Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Иван Аксенов и игра шрифтами

Иван Аксенов занимал пограничное место в литературных направлениях 1910–20-х годов: примыкал к умеренным футуристам группы «Центрифуга» (как и молодой Пастернак), затем, уже в советское время, к Литературному центру конструктивистов, внутри которого, правда, стремился основать отдельную фракцию. Более всего он знаменит как переводчик (поэты-елизаветинцы), критик искусства (книга «Пикассо и окрестности») и кино (на его смерть Сергей Эйзенштейн откликнулся проникновенным некрологом). Биография Аксенова сильно отличалась от биографий других поэтов первой четверти века: профессиональный военный, еще в 1907 году сидевший в тюрьме за организа­цию вооруженного восстания в собственном батальоне, воевал на полях Первой мировой, а в 1917 году был арестован румынскими властями, выдержал пытки в тюрьме и был обменян на румынских офицеров.

«Мюнхен» был написан за несколько месяцев до Первой мировой — в феврале 1914 года, когда Аксенов, направляясь в Париж, останавли­вается на какое-то время в этом немецком городе, считавшимся в то время культурной столицей Германии. Однако в нем уже чувствуется, как за несколько месяцев до ката­строфы сгущается европейский воздух, наполняясь тревогой, ощущением эриманфийского страха — того ужаса, что распространял вокруг себя мифо­логический вепрь, убитый Гераклом. Это стихотворение можно прочитать и как обычное, невизуальное: графика его довольно сдержанна — игра шриф­тами, сдвиги строчек, напоминающие о более поздней лесенке Маяковского, но куда более вольные. Все эти приемы вдохновлены широким распростране­нием кинемато­графа — не только искусства и развлечения, но и способа по-новому упорядочивать реальность, используя монтаж разнородных фрагмен­тов. Так и здесь фразы из канонической классики («Тарас Бульба») и Евангелия («Отче! прости им, ибо не ведают, что творят») смешиваются с обрывками уличных разговоров. «Мюнхен» во многом предугадал позднейшие открытия авангардистской литературы — использование монтажа, графических эле­ментов, — к которым прибегал очень широкий круг авторов — от Алексея Крученых до Бориса Пильняка, однако само это стихотворение осталось малоизвестным.

Другие выпуски
Визуальный стих дня
Литература

История муми-троллей

Как финская художница придумала удивительный новый мир