Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

«Гамлет» (1911) 

Ольга Книппер-Чехова в роли Гертруды и Василий Качалов в роли Гамлета. 1911 год© РИА «Новости»

Единственный спектакль британского режиссера и реформатора сцены Эдварда Гордона Крэга в России и единственный случай, когда на постановку спектакля в дореволю­ционном Московском художествен­ном театре пригласили иностранца. Спектакль репетировали три года — с 1908-го по 1911-й. Когда он вышел, его посчитали неудачей, но работа над ним имела принципиальное значение для истории мирового театра. 

Крэг первоначально актер, сын великой актрисы Эллен Терри и ученик не менее великого актера Генри Ирвинга. Сыграв в молодости несколько ролей в лондонском театре «Лицеум», Крэг обеспечил себе блестящую актерскую карьеру, но бросил ее и занялся совсем другими вещами. Вырос он фактически за кулисами, был хорошо образован и к реформе театра подошел досконально. 

С самого начала выступив в статьях и публичных лекциях против натурализма в искусстве  Направление, связанное прежде всего с литературой и подразумевающее исследо­вание жизни человека через среду, в которой он вырос, обстоятельства рождения, диктую­щие в итоге вектор его судьбы; в театре натурализм был связан с тогдашней «новой драмой» — пьесами Августа Стриндберга, Генрика Ибсена, Герхарта Гауптмана, точно фиксировавших социальную и психологи­ческую жизнь современного им общества, — а также с появлением режиссуры, так как для поста­новки этих пьес нужна была волевая рука, учитывающая обстановку, реалистичность игры и точность ритма., он нажил себе немало врагов. Нрав у Крэга был непростой, он ссорился со всеми, включая Отто Брама, пригласившего его работать в Германию, а затем и Станиславского, который, поддавшись уговорам тогдашней возлюбленной Крэга Айседоры Дункан, позвал режиссера в Москву. 

Убежденный, что театр родился из танца и ритуальных жестов, практиковав­шихся на Востоке и в Древней Греции, Крэг хотел сделать из «Гамлета» монодраму в ширмах, возвышенную и сыгранную спокойно. Актеры Станиславского умели играть людей, а Крэг просил их меньше размышлять и быть пластически точными, соответствуя сложной световой партитуре и архитектуре спектакля. «Гамлет» представлял из себя очень красивую, выстроенную по архитектурным законам сценографию из ширм, кубов и световых лучей, внутри и на фоне которой артисты МХТ, в частности Василий Качалов, играли пьесу Шекспира по законам психологи­ческого театра — то есть разбив ее на множество кусков, каждый из которых попытались прожить. Символизм Крэга встретился с человечностью Станислав­ского, и это очень тяжело давалось всем участ­никам процесса. Крэг же решал свою идею актера-сверхмарионетки, бесконечно далекую от исканий МХТ в области душевного реализма. 

Итогом стало взаимное разочаро­вание: Станиславский был в ужасе от «актера-куклы», а Крэг писал, что Качалов играл Гамлета по-своему и что художествен­ники «взяли мои ширмы, но лишили спектакль моей души». Тем не менее «Гамлет» остался в истории как пример интереснейших открытий в области соотношений между человеком и пространством — их потом использовали в кино Сергей Эйзенштейн и Григорий Козинцев. 

Партнер рубрики
В этом году проект проходит в рамках Года театра в Санкт-Петербурге. Более 50 театральных коллективов из 20 стран, гастроли лучших зарубежных театров и региональных российских, а также лекции и мастер-классы. Здесь можно изучить подробную программу.
Санкт-Петербург
Март — декабрь 2019
Другие выпуски
Спектакль дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
История, Искусство

10 предметов, изменивших историю дизайна

Кто придумал бутылку для соуса Kikkoman, лампу с заставки Pixar и тележку из супермаркета