Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Василий Каменский и архитектурный план

«Железобетонные поэмы» Василия Каменского — классика русской визуальной поэзии и, пожалуй, наиболее значительное произведение этого поэта-футури­ста. Они были опубликованы в 1914 году в сборнике «Танго с коровами», ко­торый сам по себе яркий пример авангар­дистского книгоиздания. Сборник неправильной пятиугольной формы напечатан на обратной стороне обоев, а вошедшие в него графические произведения экспонировались также на вы­ставках художников-футуристов. Каменский расчерчивает лист линиями, превращая его в своего рода архитектурный план: внутри каждого сегмента оказываются слова, связанные с теми или иными местами, впечатлениями или ощущениями, а способ соединения их вместе на одном листе призван переда­вать, как впечатления сменяют друг друга.

Василий Каменский. КонСТАНТИнополь. Разворот сборника «Танго с коровами». Издание Д. Д. Бурлюка. Москва, 1914 год Getty Research Institute / archive.org

Самая известная из таких поэм — «Константинополь», представляющая собой план прогулки по Стамбулу, куда поэт, видимо, прибыл на корабле, пришвар­товавшемся где-то у слияния Босфора и бухты Золотой Рог (именно там нахо­дятся упоминаемые Каменским кварталы). Здесь перечислены и характерные приметы турецкого быта (кальяны наргиле, традиционные головные уборы фески, кофе, рынки), достопримеча­тельности (Айя-София, Босфор, районы Галата у порта и Пера рядом с улицей Истикляль), пестрота местной публики на рынке (греки, персы), специфически тюркские сочетания звуков и слова (гельбурда, северим, чок) и т. п. Искусствовед Андрей Шемшурин вскоре после выхода этой поэмы посвятил ей небольшую статью. Среди прочего он пишет и о самой загадочной части поэмы — цифрах в нижней части листа: по его словам, они обозначают счастливую комбинацию при игре в кости, и, если это так, становится понятно, почему за ними следует строчка «и Я и Я и Я…»: поэт также желает обрести счастье.

Другие выпуски
Визуальный стих дня
Искусство, История

История древнего Хорезма в 5 экспонатах Музея Востока

Кто такой Гопатшах, зачем зороастрий­ские жрецы вешали крышки на стены и почему Хорезм — это среднеазиатский Египет