Колыбельные народов России

Пчелка золотая да натертое яблоко. Пятнадцать традиционных напевов в современном исполнении, а также их истории и комментарии фольклористов

Песни

1

Карельская колыбельная

Исполнитель: ILMU

Play0:00

О хлебушке на молоке да о дубовых щепках, о новых лапоточках да о красных шнурочках, а еще о том, как утка плыла с утятами, чирок пел с детками и мы тоже гребли, плыли у окуня под брюшком да мимо пасти огромной рыбы

О песне
2

Калмыцкая колыбельная

Исполнитель: Somerset

Play0:00

Пожелание мальчику благополучной и счастливой судьбы, да такое, будто все хорошее уже случилось: малыш вырос, стал опорой семьи и хозяином резвого скакуна. Он красив, как разноцветный цветок, он благоухает и сияет, он ветвь волшебного сандала, и волна волшебного океана, и крылья золотистого коня

О песне
3

Чувашская колыбельная

Исполнитель: «Ялар»

Play0:00

Краткий обзор подвесной колыбельки — зыбки, — в которой качается младенец. В этой вариации сама колыбелька сделана из вязовой коры, дужка — из можжевелового прута, а шест, к которому крепится зыбка, — из ствола вяза

О песне
4

Удмуртская колыбельная

Исполнительница: Лади Светӥ

Play0:00

О заботливом мире вокруг малыша и его светлом будущем. Соловушка ему споет, пчелка принесет меда, бабочка постелет подушку из цветов, а бельчата соберут в дар вкусные орешки. А однажды уже взрослым юношей он пойдет в лес, срубит ель, беззаботно вернется, и мать ему напечет вкусных табаней — кисловатых удмуртских блинов

О песне
5

Аварская колыбельная

Исполнительница: Хиринду Султанова

Play0:00

Колыбельная, которую мать поет сыну. Она сравнивает его с долгожданным дождем, и с солнцем, и с сердцем своим, и с ключиком к сердцу, и со шкатулкой, к которой подходит ключик, и с драгоценностью, которая лежит в этой шкатулке

О песне
6

Адыгская колыбельная

Исполнитель: «Джэрпэджэж»

Play0:00

О любви матери к своим сыновьям и ее тяжелой судьбе: род ее очень мал, мира она не видит и ни дома не хочет, ни очага — о том лишь просит Аллаха, чтобы мальчики ее выросли и все у них было хорошо

О песне
7

Алтайская колыбельная

Исполнительница: Bayaru Takshina

Play0:00

Об Алтае как колыбели для всех, кто живет в его долинах и пещерах. И детеныш косули, и детеныш марала, и человеческий младенец — обо всех заботится великий Алтай

О песне
8

Чеченская колыбельная

Исполнительница: Хава Хамзатова

Play0:00

Наставления будущему горцу, как прожить достойную жизнь: говорить правду, сторониться несправедливости, чтить старших и утешать их сердца

О песне
9

Татарская колыбельная

Исполнитель: Juna

Play0:00

О том, каким пригожим и трудолюбивым вырастет малыш и какая светлая судьба его ждет. Будет он прекрасен, словно цветочек или в цветке заночевавший соловей, а пока пусть заснет, растаяв, как масло

О песне
10

Русская колыбельная

Исполнитель: Синекдоха Монток

Play0:00

О том, как рад будет младенец новой, богато украшенной зыбочке с золотыми дугами-лучками, как провалится в нее, словно в сон, сладко будет спать да неслышно покачиваться

О песне
11

Ненецкая колыбельная

Исполнитель: «Минлей»

Выйдет 15 августа 2022

12

Нанайская колыбельная

Исполнительница: Нина Гейкер

Выйдет 15 августа 2022

13

Колыбельная коми

Исполнительница: Надежда Мусатова

Выйдет 15 августа 2022

14

Эвенкийская колыбельная

Исполнительница: Синильга

Выйдет 15 августа 2022

15

Якутская колыбельная

Исполнитель: Ayarkhaan

Выйдет 15 августа 2022

Проект подготовлен совместно
с «Яндекс Путешествиями»
Яндекс Путешествия

Проект «Колыбельные народов России» состоит из нескольких частей. В приложении «Гусьгусь» все те же песни собраны в удобный плейлист. Там есть и другие колыбельные, а также подкасты, сказки и лекции для детей. «Яндекс Путешествия» составили путеводитель по местам, где каждый может познакомиться с традициями и культурой народов, о которых мы говорим в проекте. А в приложении «Радио Arzamas» вскоре запустится подкаст, в котором фольклористы подробно расскажут о нескольких колыбельных песнях.

Над проектом работали:
РедакторСерёжа ДмитриевНаучные руководителиДмитрий Опарин
Никита Петров
ЗвукорежиссерЮлия ГлуховаВыпускающий редакторАнна ШурРасшифровщикКирилл ГликманФактчекерАлексей БороненкоКорректорДарья Гоголева
Директор по спецпроектамРоман ЛевинИздательЕкатерина ЦареваМенеджер проектаВаря ГладкаяАрт-директорПавел АлексеевДизайнерМария КасаткинаФоторедакторНаташа КарельскаяРазработчикиСергей Меркулов
Сергей Маланичев
Выпускающие редакторы сайтаВиктория Малютина-Лукашина
Ирина Костарева
Мы благодарим Ксению Диодорову, Татьяну Каневу, Юрия Кекеева, Светлану Киле, Валерию Колосову, Евгению Коровину, Елену Клячко, Семена Макарова, Артема Малых, Лизу Марантиди, Сергея Неклюдова, Галину Никитину, Наталию Пеллинен, Любовь Попову, Софью Оскольскую, Марата Сафарова, Наталью Хабарову и Булата Халилова за помощь в работе над проектом. Без них он бы не состоялся.

Изображения:
Российский этнографический музей
Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук
Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

Карельская колыбельная

Почему сон — живой, зачем в колыбельных поют о смерти и как они связаны с «Калевалой»

PlayСлушать —00:00Текст песни

Русский язык

Напеваем (своему) ребенку,
напеваем (своему) маленькому.
Туути, туути, туутушки,
баю, баю, баюшки.
Приди, сон, с улочек
к маленькому ребенку в изголовье.
Приди, мышь, принеси сон
по золотым проулкам,
по медным ступенькам
нашей маленькой дочке,
нашей малышке.
Туути, туути, туутушки,
баю, баю, баюшки.
Старик уснул, старый устал,
ушел тот, кто кошели плел,
кто короба скручивал.
Сидела-сидела я вечер целый
на краю скамьи карела.
Там меня и напоили,
там меня и накормили,
еще и в другой раз пригласили.
Туути, туути, туутушки,
баю, баю, баюшки.
Моей мамы хлебушек на молоке,
моего отца дубовые щепочки,
моего дедушки новые лапоточки,
моей бабушки красные шнурочки,
моего брата (водные) рыбки,
моей крестной косоплеточки,
моей сестры украшеньица.
Баю, баю, баюшки,
туути, туути, туутушки.
Рулли рулли рулон табака,
откуда ты знал сюда прийти?
По сенным дорогам Сенозера,
по развилкам Шапкозера,
по охотничьим тропам Окуневой Губы,
по ледовым дорогам Елетьозера,
по деревянным настилам Никольской Губы.
Туути, туути, туутушки,
баю, баю, баюшки.
Плыла утка с утятами,
чирок пел с детками.
Гребли мы, плыли мы
устьем реки, через край озера,
у окуня под брюшком,
мимо пасти большой рыбы.

Перевод: М. В. Кундозерова
 

Karjalan kieli

Laulelemma lapšellana,
laulelemma pienellänä.
Tuuti tuuti tuutusilla,
baiju baiju baibasilla.
Tule, uni, ulkosista
lapšen pienen pielukšilla.
Tule, hiiri, unta tuomah
kultasie kujoja myöten,
vaškisie vajoja myöten
meijän pienellä tyttärellä,
meijän pikkaraisellana.
Tuuti tuuti tuutusilla,
baiju baiju baibasilla.
Ukko untu, vanha vaipu,
kuoli konttisien kutoja,
kesselijen keikuttaja.
Issuin, issuin illan kaiken
karjalaisen skammin piäššä.
Šielä milmai juotettihe,
šielä milmai šyötettihi,
vieläi toičči toivotettih.
Tuuti tuuti tuutusilla,
baiju baiju baibasilla.
Muamoni maitomöykkysette,
tuattoni tammenlaštusette,
ukkoni uuvvet viršusette,
buaboni punapaklasette,
veikkoni vejenkalasette,
ristimuamoni rihmasette,
čikkoni čimmin kirjasette.
Baiju baiju baibasilla,
tuuti tuuti tuutusilla.
Rulli rulli tupakkirulla,
mistä tiesit tänne tulla?
Heinäjärven heinäteitä,
Šuapkajärven šuarateitä,
Ahvenlahen ajoteitä,
Jeletjärven jiäteitä,
Lahenkylän lautateitä.
Tuuti tuuti tuutusilla,
baiju baiju baibasilla.
Šoutipa šorša poikinehe,
tavi lauleli lapšinehe.
Šoutelimma, joutelimma
joven šuičči, järven päičči,
ahvenen vačan aličči,
šuuren kalan šuupuoličči.
Карельская колыбельная

Записана в 1983 году фольклористкой Ниной Лавонен в деревне Зашеек Лоухского района Карелии от Федоры Кундозёровой.

Карелы — прибалтийско-финский народ, большая часть которого проживает в Республике Карелия и других регионах России. Множество карелов живет на востоке Финляндии. 
Численность в России: более 60 тысяч человек (по данным 2010 года). 
Самоназвание: karjalaiset.
Язык: карельский, в том числе три основных наречия: собственно карельское, ливвиковское и людиковское.
Религия: в России — православие, в Финляндии — православие и лютеранство.

О традиции

Карелы. Фотография Инто Конрада Инха. Ухта, 1894 годSuomen valokuvataiteen museo

Карельская устная традиция знаменита своими рунами — песнями особой формы  Среди прочего для рун характерно обилие созвучных согласных (аллитераций) и попарный параллелизм строк — вторая строка часто пересказывает первую, четвертая — третью, и так далее. Например, так:
Мной желанье овладело,
мне на ум явилась дума:
дать начало песнопенью,
повести за словом слово,
песню племени поведать,
рода древнего преданье.

Элиас Лённрот. «Калевала». Зачин.
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.

В колыбельной, которую мы выбрали, тоже можно наблюдать этот прием — об этом мы еще упомянем.
, повествующими о мире, богах и героях. Некоторые из них легли в основу эпической поэмы «Калевала»  «Калевала» — поэма, составленная в сере­дине XIX века фольклористом Элиасом Лённротом. Само по себе слово «Кале­вала» — это эпическое имя страны, в которой действуют карельские народные герои. Его можно перевести как «место жительства Калева» — родоначальника карело-финских богатырей. — самого известного переложения карельских традиционных песен.

Размер, которым исполняются руны, называется kalevalamitta Kalevalamitta — «Калевальская метрика» (с карельского). — в этом размере поются не только эпические, но и заговорные руны, а также свадебные и колыбельные песни, причем один песенный жанр может проникать в дру­гой — например, в колыбельной может встретиться часть заклинания от ноч­­ной плачеи  Ночная плачея — мифологическое существо, не дающее ребенку спать.. Более того, размер kalevalamitta свойственен всему детскому фольклору: потешки, считалочки и дразнилки пропеваются именно руниче­ским размером, и легко можно взять часть потешки и напеть ее в качестве колыбельной. Родство песенных жанров в карельском фольклоре можно проиллюстрировать словами фольклористки Марии Кундозеровой:

«Я пела дочке заговорную руну о рыбалке. Она такая коротенькая, записана много раз от разных исполнителей. В ней говорится о том, что мы поймаем большую щуку и поделим ее. <…> Мясо отдадим повару, голову, глаза — смотрящему с берега, печенку — ждущему на берегу, а желчный пузырь — тому, кто сидел без дела. И я пела ее в качестве колыбельной, потому что это очень хорошо, удобно для запоминания. А на самом деле это заговорная руна, которую пели, отправляясь на рыбалку».

Колыбельные пелись долго: женщина, которая укачивает ребенка, могла за один раз пропеть все свои колыбельные, свой эпический и лирический репертуар, заговоры — в этом уникальность карельского песенного фольклора. Также интересно, что в карельских колыбельных переплетаются карельские, финские и русские слова и выражения: это результат долгого соседства этих народов.

Записано больше тысячи карельских колыбельных. В них выделяются два распространенных мотива: первый — обращение ко сну, а второй — пожелание ребенку удачной судьбы. 

Обращались ко сну примерно так: «Приди к изголовью ребенка, закрой его глаза, завяжи уши платочками, веревочками». Карелы представляли сон живым: он откуда-то идет или приезжает на баране или овце — то есть на тех животных, которых карелы держали в хозяйстве. Также сон представляли старым, иногда — приходящим в облике старика  Uniukko (карельский). или старухи  Uniakka (карельский).. В одной из записанных колыбельных сон должен приехать на саночках, а саночки разукрашены золотом. Причем исполнительница прокомментировала, что на таких санях приезжают самые дорогие гости. То есть сон — желанный гость, его приглашают к ребенку. 

Если же колыбельная благопожелательная, чаще всего в ней поется об удачах в профессии, причем самой желанной профессией карельцам виделась профес­сия судьи. Вот, как об этом рассказывает Мария Кундозерова:

«Судя по текстам колыбельных, особо почитались судьи, те, кто пишет бумаги, судит-рядит, разносит важные бумаги. Ребенку желали также, чтобы он стал боярином. Вот, например, слова в одной колыбельной: „Качайся в судьи, качайся в носителя книг, в судьи-рядители, в сидящего в большом углу“  Tuuti, tuuti, lasta tuomariksi,
Keiku kirjan kandajiksi,
Suudijiksi, reädijiksi,
Suuren sopen istujiksi
SKVR II. 580. Kuutamolahti. Salminen n. 1798. — 09.
. То есть большой угол в избе — самый почетный, и самые важные люди — они сидят в этом углу. И вот родители хотели, чтобы дети стали такими почетными людьми. Не только боярином желали стать ребенку, но и врачом — тоже почетная профессия»  Подойди, сон, к колыбели.
Укачиваю ребенка, чтоб стал он лекарем.
Труды Карельского филиала Академии наук СССР. Выпуск 35. Вопросы литературы и народного творчества. 1962.
.

У карелов была и традиция исполнения смертных колыбельных, когда ребенку желают смерти в песне. Вероятнее всего, функция этих колыбельных — защит­ная, смерть пытались обмануть. С другой стороны, могло быть и иначе: когда мать по-настоящему желала смерти ребенку, потому что не представляла, как его прокормить. В традиционной культуре считалось, что если родилась девочка, это не очень хорошо для семьи, нужны мальчики, которые будут работать, поддерживать родителей. У карелов даже есть такая пословица: Poika šynty — onni šynty, то есть «Мальчик родился — счастье родилось». И наоборот: Tyttö šynty — tyhjä šynty, что значит «Девочка родилась — пустое родилось».

В целом карельские колыбельные часто пелись как защитные, охранные песни. Считалось, что в первые шесть недель после рождения младенец находится в переходном состоянии между иным миром и миром людей, он максимально не защищен от воздействия злых сил. И колыбельная — это не столько песня для усыпления, сколько защита для ребенка.

О песне

Колыбельная, о которой мы говорим, записана в 1983 году на самом севере Карелии, в Лоухском районе, от Федоры Тихоновны Кундозёровой, которая говорила на собственно карельском наречии.

