Колыбельные народов России

Пчелка золотая да натертое яблоко. Пятнадцать традиционных напевов в современном исполнении, а также их истории и комментарии фольклористов

Песни

1

Карельская колыбельная

Исполнитель: ILMU

Play0:00

О хлебушке на молоке да о дубовых щепках, о новых лапоточках да о красных шнурочках, а еще о том, как утка плыла с утятами, чирок пел с детками и мы тоже гребли, плыли у окуня под брюшком да мимо пасти огромной рыбы

О песне
2

Калмыцкая колыбельная

Исполнитель: Somerset

Play0:00

Пожелание мальчику благополучной и счастливой судьбы, да такое, будто все хорошее уже случилось: малыш вырос, стал опорой семьи и хозяином резвого скакуна. Он красив, как разноцветный цветок, он благоухает и сияет, он ветвь волшебного сандала, и волна волшебного океана, и крылья золотистого коня

О песне
3

Чувашская колыбельная

Исполнитель: «Ялар»

Play0:00

Краткий обзор подвесной колыбельки — зыбки, — в которой качается младенец. В этой вариации сама колыбелька сделана из вязовой коры, дужка — из можжевелового прута, а шест, к которому крепится зыбка, — из ствола вяза

О песне
4

Удмуртская колыбельная

Исполнительница: Лади Светӥ

Play0:00

О заботливом мире вокруг малыша и его светлом будущем. Соловушка ему споет, пчелка принесет меда, бабочка постелет подушку из цветов, а бельчата соберут в дар вкусные орешки. А однажды уже взрослым юношей он пойдет в лес, срубит ель, беззаботно вернется, и мать ему напечет вкусных табаней — кисловатых удмуртских блинов

О песне
5

Аварская колыбельная

Исполнительница: Хиринду Султанова

Play0:00

Колыбельная, которую мать поет сыну. Она сравнивает его с долгожданным дождем, и с солнцем, и с сердцем своим, и с ключиком к сердцу, и со шкатулкой, к которой подходит ключик, и с драгоценностью, которая лежит в этой шкатулке

О песне
6

Адыгская колыбельная

Исполнитель: «Джэрпэджэж»

Play0:00

О любви матери к своим сыновьям и ее тяжелой судьбе: род ее очень мал, мира она не видит и ни дома не хочет, ни очага — о том лишь просит Аллаха, чтобы мальчики ее выросли и все у них было хорошо

О песне
7

Алтайская колыбельная

Исполнительница: Bayaru Takshina

Play0:00

Об Алтае как колыбели для всех, кто живет в его долинах и пещерах. И детеныш косули, и детеныш марала, и человеческий младенец — обо всех заботится великий Алтай

О песне
8

Чеченская колыбельная

Исполнительница: Хава Хамзатова

Play0:00

Наставления будущему горцу, как прожить достойную жизнь: говорить правду, сторониться несправедливости, чтить старших и утешать их сердца

О песне
9

Татарская колыбельная

Исполнитель: Juna

Play0:00

О том, каким пригожим и трудолюбивым вырастет малыш и какая светлая судьба его ждет. Будет он прекрасен, словно цветочек или в цветке заночевавший соловей, а пока пусть заснет, растаяв, как масло

О песне
10

Русская колыбельная

Исполнитель: Синекдоха Монток

Play0:00

О том, как рад будет младенец новой, богато украшенной зыбочке с золотыми дугами-лучками, как провалится в нее, словно в сон, сладко будет спать да неслышно покачиваться

О песне
11

Ненецкая колыбельная

Исполнитель: «Минлей»

Play0:00

Колыбельная мальчику Ульве, младшему ребенку в семье. О радостном и светлом дне, который его ждет: папа добудет оленя, солнце выглянет из-за верхушки чума, прилетят птички — можно будет целый день за ними гоняться

О песне
12

Нанайская колыбельная

Исполнительница: Нина Гейкер

Play0:00

О мальчике, который родился ловким, быстрым и сильным, но главное — с большой душой и ласковым сердцем. Он сможет пройти по самым глухим таежным местам, подкараулить изюбря и победить медведя, но не забудет при этом об отце и матери, будет хорошо относиться к людям и уважать старших

О песне
13

Колыбельная коми

Исполнительница: Надежда Мусатова

Play0:00

Бабушка напевает Колюшке о том, как хороша еловая зыбка: висит на березовом оцепе, на черемуховом лучке, в ней из оленьей шерсти перина и из птичьего пуха подушка, а на них — в ситцевой пеленке, под соболиным одеялом, за красивой занавеской из изысканной ткани засыпает сладко Колюшка

О песне
14

Эвенкийская колыбельная

Исполнительница: Синильга

Play0:00

Колыбельная внучке, которой предстоит вырасти большой-большой и стать похожей на бабушку. Где-то в низине ее ждут оленчики, машут рогами, хоркают, и далеко раздается звон их ботал. Они повезут ее далеко вдоль речки, будут беречь и наставлять, чтобы она хорошо жила

О песне
15

Якутская колыбельная

Исполнитель: «Айaрхаан»

Play0:00

О том, как все в малыше-озорнике славно: лоб, щечки, носик и все-все-все. Ради счастья птенчика скоро и снег растает, и стужа утихомирится, и суровая зима отступится, а значит, якутской семье станет попроще жить. Тогда печь из серебра можно будет сотворить, а колыбельку — из золота, и наверняка все станут счастливее

О песне
Проект подготовлен совместно
с «Яндекс Путешествиями»
Яндекс Путешествия

Проект «Колыбельные народов России» состоит из нескольких частей. В приложении «Гусьгусь» все те же песни собраны в удобный плейлист. Там есть и другие колыбельные, а также подкасты, сказки и лекции для детей. «Яндекс Путешествия» составили путеводитель по местам, где каждый может познакомиться с традициями и культурой народов, о которых мы говорим в проекте. А в приложении «Радио Arzamas» вскоре запустится подкаст, в котором фольклористы подробно расскажут о нескольких колыбельных песнях.

Над проектом работали:
РедакторСерёжа ДмитриевНаучные руководителиДмитрий Опарин
Никита Петров
ЗвукорежиссерЮлия ГлуховаВыпускающий редакторАнна ШурРасшифровщикКирилл ГликманФактчекерыАлексей Бороненко
Михаил Трунин
Максим Колопотин
КорректорДарья Гоголева
Директор по спецпроектамРоман ЛевинИздательЕкатерина ЦареваМенеджер проектаВаря ГладкаяАрт-директорПавел АлексеевДизайнерМария КасаткинаФоторедакторНаташа КарельскаяРазработчикиСергей Меркулов
Сергей Маланичев
Выпускающие редакторы сайтаВиктория Малютина-Лукашина
Ирина Костарева
Мы благодарим Ксению Диодорову, Татьяну Каневу, Юрия Кекеева, Светлану Киле, Валерию Колосову, Евгению Коровину, Елену Клячко, Семена Макарова, Артема Малых, Лизу Марантиди, Сергея Неклюдова, Галину Никитину, Наталию Пеллинен, Любовь Попову, Софью Оскольскую, Марата Сафарова, Наталью Хабарову и Булата Халилова за помощь в работе над проектом. Без них он бы не состоялся.

Изображения
Российский этнографический музей
Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук
Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

Алтайская колыбельная

Чем младенец похож на корень березы и чем — на яйцо, откуда в колыбельной косуля и из каких слоев состоит Алтай

PlayСлушать —00:00Текст песни

Русский язык

Детенышу косули помогшая сделать первые шаги,
С двумя слоями каменная колыбель.
Нынешними нас вырастившая,
Матери-Алтая ручная колыбель.

Детенышу марала помогшая сделать первые шаги,
С шестью слоями каменная колыбель.
Людей, нас вырастившая,
Алтая нашего ручная колыбель.

 

Алтай тил

Элик чаабын телчиткен,
Эки кыпту таш кабай.
Эмди бисти öскӱрген,
Эне-Алтайдыҥ кол кабай.

Аҥныҥ чаабын телчиткен
Алты кыпту таш кабай,
Албаты, бисти öскӱрген,
Алтайыстыҥ кол кабай.
Алтайская колыбельная

Записана фольклористками К. Е. Укачиной и Д. С. Сайнаховой от Ш. З. Келешевой и Т. К. Шатиной. Впервые опубликована в 2019 году в коллективной монографии «Обрядность в традиционной культуре алтайцев», подготовленной этнографами и фольклористами НИИ алтаистики имени Сазона Саймовича Суразакова в Горно-Алтайске.

Алтайцы — тюркский коренной народ Алтая. В него входит несколько этнических групп: алтай-кижи (собственно алтайцы), тубалары, челканцы. В советское время к алтайцам также относили телеутов, кумандинцев и телен­гитов. Сейчас их принято считать отдельными коренными малочисленными народами, но на Алтае они по-прежнему воспринимаются как часть единой алтайской этнической общности.
Кроме России алтайцы живут в Монголии и Китае.
Численность в России: около 80 тысяч человек.
Самоназвание: алтайлар или алтай-кижи (алтайцы), теленет (теленгиты), туба (тубалары), шалканду (челканцы), тадар или теленнет (телеуты), къуманды или къубанды (кумандинцы).
Языки: алтайский, тубаларский, кумандинский, челканский, телеутский, а также теленгитский диалект алтайского языка.
Религия: шаманизм, бурханизм, или Ак Jаҥ  Синкретичное религиозное течение, имеющее шаманские и буддийские черты., буддизм, православие, евангелические течения.

О традиции

Алтайка в традиционной одежде. Фотография Сергея Борисова. 1911 годLibrary of Congress

У алтайцев русское слово «колыбельная» может быть передано несколькими местными понятиями. Самое известное из них — кабай кожоҥ — дословно переводится как «песня о колыбели»  Используются и другие термины: «баланы jайкар» («ребенка укачивать»), «баланы уйуктадар» («ребенка усыплять») и просто «бай-бай» — их мы можем встретить у алтай-кижи, теленгитов и тубаларов. Челканцы говорят «пай-пай», «пала пайлап jат» («ребёнок убаюкивается»), «палам уйукта» («мой ребёнок, спи»), «сарын» («песня») или «пежик сарын» («колыбельная песня»). Последнее схоже с тем, как колыбельную могут называть кумандинцы и тубалары рода кузен, поскольку все они называют люльку не «кабай», а по-древнетюркски — «пежик» или «бежик». У телеутов колыбель называется «пубай» или «убай», а колыбельная песня, соответственно, «пубай сарын» (другой вариант — «пала пайлаган сарыны»)..

В самом общем виде кабай кожоҥ — это пропеваемый текст, который может выступать в разных качествах: и как укачивающая песня, и как алкы­ш — ритуальное благопожелание и славословие ребенка и его колыбели. То есть, например, один и тот же кабай кожоҥ может быть пропет очень громко несколькими людьми — на празднике первого укладывания младенца в колыбель  У теленгитов, например, этот ритуал называется «баланыҥ байрамы» — праздник младенца. — и уже вечером тихо одним человеком, для того чтобы младенца убаюкать. Поэтому исследование колыбельных неразрывно связано с изучением других жанров (прежде всего как раз алкышей) и ритуалов, окружающих рождение и первые годы жизни ребёнка. Ниже — как раз такая колыбельная-алкыш.

Благопожелания, произносимые при укладывании ребенка в колыбель

Много детей вырастившая эта колыбель!
В этой колыбели лежавшие все в здоровье-покое ходят, живут!
Теперь и ты здоровым будь!
Если лежишь, твой сон достаточным будет!

Плаксивым не будь!
Шустрым будь!
Шутливым, игривым будь!
Певцом будь!
Постланная постель мягкой пусть будет!

Подложенная подушка как хлопок пусть будет!
Быстрей вырастай!
Когда вырастешь из колыбели — на четвереньках ползай,
Когда на четвереньках пойдешь — за предметы, держась, беги.
Вовсю беги!  Баланы кабайга салза, айдар алкыш сöстöр

Канча бала кабайланган кабай эди!
Бу кабайда ϳаткан ончо эзен-амыр ϳӱрӱ, jадыры!
Эмди сен де су-кадык ϳӱр!
Јатсаҥ, уйкуҥ ϳеткил болзын!

Ыйлак болбо!
Шулмус бол!
Кокырчы, ойынчы бол!
Кожоҥчы бол!
Салган тöжöк ϳымжак болзын!

Јастанган ϳастыгыҥ кöбöҥдий болзын!
Капшай ϳаана!
Кабайга батпай барзаҥ — эмектеп ϳӱгӱр,
Эмектеп барсаҥ — ууламϳып ϳӱгӱр.
Анаар ϳӱгӱреер.

Колыбельная записана Эммой Васильевной Екеевой в 2017 году в селе Мухор-Тархата Кош-Агачского района от теленгитки С. Б. Талкыбаевой из рода ак кыпчак. Опубликована в монографии «Обрядность в традиционной культуре алтайцев» (2019).

В этой колыбельной мы видим оба аспекта алкыша: восхваление колыбели и благопожелание младенцу. Благопожелание формулируется в виде перечня напутствий, и исследователи видят в этом близость кабай кожоҥ и алкышей к заговорным текстам. В кабай кожоҥ звучат пожелания сна, здоровья, роста, послушания, благой жизни в будущем, например: «ложись хорошенько и засыпай»  Jакшы jадып уйуктазаҥ (алтайский)., «не плачь никогда»  Ыйлабазаҥ качанда (алтайский)., «потерпи — вырастешь мужчиной»  Чыдап алзаҥ, эр болорыҥ (алтайский)., «женись на дочери богатого»  Байыҥ кызын ал (алтайский)., «заберись на священный тополь»  Бай терекке чык (алтайский). или «заколи трехгодовалую овечку»  Кунан койды сой (алтайский)..

Алкыши считались древним магическим средством, которое должно было обеспечить благополучие новорожденному. Они звучали весь первый год жизни ребенка. Сначала исполнялись алкыши для благополучного рождения и облег­чения мук роженицы, затем алкыши, пропеваемые пуповичной матерью  Пуповичная мать (киндик эне) — женщина, которая принимает младенца в родах. У крещеных алтайцев алкыши исполнялись также крестной матерью — крес эне., алкыши божественной подательнице и хранительнице малых Умай-Эне, хозя­ину Алтая богу Алтай-Кудаю и дереву, из которого делается колыбель. Зву­чали алкыши самой колыбели и огню, дымом от которого она окуривается  Колыбель окуривают дымом от горящей ветки можжевельника., а также духам различных болезней, которыми может заболеть младенец. В первый день рождения ребенка часто проходили ритуалы его имянаречения, семейного праздника густой похлебки  Койу кöчö (алтайский). и первой стрижки — они тоже сопровождались алкышами.

Не каждая колыбельная может пропеваться ритуально, как алкыш, существуют и колыбельные, исполняемые только при укачивании младенца.

Эти ритмические песни насыщены формулами укачиваний с междометиями, напоминающими русское «баю-бай»  Алтай-кижи, тубалары, челканцы и кумандинцы поют «бай-бай», теленгиты — «пӧбӧй, пӧбӧй» или «у-ай, у-ай, у-ай, уай, балам, увай», а еще у теленгитов и алтай-кижи есть вариант «ӧбӧй, ӧбӧй, ӧбӧй». В колыбельной челканцев можно услышать «паай, паай, паю паай» или «паай-паай, палам-ай», а также «палам-пай, палам пайлап jат» («мой ребенок убаюкива­ется»). А у телеутов — «бай, бай, баламды» («баю-бай, дитя моё»), «пайлап jат» («засы­пает») или «бала байлап jат» («ребенок убаюкивается»)..

Известная алтайская фольклористка Майя Петровна Чочкина в своей книге «Алтайский детский фольклор» приводит пример такой колыбельной:

Бай-бай, бай-бай,
Засыпай, мой ребенок,
Женись на дочери богатого человека,
Бай-бaй, бай-бай,
Засыпай, мой ребенок,
Заберись на священный тополь, мой ребенок,
Женись на дочери богатого человека, мой ребенок,
Женись на дочери богатого человека, мой ребенок,
Заколи трехгодовалую овечку, мой ребенок,
Бай, мой ребенок, бай  Баай-баай, баай-баай,
Баай, балам,
Байдыҥ ла кызын ал балам,
Баай-баай, баай-баай,
Баай балам,
Бай терекке чык, балам,
Байдыҥ кызын ал, балам,
Байдыҥ ла кызын ал балам,
Кунан койды coй балам,
Баай, балам, баай.
.

«Основное назначение этих песен — убаюкать младенца, поэтому ритмика и звуковое оформление соответствуют покачиванию и скрипу „кабай“ (колыбели)», — заключает Майя Чочкина. 

Как и во многих колыбельных, укачивающий эффект кабай кожоҥ достигается поэтическими приемами — аллитерацией, ассонансом, синонимией и повто­ра­ми — слов в одном стихе, слов в смежных стихах, целых стихов и междометий.

Иногда для большего убаюкивающего эффекта использовались музыкальные инструменты — например, у телеутов песню могло сопровождать постукивание костяных подвесок-погремушек шалтрак.

Нередко колыбельные на Алтае вообще лишены сюжета и благопожеланий и почти целиком строятся из баюльных формул и повторов:

Бай, бай, бай,
Засыпай, мой ребенок,
Засыпай, мой ребенок!
Бай, бай, бай  Ӧбӧй, ӧбӧй, ӧбӧй,
Укта, балам,
Укта, балам!
Ӧбӧй, ӧбӧй, ӧбӧй.

М. П. Чочкина. Алтайский детский фольклор. Горно-Алтайск, 2003.
.

Благодаря повторам и особой фонетике эти кабай кожоҥ не только быстро убаюкивают младенца, но и легко запоминаются и передаются следующему поколению. В традиционной алтайской семье девочка, подражая матери, напевала кабай кожоҥ своим куклам, а лет с шести-семи — младшим детям.

Еще одна особенность кабай кожоҥ — заимствования из других песенных и поэтических жанров. Так, например, колыбельные кумандинцев и других северных алтайцев исследователи связывают с песенно-поэтической традицией сарын, похоронным плачем сыгыт и жанром коротких ритмических песен такпак Короткие ритмические песни, которые часто сопровождаются танцем. Исследователи сравнивают этот жанр с русской частушкой.. Теленгитские колыбельные тоже связывают с такпаком, а также со скотоводческими заговорами и эпосом. Отдельный интерес представляют кабай кожоҥ из фонда колыбельных алтай-кижи, которые заимствуют сюжеты и поэтику из жанра традиционной коллективной алтайской песни jаҥар кожоҥ. Каждая строка в такой колыбельной повторяется по два раза, а кроме того — в ней возникают характерные синонимичные ряды: например, в одном куплете встречается фраза «Поставив на ноги детеныша косули»  Элик балазын телчидип (алтайский)., а в следующем — «Вырастив детеныша марала»  Аҥ балазын чыдадып (алтайский).. В таких колыбельных можно также найти заимствования мотивов из мифологических рассказов  Речь про фольклорный жанр кеп куучындар. и даже загадок.

В алтайских колыбельных — как и во многих других колыбельных традициях — светлое будущее ребенка призывается с помощью не только напутствий и поже­ланий, но и метафор. Например, в колыбельной, приведен­ной ниже, ребенок соотносится с корнем березы — ожидается, что и он станет родона­чальником, корнем большой семьи.

