Запад и Восток: история культурЧто это?
Запад

Реформация: рождение современной Европы

Читает Анна Серёгина
О проектеЛекцииКак попасть

Что такое Реформация? Благодаря школьным учебникам, а также книгам и филь­мам перед глазами встают картины: бунты против разбогатевшей церкви, наживавшейся на суевериях невежественных людей, борьба аристо­кратов за власть, жестокие войны между католиками и протестантами, суровое подавление любого инакомыслия, лучший символ которого — костры инквизи­ции. Хотя эти ассоциации и не лишены смысла, они не дают истинного пред­ставления о Реформации — длительном процессе реформирования западного христианства, в результате которого европейское общество приобрело свои современные очертания.

Анна Серёгина
Анна Серёгина
Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра гендерной истории Института всеобщей истории РАН

Тезисы

Реформация была не отдельным событием, а большим процессом, и глав­ной ее задачей было изменить сообщество верующих. И като­лики, и протестанты шли параллельным курсом; их главные усилия были направлены именно на воспитание людей — подданных своих государей и добрых христиан, осознанно относившихся к своей вере, знавших основные положения ее учения, строго контролировавших свое поведение на публике и в семье. Такое воспитание потребовало массо­вых проповеднических кампаний и создания новой системы европей­ского образования.

Раскол некогда общего христианского сообщества на конкурирующие конфессии принес с собой конфликты — кровавые войны, преследова­ние религиозных меньшинств, поток полемической литературы, авторы которой записывали своих противников в служителей сатаны. Тем не менее главная христианская добродетель — любовь к ближнему — отнюдь не была забыта, хотя этот ближний теперь мог принадлежать к иной конфессии. Католикам и протестантам многих стран — Англии и Шотландии, Франции, германских княжеств, Речи Посполитой, земель Габсбургов и других — пришлось научиться жить рядом друг с другом. История Реформации — это вовсе не одно бесконечное противостояние, но чередование всплесков враждебности с периодами мирного сосуществования.

Именно Реформация определила облик современной Европы. Прине­сенные Реформацией конфессиональные различия сказались на евро­пейской культуре — на облике храмов, живописи, музыке, литературе. Конфессиональное деление оказало большое влияние на общество и политическую культуру. Рождавшиеся в раннее Новое время нацио­нальные государства принимали отчетливые конфес­сиональные очер­тания: так, например, Британия мыслилась как протестантское госу­дарство, а Испания, Франция или Бавария — как католические. Так Реформация очерчивала знакомые нам политические границы европейских стран.

Интервью с лектором

— Расскажите, почему вы стали заниматься именно Рефор­мацией?

— Меня довольно рано, еще в студенчестве, начал привлекать период XVI–XVII веков в Европе. С одной стороны, он совсем не похож на со­временную жизнь, а с другой — именно тогда появляются первые ее предзнаменования. И особенно важной частью этого меняющегося мира мне казалась религиозная история. Меня интересовали люди, за­хва­ченные переменами — религиозным расколом, новыми догматами, политическими конфликтами и так далее. Как они реагировали на пе­ре­мены? Как себя вели и что значила тогда для людей их конфессио­наль­ная принадлежность — была ли она важнее, чем семейные или друже­ские связи, например? Большая удача, что моя работа позволяет искать ответы на эти вопросы.

— Какое место занимает предмет вашего изучения в современном мире?

— Историю Реформации начали сочинять уже в пору самой Реформа­ции — и этот период продолжает интересовать историков до сих пор; о нем пишут романы и снимают фильмы. Такое внимание не случайно: в событиях той эпохи ищут истоки современного общества, в котором религиозные кон­фликты никуда не делись. Параллели порой ока­зы­ваются неожиданно болезненными: именно период религиозных конфликтов подарил Европе террористические акты, самым известным из которых, хотя и несостоявшимся, был Пороховой заговор 1605 года — попытка английских католиков взорвать английский парламент. Вообще то, как рассказывается история Реформации, начиная с XVI века и по сей день, — это отражение того, как за 500 лет изме­ни­лись пред­ставления об обществе, религии и самом человеке.

— Если бы вам нужно было очень быстро влюбить незнакомого человека в историю Реформации, как бы вы это сделали?

— Я бы позвала людей в музей, взглянуть на картины Тициана, Вела­скеса или ван Дейка, а потом в театр, на спектакли по пьесам этого периода. А потом попросила бы зрителей задуматься о том, почему лучшие произведения европейской живописи связаны с католиче­скими странами, а протестанты — за единственным исключением Голлан­дии — не имели развитого изобразительного искусства, хотя в области слова преуспевали — достаточно вспомнить Шекспира. Одним словом, влияние религиозного конфликта XVI–XVII веков на культуру Европы наглядно видно до сих пор.

— Если бы у вас была возможность заняться сейчас совсем другой темой, что бы вы выбрали и почему?

— Очень интересна история интеллектуальной культуры раннего Но­во­го времени. Ведь она отражает быстро меняющийся и увеличи­ваю­щий­ся мир и сама стремительно меняется, в буквальном и пере­носном смысле меняя язык — переходя с латыни на национальные языки и рез­ко расширяя свою аудиторию, а также и осваивая новые способы опи­са­ния мира. Когда выпадает возможность, с удовольствием совершаю вылазки в эту увлекательную область знания.

Где узнать больше

Николай Кареев. «История Западной Европы в Новое время. Том 2. Реформация и политическая жизнь в XVI и XVII веках» (1893)

До сих пор лучшее на русском языке изложение политической истории европейской Реформации. Одновременно это и прекрасное отражение исторического знания своей эпохи, и ее конфессиональных предрас­судков, которые, преодолев географические барьеры, прижи­лись в Рос­сии, казалось бы не имевшей отношения к рели­ги­озным конфликтам XVI–XVII веков.

Хилари Мантел. «Вулфхолл» (2011), «Внесите тела» (2013)

Автор дважды получила Букеровскую премию за эти романы, посвя­щенные жизни архитектора английской Реформации Томаса Кромвеля. В книгах Мантел прекрасно показано соединение политических, религиозных и личных мотивов, которое предопре­делило ход рели­гиозной истории раннего Нового времени. Мантел рассказывает о том, как изменения в религиозной жизни, навязанные правительством Англии, сказывались на жизни рядовых англичан — и сторонников Реформации, и тех, кто не стремился к переменам.

Жан Делюмо. «Грех и страх. Формирование чувства вины в цивилизации Запада (XIII–XVIII века)» (2003)

Исследование известного французского историка отлично показывает, как работала кампания по воспитанию христианина у католиков и у протестантов. В книге показывается, как проповедники всех кон­фессий учили прихожан постоянно контролировать свои поступки и побуждения через насаждение в них чувства собственной вины и греховности.

Фильмы и сериалы о тюдоровской Англии: «Тюдоры», «Другая Болейн», «Елизавета. Золотой век»

Прекрасно иллюстрируют живучесть конфессиональной мифологии — представлений о «прогрессивных», «свободолюбивых» протестантах (англичанах) и «силах зла» (католической Испании) — в современной массовой культуре.

Выставка к лекции

Партнер лекции
Logo picture 0db1be5a 2439 4a14 a54c cc84f2e65f00
Иллюстрация: Эгберт ван Хемскерк II. Лютер в аду. 1700–1710 годы
Musée international de la Réforme

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail