Запад и Восток: история культурЧто это?
Восток

Китайские религии: от говорящих лисиц до храмов председателя Мао

Читает Константин Тертицкий
О проектеЛекцииКак попасть

Принято считать, что жители Китая исповедовали три религии, или три уче­ния — конфуцианство, даосизм и буддизм. На самом деле китайский религи­озный мир представляет собой гораздо более сложную систему верований, учений, религиозных практик и представлений, сложившуюся на основе иных принципов, чем это было у христианства, ислама или иудаизма. Эта система пережила длительную эволюцию, в ходе которой к ней добавились новые элементы, а часть старых исчезла или существенно трансформировалась.

Константин Тертицкий
Константин Тертицкий
Доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории Китая Института стран Азии и Африки МГУ

Тезисы

Религии Китая имеют целый ряд особенностей, отличающих их от ре­лигий Европы и Ближнего Востока. В традиционном Китае верховной сакральной фигурой был император, а религии и учения (конфуциан­ство правильнее считать именно учением, имеющим черты религии) выполняли для императорской власти инструментальные функции. Это привело к тому, что в Китае никогда не было господствующей религии и, соответственно, не было стремления обратить в нее все население страны. 

Господствовавшее в сфере идеологии и образования конфуцианство признавало существование человеческой души и Неба как высшего начала, но собственно религиозными вопросами интересовалось мало — его прежде всего привлекали проблемы этики и управления государ­ством.

Культурный разрыв между элитами и «народом», существующий в каж­дой развитой традиционной культуре, принял в Китае особые черты: среди простых людей могли сохраняться и возникать верования и прак­тики, весьма предосудительные с точки зрения носителей высокой традиции. В результате получилось, что большая часть китайцев обладала своим собственным сложным комплексом верований. Этот мир сверхъестественного был огромен и с трудом поддавался описанию, хотя и имел свое внутреннюю логику, а также виды сверхъестественных существ. К храмам и священнослужителям буддизма или даосизма китайцы обычно обращались только время от времени, в зависимости от ситуации в той местности, где они жили. 

Еще одной чертой, выработавшейся в условиях длительного сосуществования нескольких религиозных традиций, был синкретизм: в каждом из трех учений стали появляться элементы доктрины или практик двух других. Своеобразным результатом этого процесса стало возникновение десятков новых религий, для которых подобный синтез стал одной из идейных основ, позволявшей им претендовать на роль конфессии, соединяющей все прочие религии и стоящей над ними.

События ХХ века привели в Китае, так же как и во всем мире, к кризису религиозного сознания, вытеснению религии из жизни общества, рас­пространению секуляризма и попыткам заменить религию идеологией. Однако и в этих условиях многие элементы традиционной религиозной системы продемонстрировали удивительную устойчивость, и они будут сохраняться в обозримой исторической перспективе.

Интервью с лектором

— Расскажите, почему вы стали заниматься именно китайскими религиями.

— Я был аспирантом и писал кандидатскую о том, что осталось в Китае конца ХХ века от традиционного китайского общества и менталитета. В 1980-е годы многие элементы традиционных практик, структур и ценностей, которые, как казалось, были уничтожены в предшест­вующие десятилетия, очень быстро восстановились и вполне активно функционировали. Целый ряд этих явлений имел непосредственное отношение к китайским религиозным верованиям, и пришлось во всем этом разбираться. Особенно меня тогда заинтересовали активизировав­шиеся в этот период китайские синкретические религии. Тогда еще не было книги об их истории в ХХ веке, и мне пришлось написать ее самому.

— Какое место занимает предмет вашего изучения в современном мире?

— Китайские религии сейчас весьма активно изучают в КНР и на Тай­ване. Много специалистов работают в США и Японии, есть, конечно, великолепные специалисты и в Европе, и в России, и в Израиле, но их значительно меньше. В мировой синологии это вполне живая область со своим журналом и конференциями, но, разумеется, она по числу занятых и по масштабам работ ни в какое сравнение не идет с изучением китайской экономики или внешней политики. Причина тут в том, что китайцы в большинстве своем не слишком религиозны, традиционные китайские религии и верования мало политизированы и недостаточно консервативны. Исключение составляют некоторые течения китайского ислама, но это отдельный сюжет. 

— Если бы вам нужно было быстро заинтересовать незнакомого человека историей китайских религий, как бы вы это сделали?

— Повез бы в горы, в буддийский или даосский монастырь. Хотя на кого-то, возможно, большее впечатление произведет сожжение изображений предметов, которые таким образом отправляют умершим родственникам, или чтение рассказов медиумов про путешествия в местный ад. Он там совсем другой: китайский ад — огромная и весьма четко работающая канцелярия, соединенная с залами для исполнения довольно жутких наказаний. 

— Если бы у вас была возможность заняться сейчас совсем другой темой, что бы вы выбрали и почему?

— Я бы занялся изучением так называемых китайских локальных куль­тур. Китай очень разный. Петр в романе Мережковского говорит о России: «Это не государство, это часть света». Так вот, к Китаю это определение подходит даже больше, чем к России. «Китай вообще» — во многом абстракция: Китай состоит из провинций, диа­лектных зон, областей и территорий, и все они порой населены очень разными людьми, которые сильно отличаются по языку и менталитету.

Где узнать больше

Д. Л. Овермайер. «Религии Китая. Мир как живая система» (1996) 

Работа канадского синолога, позволяющая составить представление о китайской религиозной системе в целом. На английском книга была издана в 1986 году и представляла собой учебник для американских студентов, начинающих изучение китайских религий. В России она вышла в составе двухтомника «Религиозные традиции мира» в середине 1990-х. 

Евгений Торчинов. «Даосизм. „Дао-дэ цзин“» (1999)

Небольшая книга петербургского синолога, позволяющая узнать главные этапы истории и основы учения даосизма. Если после этого у читателя возникнет вопрос о том, «как это все должно было работать на практике», то после нее имеет смысл прочитать другую книгу того же автора, которая так и называется: «Даосские практики» (2001). 

Евгений Торчинов. «Введение в буддологию. Курс лекций» (2000) 

О буддизме в Китае можно узнать из еще одной книги Евгения Алексеевича, основу которой составил курс лекций, прочитанных им на философском факультете СПбГУ в девяностые годы. Из нее читатель сможет сначала получить базовые сведения о буддизме в целом, а за­тем — о его китайских и тибетских школах. 

«Религиозный мир Китая». Альманах (2003, 2005, 2013) 

Статьи о китайских народных верованиях в последние годы появлялись во всех трех выпусках альманаха «Религиозный мир Китая». Там можно найти публикации про обычаи китайцев, связанные с вредителями в сельском хозяйстве, про культ лисицы, про представления о вредо­носной магии и на другие подобные темы.

Выставка к лекции

Партнер лекции
Logo picture 0db1be5a 2439 4a14 a54c cc84f2e65f00
Иллюстрация: Китайская вышивка по шелку
Bridgeman Images / Fotodom

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail