Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

История

10 вопросов о Сандармохе

5 августа в Сандармохе — Международный день памяти жертв политических репрессий. Вместе с «Мемориалом» рассказываем о преступлениях, которые были совершены в Карелии в конце 1930-х годов

Сандармох — один из расстрельных полигонов Большого террора в Карелии, где сейчас находится мемориальное кладбище. Захоронения здесь были найдены 22 года назад. В последние годы это место уже не только важное напоминание о страшном прошлом: с ним связан целый ряд острых вопросов и событий. История Сандармоха — яркий пример того, как память о терроре становится неудобной и даже опасной. 5 августа в мемориальном комплексе «Сандармох» — традиционный День памяти. Отвечаем на важные вопросы о том, что случилось в Карелии в конце 1930-х и почему об этом сегодня столько говорят.

1. Сандармох или Сандормох?

Название мемориального комплекса встречается в двух написаниях: «Сандормох» и «Сандармох». В 1930-х годах у этого места не было названия и оно никак не выделялось из лесного массива. Когда в 1997 году исследователи стали искать полигон, где проводи­лись расстрелы, на одной из карт им попался топоним Сандормох. Вскоре неподалеку от него были найдены захоронения, и историк Вениамин Иофе предложил дать это название будущему мемориалу. Лингвисты не знают, что означает топоним и какого он происхождения. В 1990-е годы бытовали написания и через «а», и через «о». В Книге памяти, составленной в 1999 году Юрием Дмитриевым, использован вариант написания через «а»; в таком же варианте — «Сандармох» — в 2000 году место расстрела и захоронения жертв Большого террора было внесено в список объектов культурного наследия Карелии. Однако оба варианта написания допустимы  Мы предпочитаем писать «Сандармох» — в соответствии с официально зарегистри­рованным названием мемориального комплекса..

2. Что происходило в Карелии во время Большого террора?

Сандармох — одно из самых больших захоронений жертв массовых репрессий в СССР. Большинство лежащих здесь людей были убиты в 1937–1938 годах. Период с июля 1937 года по ноябрь 1938-го вошел в историю как Большой террор  Термин ввел британский историк Роберт Конквест в 1968 году: так называлась его книга, впервые детально разбиравшая период массовых репрессий 1937–1938 годов в СССР (R. Conquest. The Great Terror: Stalin’s Purge of the Thirties. NY, 1968). — это общее название серии репрессивных операций НКВД, которые проводились в эти полтора года на территории всего Советского Союза. Основные распоряжения по операциям отдавал Николай Ежов  Николай Ежов (1895–1940) — нарком внутренних дел СССР с сентября 1936-го по ноябрь 1938 года. Сразу по окончании операций Большого террора Ежов был отстранен от должности, затем арестован и приговорен к расстрелу., но главным инициатором был Иосиф Сталин. Всего было арестовано и осуждено не менее 1 миллиона 440 тысяч человек. Не менее 724 тысяч из них были расстреляны.

Самая масштабная операция «по репрессированию бывших кулаков, уголов­ников и других антисоветских элементов», которую коротко называли «кулацкой операцией», началась 31 июля 1937 года. В оперативном приказе НКВД № 00447 были заранее указаны «лимиты» — количество человек, которых требовалось арестовать и осудить по одной из двух категорий: первая означала расстрел, вторая — заключение в лагере. Для каждой области или республики был определен свой лимит — на основе планируемых масштабов репрессий, предложенных по запросу НКВД региональными властями. Квота, выделенная Карелии, составляла 1000 человек. 300 из них следовало пригово­рить к смерти. В течение следующего года Карелия получила несколько дополнительных квот: по первой категории должны были осудить около 4,5 тысячи человек  По известным документам квоты составляют 3400 человек, однако количество фактически расстрелянных дает возможность предполо­жить существование еще одной квоты примерно на 1100 человек, документального распоряжения о которой не сохранилось..

