения: их нарушают, но ни у кого не возникает мысли, что они нам не нужны.

Скептическое отношение к международному гуманитарному праву связано еще и с тем, что обычно журналисты пишут о фактах нарушения права, а не о слу­чаях его соблюдения. В науке это называется генерализацией частных случаев: люди узнают о каких-то нега­тивных эпизодах и на этом основании судят о явлении в целом. Этот эффект только усиливается тем, что речь идет о военных конфликтах и информация о нарушениях часто искажается сознательно. 

5. Откуда обычные солдаты узнают о правилах? Или в ответе только генералы?

Солдаты «Лейбштандарта СС Адольф Гитлер» в Лихтерфельде. Берлин, 1935 годDas Bundesarchiv

Здесь лучше начать с ответа на второй вопрос — про ответственность. За нару­шения Женевских конвенций отвечают и те, кто отдавал преступный приказ, и те, кто его сознательно исполнял. 

Безусловно, военные, которым отдают преступный приказ, находятся перед тяжелым выбором: нарушить присягу или закон. Чем выше в государстве уважение к праву в целом, тем лучше соблюдается и международное гумани­тарное право. 

Широко известен пример австралийских летчиков, десятки раз отказавшихся исполнять приказы командования в 2004 году в Ираке: если пилоты сомне­вались, что атакуют законную цель, они не выпускали ракеты или даже уничтожали уже выпущенные. К слову, это еще одна иллюстрация, что гуманитарное право работает.

Международное гуманитарное право изучают в академиях и на службе. Соответствующие правила внесены в воинские уставы. Во многих странах с этими правилами знакомят не только военных, но и медицинский персонал, военных корреспондентов, а в идеальном случае — каждого школьника.

Но нужно понимать, что гуманитарное право не какая-то хитрая наука. Многие его нормы устроены так, что понятны каждому человеку: убивать пленных, грабить и насиловать плохо. И зачастую людей сдерживают общие представ­ления о добре и зле. 

6. Должно ли государство соблюдать Женевские конвенции, если противник ими пренебрегает?

Советские военнопленные под Сталинградом. 1943 год Museum Syndicate

Да, должно. Особенность международного гуманитарного права в том, что оно не основано на взаимности и запрещает репрессалии — совершение незакон­ного акта по причине взаимности. Как правило, такие решения принимаются на эмоциях, не приносят никакой военной пользы и серьезно нарушают Женевские конвенции.

7. Как быть, если государство не объявляло войны или отрицает свое участие в ней?

Высадка британских войск в ходе конфликта вокруг Фолклендских/Мальвинских островов. 1982 год © Getty Images

Устав ООН запрещает любую агрессивную войну, так что с точки зрения права не особенно важно, была ли она объявлена. Международное гумани­тарное право начинает применяться с первым столкнове­нием вооружен­ных сил или с момента оккупации, независимо от того, объявляли войну или нет.

Само собой, позиция государства — призна­вать или не признавать воору­женный конфликт — никак не влияет на индиви­дуаль­ную уголовную ответственность тех, кто совершает военные преступления. 

8. Если страна не присоединилась к Женевским конвенциям, это снимает с нее ответственность?

Команда минеров, разыскивающих противопехотные мины. Афганистан, 1996 год © Peter Turnley / Corbis / Getty Images

На сегодня в мире не осталось признанных государств, которые не присоеди­нились к Женевским конвенциям. Но и сами Женев­ские конвенции давно получили статус международ­ных обычаев — норм, обязательных для любых, даже вновь созданных государств. 

Но не все договоры по международному гуманитарному праву стали обычаями и признаны всеми странами, и поэтому они действуют только между теми госу­дарствами, которые их подпи­сали. Напри­мер, Оттавская конвенция, запре­тившая проти­вопехотные мины, действует сегодня в отношении 164 го­сударств, но некото­рые крупные державы, включая Россию, США и Китай, не участвуют в этом договоре.

9. А ядерное оружие запрещено международным гуманитарным правом? 

Взрыв водородной бомбы «Майк» в рамках операции «Плющ» ВС США на атолле Эниветок. 1952 год © National Nuclear Security Administration

Применение ядерного оружия подпадает под безусловный запрет международ­ного гуманитарного права, потому что это оружие нельзя направить только на воюющих и военные объекты: оно неизбирательно. Кроме того, ядерное оружие причиняет чрезмерные страда­ния. Но позиции государств разнятся, и поэтому полностью ядерное оружие не запрещено до сих пор. Полный запрет означал бы, что нельзя не только применять ядерное оружие, но и разраба­тывать его, испытывать, хранить, приобретать и перевозить.

Соответствующий договор разработан (Договор о запрещении ядерного оружия), его торже­ственно подписали 26 сентября 2019 года в Нью-Йорке. Но государства с ядерным арсеналом договор не поддержали.

10. Как судят за нарушения правил ведения войны? 

Скамья подсудимых во время судебного заседания Международного военного трибунала на Нюрнбергском процессе. 1945 год United States Holocaust Memorial Museum

В случае, когда государство нарушает международное гуманитарное право, другие страны могут применить к нему меры ответственности. Это могут быть политические заявления, контрмеры и даже санкции — вплоть до полной международной изоляции государства. Такие меры могут быть приняты конкретным государством. И в этом случае мера ответственности зависит от воли каждой из стран. Но Совет Безопасности ООН наделен особым правом принимать решения, которым обязаны следовать все государства. Например, объявить эмбарго на поставку оружия, товаров или технологий. Государства могут передать спор в международный орган — скажем, в Междуна­родный суд ООН. Но для этого нужно согласие страны-нарушителя (хотя есть и госу­дарства, которые дали свое постоянное согласие на рассмотрение против них дел в МС ООН). Конечно, такую систему сложно назвать идеальной, но в то же время нужно отметить, что нередки и случаи, когда государства добровольно выплачивают компенсации за нарушение норм гуманитар­ного права. 

Кроме государств в целом ответственность несут и конкретные люди. Каждое государство обязалось расследовать случаи нарушения и предавать суду военных преступников. 

Также существует так называемый принцип универсальной юрисдикции. В соответствии с ним любое государство может и даже обязано судить инди­видов (конкретных людей) вне зависимости от того, какое у них гражданство и в какой точке планеты они совершали военные преступления. Точкой отсчета в вопросе индивидуальной ответственности можно считать Нюрнберг­ский процесс. Он не только осудил нацист­ских преступников, но и инициировал суды против политиков и военных во многих странах. И, что крайне важно, вызвал саму дискуссию об ответственности высокопоставленных лиц. До Нюрнберга их никогда не судили за военные преступления.

С начала 1990-х годов Совет Безопасности ООН создал несколько международ­ных трибуналов для суда над военными преступниками. Два ярких примера — Международный уголовный трибунал по Руанде и Международный уголовный трибунал по Югославии. 17 июля 1998 года был принят Римский статут, учре­дивший Международный уголовный суд. Статут вступил в силу в 2002 году. В отличие от трибуналов Международный уголовный суд — постоянно дей­ствую­щий орган. Если государство отказывается предать лицо суду или не мо­жет это сделать, дело может быть принято Международным уголовным судом. Отказ осудить преступника не единственное условие принятия дела судом, но ключевое.

Некоторые государства пытаются изъять своих граждан из-под иностранной и международной юрисдикции. Но сделать это становится все сложнее. И если посмотреть на процесс индивидуальной ответственности в ретроспек­тиве, за 30 лет человечество сделало большой шаг. Избе­жать наказания за военное преступ­ление существенно сложнее, чем прежде. Под международным давле­нием государства все активнее самостоятельно выявляют и осуждают военных преступников.

Политические спекуляции и общее несовершенство системы международного права всегда будут сопровождать любые дискуссии об ответственности госу­дарств или индивидов. Но факт остается фактом — впервые за всю историю человечества риск привлечения к уголовной ответственности за совершение военных преступлений становится фактором, реально влияющим на поведение воюющих.

11. Люди выдумывают все новые вооружения — для боевых роботов уже есть свои правила?

Человекоподобный робот Atlas, разработанный компанией Boston Dynamics по заказу Министерства обороны США. 2016 год Wikimedia Commons

Правила, существующие сегодня, универсальны. Робот это или автомат Калашникова — требования неизменны: оружие должно быть таким, чтобы те, кто его применяет, могли бы направлять его только на воюющих, военные объекты и не использовать против тех, кто вышел из боя — например, сдался или получил ранение; нельзя использовать вероломство (например, сделать вид, что сдался или ра­нен, чтобы застать противника врасплох) для захвата человека в плен, ранения или убийства.

Главные вопросы об автономном системном вооружении (такое обозначение точнее, чем «боевые роботы») — в том, как оно должно действовать в случаях, если принимает решение о нападении без участия человека. Кто должен нести ответственность за действия машины? Какие правила необходимы для исполь­зования таких машин и необходимы ли? Об этом сейчас много дискутируют, и Россия тоже активно участвует в обсуждениях. Международный Комитет Красного Креста и многие другие организации настаивают, что самое важное — сохранить определенный контроль человека над автономными системами вооружения.

Узнать больше о том, как люди разных эпох проявляли милосердие на войне, вы можете из аудиоматериалов, которые мы подготовили совместно с Международным Комитетом Красного Креста.

партнерский материал
Материал подготовлен при поддержке Международного Комитета Красного Креста
Источники
  • Бюньон Ф. Международный Комитет Красного Креста и защита жертв войны.
    М., 2005.
  • Давид Э. Принципы права вооруженных конфликтов.
    М., 2011.
  • Дюнан А. Воспоминания о битве при Сольферино.
    М., 2009.
  • Сассоли М., Бувье А. Правовая защита во время войны.
    М., 2008.
  • Хенкертс Ж.-М., Досвальд-Бек Л. Обычное международное гуманитарное право. Том I. Нормы.
    М, 2006.
  • Gutman R., Rief D., Dworkin A. Crimes of War. What the Public Should Know.
    New York, 1999.
  • IHL in Action (онлайн-база данных).
Литература

14 цитат из дневников Даниила Хармса

О гладкошерстных маленьких собаках, ненависти к детям, фисгармонии, любви и несчастиях