Бай-бай, мое дитя,
Ты корень березы с наростом,
Ты корень рода, имевшего покровителя.
Ты корень молодой березы,
Ты корень плодовитого рода.
Скоро возвратится мать со свадьбы,
Принесет девять мешков мяса,
Скоро возвратится отец с охоты,
Принесет голову священного козла  Баай-бaaй, балам,
Урлу кайын тазылы эдиҥ,
Укту-тӧстӱниҥ тазылы эдиҥ.
Бала кайыҥ тазылы эдиҥ,
Байлу уктуныҥ тазылы эдиҥ.
Тойлой берген энеҥ келер,
Тогус таар эт экелер.
Аҥдай берген адаҥ келер.
Бай куран бажын экелер.

М. П. Чочкина. Алтайский детский фольклор. Горно-Алтайск, 2003.
.

Другой пример — известная на Алтае колыбельная о яйце, снесенном ночью: яйцо станет птицей, а ребенок — мужчиной.

Яйцо, которое было снесено ночью,
Станет птицей шумным летом.
Ребенок, который в пеленках,
Когда-нибудь станет мужчиной.
Яйцо, которое снесено в темноте,
Станет птицей с шумным летом.
Ребенок в колыбели,
Когда-нибудь станет мужчиной  Тӱнде чыккан jымыртка,
Тӱлӱреп учар куш болор.
Тӱӱнчекте jаш бала,
Тӱбинде барып эр болор.
Караҥуйда чыккан jымыртка,
Калырап учар куш болор.
Кабайдагы jаш бала.
Качан тӱпте эр болор.

М. П. Чочкина Алтайский детский фольклор. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2003.
.

Исследователи отмечают, что жанр кабай кожоҥ продолжает развиваться и сегодня: как и раньше, исполнители колыбельных импровизируют и заимствуют сюжеты из современных эстрадных песен и литературы.

О песне

Выбранная нами колыбельная известна в разных районах и селах республики Алтай. Фольклористы не раз записывали ее у алтай-кижи (например, Усть-Канском районе) и у теленгитов (например, в Улаганском районе). Но каждый раз — с небольшими отличиями.

Вот, например, другая вариация — записанная в 2017 году фольклористкой Эммой Екеевой:

С шестью слоями колыбель моя,
Детеныша оленя взрастившая,
Отца-матери ручная колыбель.
Из дитя-младенца мужчину вырастившая, 
С двумя слоями каменная колыбель.
Детеныша косули взрастившая,
Из дитя-младенца мужчину воспитавшая,
Матери-отца ручная колыбель  Алты кыпту кабайым,
Аҥ балазын телчиткен, 
Ада-энениҥ кол кабай.
Эргекче бала эр ϳетирген,
Эки кыпту ташка бай.
Элик балазын телчиткен,
Эргекче баланы эр эткен,
Эне-аданыҥ кол кабай.

Записана в 2017 году фольклористкой Эммой Екеевой в селе Новый Бельтир Кош-Агачского района от А. С. Тадыровой. Опубликована в монографии «Обрядность в традиционной культуре алтайцев» (2019).
.

В вариации, которую мы записали, конкретный ребенок в конкретной колыбели соотносится с детенышами животных и колыбелью огромного Алтая. Из этого проистекает магический эффект песни. Одно дело — человеческий малыш в деревянной кроватке, совсем другое — звериный детеныш в горной каменной колыбели самого Алтая. Злые духи путаются в том, кто есть кто, и уже не могут навредить ребенку. По этнографическим данным, родители могли положить и настоящее животное в колыбель в качестве подмены: «Когда ребенок неспокойный, в его колыбель кладут щенка, а ребенка, спрятав, уносят. Когда черные силы придут, ребенка не найдут»  НА НИИА. ФМ. Дело № 296. Материалы экспедиций в Улаганский район 1974 г. С. Д. Куйуков..

Упомянутый в колыбельной марал имеет для алтайцев особенное значение: это не только промысловое животное, но и существо, в которое могут воплощаться духи тайги. Согласно некоторым историям, хозяин Алтая является в виде белого марала, либо марала с особенными рогами или особенным большим черным пятном, либо же человека с головой марала.

В этой колыбельной нет традиционного для других алтайских колыбельных перечня пожеланий ребенку. Она моделирует его будущее иначе: ему не велят засыпать или жениться на дочери богатого человека, но создают вокруг него упорядоченный и безопасный мир под защитой и заботой Алтая. 

«В обрядовой и шире в фольклорной традиции топоним Алтай имеет широкие смысловые контексты и понимается как „родная земля“, „родовая территория“, „родина богатыря“, „мать и отец“. <…> В благопожеланиях народ образно отождествляет Алтай с отцом и матерью, выкормившими своих детей: „Албатызын азыраган, / Алтайымга баш болзын!“ („Народ свой кормящему, / Алтаю моему голову преклоняю!“»  Обрядность в традиционной культуре алтайцев. Горно-Алтайск, 2019.

Алкыши Алтаю произносят в том числе при изготовлении деревянной колыбели. Перед тем как распилить дерево, на него повязывают жертвенные ленточки  Кыйра (алтайский)., окропляют его молоком и произносят благопожелания Алтай-Кудаю, то есть Алтаю-богу, хозяину Алтая.

Образ колыбели в этой колыбельной растворяется в образе целого много­слойного мира Алтая — каменной колыбели всех живых существ. Идея много­слойности — одна из важнейших для алтайской традиции. Согласно алтайской космологии, мир состоит из множества слоев и каждое пространство этого мира многослойно. Небесный мир, срединный мир, подземный мир — все эти сферы имеют слоистую топографию. 

У каждого слоя есть своей хозяин и свои обитатели. Возьмем, к примеру, горы. На заснеженном пространстве горы обитают духи гор, это место, где гора смыкается с небесной сферой. Дальше идет слой, где нет вечных снегов, там живут маралы и снежные барсы. Потом — слой, значимый для человека, там растет кедр. А есть подземный слой, он тоже очень значим для алтайской мифологии. Там обитают алмысы — существа порой безразличные, а порой и крайне недоброжелательные к человеческому миру. 

Мифологическая топография прослеживается не только в песне, но и в самой колыбели: алтайский кабай, как символическое и реальное жилище младенца, его микрокосм, действительно состоит из четного  Четность, или парность, называемая эшту, — важное для алтайской традиции понятие. Эшту — это основа гармонии и изобилия в идеальном миропорядке. В песне двух- или шестислойная колыбель ребенка соотно­сится с такой же, но каменной колыбелью Алтая — и это основа будущей благой судьбы ребенка, народа Алтая и всех его обитателей. числа слоев. Младенец лежит на двойном войлоке, под войлоком — лопаточка (талалай, или кÿрек, — деревянная планочка, в которой могут быть вырезаны желобки для стока мочи), под ней — поперечные перекладины или, как у теленгитского кабая, само дно люльки.

Возможны и другие традиционные варианты слоистости колыбели. Например, петербургский этнограф Вера Павловна Дьяконова дает следующее описание: на выдолбленное деревянное дно старинного кабая у чуйских теленгитов укладывался слой сухого овечьего помета, поверх него для стока мочи клался хвост яка-сарлыка, на нем был слой шерсти с ног и шеи сарлыка, затем — шерсть молодых коз и несколько рядов шкурок ягнят. Улаганские теленгиты поверх шерсти стелили листья лопуха. Самого ребенка укрывали шкурками козлят или ягнят. А с самого верха колыбель перетянута еще одним слоем — сыромятными петлями, чтобы младенец не выпал. 

Таким образом, представления о слоях пронизывают весь микро- и макрокосм алтайца: они присущи колыбели, дому, небесам, горам и подземному миру.

Другие колыбельные:

Проект подготовлен совместно с «Яндекс Путешествиями»

Проект «Колыбельные народов России» состоит из нескольких частей. В приложении «Гусьгусь» все те же песни собраны в удобный плейлист. Там есть и другие колыбельные, а также подкасты, сказки и лекции для детей. «Яндекс Путешествия» составили путеводитель по местам, где каждый может познакомиться с традициями и культурой народов, о которых мы говорим в проекте. А в приложении «Радио Arzamas» вскоре запустится подкаст, в котором фольклористы подробно расскажут о нескольких колыбельных песнях.

Источники
  • Баскаков Н. А. Алтайский фольклор и литература.
    Горно-Алтайск, 1948.
  • Демчинова М. А. Актуальные проблемы современной алтайской фольклористики. Сборник научных трудов.
    Горно-Алтайск, 2017.
  • Доронин Д. Ю. Конструируя шаманизм: новые значения для алтайской фольклористики.
    Зеркала культур. Памяти А. М. Сагалаева. Новосибирск, 2019.
  • Доронин Д. Ю. Красавица-алмыска и душа шамана: оборотничество в мифологии алтайцев.
    In Umbra. Демонология как семиотическая система. Альманах. Вып. 5. М., 2016. 
  • Доронин Д. Ю. Между медведем и ангелом: типология обликов горного хозяина у народов Алтая.
    In Umbra. Демонология как семиотическая система. Альманах. Вып. 2. М., 2013.
  • Доронин Д. Ю. «Правым, ласковым глазом взгляни!»: глаза и взгляд в актуальной мифологии народов Алтая.
    Сила взгляда. Глаза в мифологии и иконографии. М., 2019.
  • Дьяконова В. П. Алтайцы (материалы по этнографии теленгитов Горного Алтая).
    Горно-Алтайск, 2001.
  • Енчинов Э. В. Семейные ценности алтайцев: трансформация обычного права в современной культуре.
    Горно-Алтайск, 2013.
  • Казагачева З. С. Алтайские героические сказания «Очи-Бала», «Кан-Алтын». Аспекты текстологии и перевода.
    Горно-Алтайск, 2002.
  • Кандаракова Е. П. Малый жанр фольклора челканцев. Шьалганнуг сарыннар.
    Горно-Алтайск, 2017.
  • Кандаракова А. М. Песни челканского народа.
    СПб., 2013.
  • Каруновская Л. Э. Из алтайских верований и обрядов, связанных с ребенком.
    Сборник Музея антропологии и этнографии. Т. 6. Л., 1927.
  • Каташ С. С. Мифы, легенды горного Алтая. Мифы, легенды, предания, благопожелания.
    Горно-Алтайск, 1978.
  • Клешев В. А. Народная религия алтайцев: вчера, сегодня.
    Горно-Алтайск, 2011. 
  • Кондратьева Н. М. Колыбельные телеутов, тубаларов, кумандинцев, чалканцев.
    Фольклорное наследие Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1989.
  • Суразаков С. С. Алтай албатыныҥ оос поэтический творчествозы.
    Горно-Алтайск, 1960.
  • Суразаков С. С. Алтай фольклор.
    Горно-Алтайск, 2015.
  • Тадышева Н. О. Влияние христианизации на семейную обрядность коренного населения Горного Алтая.
    Горно-Алтайск, 2011.
  • Тадышева Н. О. Современные обряды, связанные с ребенком, у алтайцев.
    Этнография Алтая и сопредельных территорий: этнокультурные процессы в Верхнем Приобье и Прииртышье. Материалы международной научной конференции. Барнаул, 22–23 ноября 2011 г. Барнаул, 2011.
  • Тощакова Е. М. Традиционные черты народной культуры алтайцев: (XIX — начало XX вв.).
    Новосибирск, 1978.
  • Тюхтенев Т. С. Алтайские народные песни.
    Горно-Алтайск, 1972.
  • Тюхтенева С. П. Земля. Вода. Хан Алтай: этническая культура алтайцев в XX в.
    Элиста, 2009.
  • Чочкина М. П. Алтайский детский фольклор.
    Горно-Алтайск, 2003.
  • Шатинова Н. И. Семья у алтайцев.
    Горно-Алтайск, 1981.
  • Алтайский фольклор.
    Горно-Алтайск, 1988.
  • Обрядность в традиционной культуре алтайцев.
    Горно-Алтайск, 2019.
  • Телеутский фольклор.
    М., 2004.
  • Тюркские народы Сибири.
    М., 2006.
  • Olson J. S. An Ethnohistorical Dictionary of China.
    Westport, 1998.
00:0017:55

Колыбельные народов России