Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Василий Розанов

«Поразительно, что к гробу Толстого сбежались все Добчинские со всей Рос­сии, и, кроме Добчинских, никого там и не было, они теснотою толпы никого еще туда и не пропустили. Так что „похороны Толстого“ в то же время вышли „выставкою Добчинских“…

Суть Добчинского — „чтобы обо мне узнали в Пе­тербурге“. Именно одно это желание и подхлестнуло всех побежать. Объявился какой-то „Союз союзов“ и „Центральный комитет 20-ти литературных об­ществ“… О Толстом никто не помнил: каждый сюда бежал, чтобы вскочить на кафедру и, что-то про­болтав — все равно что, — ткнуть перстом в грудь и сказать: „Вот я, Добчин­ский, живу; современник вам и Толстому. Разделяю его мысли, восхищаюсь его гением; но вы запомните, что я именно — Доб­чин­ский, и не смешайте мою фамилию с чьей-нибудь другой“».

Без даты

Другие выпуски
Дневник дня
Источники
  • Розанов В. Уединенное.
    М, 2006.
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

11 слов, помогающих понять финскую культуру

Лисьи огоньки, сауна, конфеты из лакрицы, отдых по-фински и гендерный вопрос