Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

«Гамлет» (1911) 

Ольга Книппер-Чехова в роли Гертруды и Василий Качалов в роли Гамлета. 1911 год© РИА «Новости»

Единственный спектакль британского режиссера и реформатора сцены Эдварда Гордона Крэга в России и единственный случай, когда на постановку спектакля в дореволю­ционном Московском художествен­ном театре пригласили иностранца. Спектакль репетировали три года — с 1908-го по 1911-й. Когда он вышел, его посчитали неудачей, но работа над ним имела принципиальное значение для истории мирового театра. 

Крэг первоначально актер, сын великой актрисы Эллен Терри и ученик не менее великого актера Генри Ирвинга. Сыграв в молодости несколько ролей в лондонском театре «Лицеум», Крэг обеспечил себе блестящую актерскую карьеру, но бросил ее и занялся совсем другими вещами. Вырос он фактически за кулисами, был хорошо образован и к реформе театра подошел досконально. 

С самого начала выступив в статьях и публичных лекциях против натурализма в искусстве  Направление, связанное прежде всего с литературой и подразумевающее исследо­вание жизни человека через среду, в которой он вырос, обстоятельства рождения, диктую­щие в итоге вектор его судьбы; в театре натурализм был связан с тогдашней «новой драмой» — пьесами Августа Стриндберга, Генрика Ибсена, Герхарта Гауптмана, точно фиксировавших социальную и психологи­ческую жизнь современного им общества, — а также с появлением режиссуры, так как для поста­новки этих пьес нужна была волевая рука, учитывающая обстановку, реалистичность игры и точность ритма., он нажил себе немало врагов. Нрав у Крэга был непростой, он ссорился со всеми, включая Отто Брама, пригласившего его работать в Германию, а затем и Станиславского, который, поддавшись уговорам тогдашней возлюбленной Крэга Айседоры Дункан, позвал режиссера в Москву. 

Убежденный, что театр родился из танца и ритуальных жестов, практиковав­шихся на Востоке и в Древней Греции, Крэг хотел сделать из «Гамлета» монодраму в ширмах, возвышенную и сыгранную спокойно. Актеры Станиславского умели играть людей, а Крэг просил их меньше размышлять и быть пластически точными, соответствуя сложной световой партитуре и архитектуре спектакля. «Гамлет» представлял из себя очень красивую, выстроенную по архитектурным законам сценографию из ширм, кубов и световых лучей, внутри и на фоне которой артисты МХТ, в частности Василий Качалов, играли пьесу Шекспира по законам психологи­ческого театра — то есть разбив ее на множество кусков, каждый из которых попытались прожить. Символизм Крэга встретился с человечностью Станислав­ского, и это очень тяжело давалось всем участ­никам процесса. Крэг же решал свою идею актера-сверхмарионетки, бесконечно далекую от исканий МХТ в области душевного реализма. 

Итогом стало взаимное разочаро­вание: Станиславский был в ужасе от «актера-куклы», а Крэг писал, что Качалов играл Гамлета по-своему и что художествен­ники «взяли мои ширмы, но лишили спектакль моей души». Тем не менее «Гамлет» остался в истории как пример интереснейших открытий в области соотношений между человеком и пространством — их потом использовали в кино Сергей Эйзенштейн и Григорий Козинцев. 

Партнер рубрики
В этом году проект проходит в рамках Года театра в Санкт-Петербурге. Более 50 театральных коллективов из 20 стран, гастроли лучших зарубежных театров и региональных российских, а также лекции и мастер-классы. Здесь можно изучить подробную программу.
Санкт-Петербург
Март — декабрь 2019
Другие выпуски
Спектакль дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Литература

10 цитат из писем Тургенева

О бумагах, спущенных в ватерклозет, 69 вальдшнепах, великом несчастье и великом счастье