Отдельные расстрельные лимиты выделялись на лагеря ГУЛАГа. Это сильно увеличило число жертв в Карелии, ведь здесь располагался один из самых больших лагерей системы — Белбалтлаг. Сначала в лагере предполагалось расстрелять 800, затем еще 400 человек. Но с декабря 1937 года вступил в силу новый приказ «о беглецах». Он позволял расстреливать пытавшихся бежать заключенных без всяких лимитов. К ноябрю 1938 года было убито 1363 беглеца из Белбалтлага. Помимо этого, 1200 человек было расстреляно по квотам, и еще 96 заключенных — в рамках региональных лимитов.

3. Кто выносил приговоры?

Для вынесения приговоров в каждой республике (или области) создавался чрезвычайный внесудебный орган — тройка, выносившая решения заочно, без санкции прокуратуры, следствия и суда. В тройку входили глава НКВД респуб­лики, секретарь регионального ЦК ВКП(б) и представитель прокура­туры. Состав тройки по Карелии несколько раз менялся: местные руководители сами регулярно попадали в категорию жертв.

Кроме «кулацкой операции», в рамках Большого террора была проведена целая серия так называемых национальных операций — когда людей арестовывали по принадлежности к той или иной национальности и обвиняли, как правило, в шпионаже. В Карелии наибольший размах получили аресты по финской линии: к расстрелу были приговорены 3340 человек  В рамках других национальных операций не менее 110 человек были расстреляны по линии польского шпионажа, не менее 33 — по латышской линии, 5 человек — по немец­кой линии, 3 человека — по эстонской линии.. Здесь не было лимитов, и технология осуждения была другой: местные органы НКВД готовили так называемые альбомы — списки подсудимых с краткой информацией по их делам, которые отправлялись в Москву на утверждение двойкой — Комиссией наркома внутренних дел СССР и прокурора СССР. 

Всего в Карелии было осуждено не менее 12 189 человек, 10 779 из них были приговорены к смерти. 

4. Где проходили расстрелы?

По документам известно 14 мест в Карелии, где в период Большого террора проходили расстрелы  Особенностью карельской документации по операциям Большого террора было упоминание мест, где приговор приводился в исполнение. Они обозначались очень приблизительно — в районе того или иного населенного пункта, — и все же по этим данным можно составить хотя бы примерную географию массовых захоронений. Населен­ные пункты, фигурирующие в документах как места расстрелов: Петрозаводск, Медгора, Кемь, Сегежа, Пудож, Водораздел, Олонец, Ругозеро, Сосновец, Кандалакша, Реболы, Кондопога, Уросозеро, Беломорск (И. Чухин. Карелия-37. Идеология и практика террора. Петрозаводск, 1999).. При этом больше половины смертей соотнесено с некоей точкой в районе станции Медвежья Гора  В 1938 году, уже по завершении большей части операций Большого террора, поселок Медвежья Гора получил статус города и название Медвежьегорск.. В лесу вдоль дороги, идущей из Медвежьей Горы через Пиндуши на Повенец, руководство Белбалт­лага выбрало глухое место для казни заключенных. Судя по всему, это было сделано еще до расстрелов 1937 года: с 1931 года в Медвежьей Горе находилось управление лагеря (с перерывом на 1933–1935 годы, когда оно переместилось в Надвоицы). 

В 1937–1938 годах сюда стали привозить десятки и даже сотни людей, приго­воренных к смерти. В актах о приведении приговора в исполнение указано место: «в районе Медгоры». Документов, фиксирующих более ранние и позд­ние расстрелы, нет, поэтому число убитых обозначает нижний порог возможного числа жертв «района Медгоры».

В поименном списке жертв Большого террора, расстрелянных в Сандармохе, сейчас числится 6241 человек. 4956 из них были осуждены карельской тройкой или двойкой в рамках национальных операций; 174 — тройкой по Ленинград­ской области; 1111 человек — заключенные Соловецкой тюрьмы особого назначения, осужденные тройкой по Ленинградской области, один из двух расстрельных этапов, отправленных с островов в конце 1937-го Подробнее о трех партиях заключенных Соловецкой тюрьмы особого назначения, расстрелянных осенью 1937-го и зимой 1938 года, можно прочитать в статье Анатолия Разумова..

Место расстрелов было обнаружено в ходе экспедиции, органи­зованной петербургским и карельским отделениями «Мемориала» в 1997 году. Не исключено, что «в районе Медгоры» было еще одно или несколько мест, где приводились в исполнение расстрельные приговоры  О существовании по меньшей мере одного такого места есть документальное подтвер­ждение: «В одном из актов о приведении в исполнение смертных приговоров, вынесенных на самом первом заседании карельской тройки при старте операции по приказу № 00447, имеются удивительно точные указания о месте расстрела и захоронения: трупы приговоренных захоронены „в 500 метрах юго-западной стороны Чебинского тракта на 10-м кило­метре от станции Медгора“» (И. Флиге. Сандормох: драматургия смыслов. С. 30. СПб., 2019). Попытки Юрия Дмитриева отыскать это место, расположенное довольно далеко от Сандармоха, к результатам не привели.. Но большая часть людей из упомянутого списка должны лежать все-таки в Сандармохе. 

5. Как нашли захоронения в Сандармохе? 

Сандармох был найден благодаря архивным расследованиям, которые велись одновременно с двух сторон сотрудниками петербургского и карельского отделений общества «Мемориал». С середины 1980-х годов Вениамин Иофе и Ирина Резникова (Флиге) из Петербурга пытались найти следы заключенных Соловецкой тюрьмы, расстрелянных в конце 1937 года. Из воспоминаний быв­ших заключенных было известно, что в октябре и декабре 1937-го две партии заключенных были отправлены из кремлевского отделения на этап, после чего никаких сведений о них не появлялось. Третий этап в феврале 1938 года был уведен вглубь острова. Общее число людей, канувших в никуда, приближалось к двум тысячам. Ужас неизвестности компенсировался мифами: с 1930-х быто­вала легенда о том, что один из этапов был утоплен вместе с кораблем. 

В середине 1990-х годов сотрудники «Мемориала» и Соловецкого музея нашли в ведомственных архивах протоколы Особой тройки НКВД по Ленинградской области со списками всех трех партий заключенных и рапортами об их рас­стрелах. Но где они были убиты и похоронены, было по-прежнему неизвестно. Места захоронения второго и третьего этапов не найдены до сих пор  Второй этап численностью в 509 человек был отправлен на материк, а затем к месту расстрела. 198 человек третьего этапа были расстреляны на Соловках 17 февраля 1938 года. ; поиск первого, самого большого из трех (1111 человек), увенчался успехом. След обнаружился в деле капитана Матвеева, руководившего расстрелом. Михаил Матвеев сам был арестован в 1939 году и на допросах подробно описывал обстоятельства операции, включая перевозку людей из Кеми в Медвежью Гору, а оттуда — к месту их гибели. Так в расследовании петербургских историков появилась пресловутая Медгора.

К тому моменту петрозаводские исследователи Иван Чухин и Юрий Дмитриев уже хорошо знали это название. Работая над Книгой памяти о Большом тер­роре в Карелии, они поняли, что в районе Медвежьегорска существовал огром­ный расстрельный полигон, по числу жертв самый большой в Карелии. В архиве ФСБ Карелии Иван Чухин нашел следственное дело 1939 года по обвинению нескольких сотруд­ников НКВД в жестокости и превышении служебных полномочий. Ключевыми фигурами этого дела были Александр Шондыш и Иван Бондаренко — главные исполнители приговоров в Медгоре. По этому же делу проходил их ленинград­ский коллега Михаил Матвеев  Александр Шондыш и Иван Бондаренко были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны 20 октября 1939 года. Михаил Матвеев был осужден на десять лет ИТЛ, затем срок сократили до трех лет. Матвеев был освобожден досрочно, во время блокады Ленинграда был начальником внутренней тюрьмы УНКГБ. Умер в 1971 году.. Так пути поиска пересеклись. 

Именно показания Матвеева стали отправной точкой поисков, которые сотрудники «Мемориала» начали летом 1997 года в лесу на 19-м километре дороги Медвежьегорск — Повенец. Поиск вели Юрий Дмитриев, Ирина Флиге и Вениамин Иофе. Иван Чухин трагически погиб за три месяца до экспедиции. В первый же день Дмитриев обнаружил следы прямоугольных ям с характер­ным проседанием почвы. Два захоронения были вскрыты в присутствии пред­ста­вителей прокуратуры, черепа со следами пулевых отверстий отправ­лены на экспертизу. Всего были зафиксированы и отмечены около 150 могильных ям, в которых, по предварительным оценкам, могло находиться около 4–4,5 тысячи человек. 

6. Кто эти люди?

Операции Большого террора имели региональную привязку, и потому, казалось бы, в Сандармохе должны лежать только жители Карелии. Однако это не так. Среди убитых здесь — люди 58 национальностей, жители разных республик и областей СССР, потомки которых являются гражданами несколь­ких государств. 

Большая часть некарельских жертв — заключенные Белбалтлага, расстрелян­ные по лагерному лимиту или за попытку к бегству (часто мнимую). К лагер­никам примыкают трудпоселенцы, сосланные в Карелию из разных точек СССР. Отдельная категория — заключенные Соловецкой тюрьмы особого назначения, обвиненные, как правило, в контрреволюционных преступлениях. Их привезли в Карелию только для того, чтобы расстрелять.

Среди тех, кто попал в Соловецкий этап, множество известных людей — уче­ных, артистов, художников, религиозных и политических деятелей. Но немало и крестьян, рабочих и мелких служащих. Из национальных операций в Карелии больше всего арестов было по финской линии, поэтому в Сандармохе лежит много финнов и карел. Среди казненных — представители практически всех религиозных конфессий, а также неофициальных религиозных движений и сект. Перечень жертв Сандармоха и их личных историй таков, что совер­шенное там преступление можно назвать тотальным, направленным против человечества как такового. 

7. Почему в Сандармохе ищут захоронения советских военнопленных?

Летом 2016 года в средствах массовой информации появились публикации о том, что в Сандармохе, возможно, находятся захоронения не только жертв террора НКВД, но и советских военнопленных, расстрелянных финнами во время оккупации Карелии. Предположение опиралось на документальные сведения о том, что в Медвежьегорске в 1942–1944 годах существовало два лагеря военнопленных (№ 31 и № 74), расположенных в бывших постройках Белбалтлага. Из рассекреченных допросов бежавших военнопленных стало известно о нескольких случаях расстрелов. Число людей, расстрелянных в этих лагерях, их имена, даты и обстоятельства гибели — все это оставалось неиз­вест­ным. Авторы версии, историки Петрозаводского государственного уни­вер­ситета Юрий Килин и Сергей Веригин, изначально говорили о привязке расстрелов к Сандармоху как о предположении, ведь данных было слишком мало.

Тем не менее в августе 2018 года Российское военно-историческое общество организовало поисковую экспедицию. Одной из задач был поиск «захоронений узников финских концентрационных лагерей и погибших военнослужащих РККА в боях против финских оккупантов в Карелии в 1941–1944 годах». Открытое письмо родственников людей, убитых в Сандармохе, с призывом не тревожить останки их родных было оставлено без внимания. В результате было вырыто шесть ям, из трех подняты останки пяти человек — четверых мужчин и одной женщины. Данные экспертизы подтверждают лишь то, что все они погибли насильственной смертью от выстрела в голову. На пресс-конференции, посвященной результатам экспедиции, Сергей Веригин заявил о необходимости дальнейших полевых исследований. Представители общест­венности настаивают, что раскопки были проведены без должного обосно­вания и согласования и являются нарушением закона об объектах культурного наследия РФ.

8. Что было после того, как нашли могилы? 

Как только были обнаружены останки погибших, на месте расстрелов было создано мемориальное кладбище, а 27 октября 1997 года, в 60-летнюю годов­щину первого расстрела жертв Соловецкого этапа, открыт мемориальный комплекс.

К месту захоронения проложили дорогу, над могилами установили деревянные столбики-голбцы, рядом построили деревянную часовню. В 1998 году по ини­циа­тиве Юрия Дмитриева был установлен памятник «Расстрел с ангелом-хранителем» (автор барельефа — Григорий Салтуп)  Сегодня столбики-голбцы и барельеф памятника «Расстрел с ангелом-хранителем» пришли в ветхость и нуждаются в рестав­рации. . В 2000 году были определены границы мемориального комплекса и он был внесен в список объектов культурного наследия Карелии как памятник истории. 

Практически сразу Сандармох стал обрастать знаками личной памяти — надписями на голбцах, табличками с именами и портретами расстрелянных здесь людей. Их оставляли приходящие к мемориалу люди, в основном родственники расстрелянных. Важнейшей вехой в формировании личной памяти стала Книга памяти «Место расстрела Сандармох», подготовленная Юрием Дмитриевым. Кроме того, Дмитриев разместил в часовне списки жертв, которые пополнялись по мере появления новых данных.

С момента открытия на территории мемориала установлено 25 памятников от различных национальных, конфессиональных и иных групп. Еще в 1997 году 5 августа, день, когда официально началась «кулацкая операция», было решено сделать Днем памяти. Ежегодно сюда приезжают сотни людей из разных концов России и других стран. 

9. Почему в последнее время о Сандармохе столько говорят?

Колоссальный всплеск внимания к Сандармоху вызвали уголовные дела, возбужденные против двух людей, непосредственно связанных с памятником. 

Юрий Дмитриев, руководитель карельского отделения общества «Мемориал», один из участников экспедиции по поиску расстрельного полигона, был арестован 13 декабря 2016 года. Его обвинили в изготовлении детской порнографии и хранении оружия. Именно Дмитриев вел постоянную работу по составлению поименного списка жертв Сандармоха и был одним из орга­низаторов и постоянным участником митингов в День памяти. Обществен­ность восприняла его арест и обвинение как фальсификацию, ставшую ответом властей на деятельность в Сандармохе. Движение в защиту историка стало одновременно движением за сохранение памяти о терроре и целостности памятника. Весной 2018 года Дмитриев был оправдан по основным статьям обвинения, но вскоре его снова арестовали по еще более тяжкому обвинению в насильственных действиях. Судебное разбирательство длится до сих пор.

3 октября 2018 года был арестован и обвинен в растлении несовершеннолет­него директор Медвежьегорского краеведческого музея Сергей Колтырин. С 1991 года он следил за состоянием мемориала, организуя необходимые работы по расчистке леса, обозначению могильных ям, поддержанию памят­ников. К версии о финских захоронениях Колтырин относился скептически, раскопки не были согласованы с ним. Во время экспедиции по поиску погиб­ших узников финских концентрационных лагерей и советских военнослужа­щих он не раз давал интервью. В одном из них он сказал, что планов экспе­диции не знает, хотя в разрешительной документации был назван ответст­венным за ее проведение. В другом называл гипотезу экспедиции «нереальной картиной». В третьем утверждал, что версию о финских расстрелах нужно проверить, чтобы от нее отказаться. 27 мая 2019 года городской суд Медвежье­горска приговорил директора музея к девяти годам колонии общего режима. 

10. Что еще нужно прочитать о трагедии в Сандармохе?

Среди важнейших источников информации о Сандармохе — недавно вышедшая книга Ирины Флиге «Сандормох: драматургия смыслов». Автор исследования подробно рассказывает об истории поисков и нахождения захоронений, а также о процессе осмысления этого места в разных контекстах памяти. Другой важнейший источник — сайт Фонда Иофе «Сандормох. Мемориальное кладбище», созданный в 2016 году. Здесь есть основная инфор­мация по истории полигона, в том числе документы, статистика, списки жертв с краткими справками, карта мемориального комплекса с обозначением памятных знаков. Мы уже не раз упоминали книгу памяти, подготовленную Юрием Дмитриевым в 1999 году и изданную под названием «Место расстрела Сандармох». Сейчас готовится новое, дополненное издание, которые выйдет под названием «Место памяти Сандармох». Еще один важный сайт — это «Переписать Сандармох», журналистское расследование Анны Яровой о версии финских расстрелов в Сандармохе, контексте ее появления и оценке ее российскими и финскими историками.

Антропология

12 слов, позволяющих понять итальянскую культуру

Bello! Porca miseria! А также обеденный отдых, старушки-кошатницы и другие cose