Долгое время считалось, что рунический фольклор не бытует на этой терри­тории. Однако в 1970-х года фольклористка Нина Александровна Лавонен, разговаривая с женщинами, все-таки обнаружила в Лоухском районе эпические руны. Это произошло совершенно случайно. На вопрос «Что пели детям?» одна женщина исполнила песню, которая по сути своей является лиро-эпической руной. Так выяснилось, что на самом севере Карелии многие исполняют такие песни.

Более десяти лет Нина Александровна ездила в экспедиции к кестеньгским карелам в Лоухский район и методично записывала там песни и колыбельные. Деревня Зашеек, где записана наша колыбельная, находится на северном берегу озера Пяозеро — это одна из самых северных деревень Карелии.

В колыбельной множество раз повторяются строчки «Tuuti tuuti tuutusilla / Baiju baiju baibasilla», становясь чем-то вроде припева, разделяющего текст на куплеты. Tuuti («туути») происходит от карельского глагола tuutie, tuuvvittua — «укачивать», «баюкать». А baiju («баю») — заимствование из русского языка. То есть, по сути, «баю-бай» повторяется два раза: в первой строчке — по-карельски, во-второй — при помощи заимствования из русского. Это характерный пример распространенного в рунических песнях попарного параллелизма, когда строчки попарно пересказывают друг друга.

В колыбельной сон приглашают к маленькому ребенку «по золотым проулоч­кам, по медным ступенечкам». В фольклоре карелов золото и другие богатства имеют иномирное происхождение, они находятся в ведении мифологических персонажей — и сам сон здесь тоже оказывается мифологическим персонажем. Кроме того, золото — это и символ богатства, которого мать желает своему ребенку.

Другой интересный образ — старик, плетущий кошели. Плетение кошелей связывалось с пением, рассказыванием. В русской культуре бытуют выра­жения «сплетать историю» или «плести словеса» — это близкие вещи. А когда старик устает, значит, и его история заканчивается — а вот колыбельная продолжается, так как мать или няня, которая качает ребенка, должна очень долго и методично что-то петь.

В тексте колыбельной перечисляются предметы, еда. 

Исполняя колыбельную, мать проводит ребенка по окружающему миру. Вначале перечисляются предметы, еда (испеченные хлебушки на молоке, новые лапти, косоплетки — ленты, вплетенные в косы), упоминаются дубовые щепочки — tammenlaštusette. В карельском фольклоре есть руны о большом дубе — космическом древе, выросшем от земли до неба. Так высоко оно выросло и широко раскинулось, что его пытаются срубить — а оттого и щепки летят  Лист любви упал на пепел,
лист любви и желудь дуба,
из него дубочек вырос,
поднялся побег зеленый,
встал чудесной земляничкой,
разветвился, раздвоился.

Ветви далеко расправил,
широко раздвинул крону,
до небес дорос вершиной,
по свету раскинул ветви,
преградил дорогу тучам,
облакам закрыл проходы,
заслонил собою солнце,
месяца затмил сиянье.

Тут уж старый Вяйнямёйнен
думать стал, умом раскинул:
кто бы дуб срубил могучий,
дерево свалил большое?
Тяжко в мире человеку,
рыбам жутко в море плавать
без сиянья солнца в небе,
блеска месяца ночного.

Элиас Лённрот. «Калевала». Песнь вторая, строки 75–96. Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.
. Поэтому дубовая щепочка — очень характерный образ для карельского фольклора.

В конце концов повествование выходит за пределы дома, становятся слышны птицы («чирок пел с детками»), возникает вода («гребли-плыли мы»), мы про­плываем под брюшком у окуней, мимо пасти большой рыбы… Карелы — рыба­ки, в прошлом они всегда селились на берегах водоемов, а вместо дорог у них были водные пути, поэтому вода занимает важнейшее место в карельском фольклоре.

Ребенок, которого запеленали в пеленочки, сравнивается с клубочком табака: «Rulli rulli tupakkirulla» («Рулли-рулли, рулон табака»). Этот же образ встре­ча­ется в огромном множестве рун, записанных в Финляндии. В них, как и в на­шей колыбельной, клубочку задают вопрос «Откуда ты пришел?». Он отвечает, что пришел по дорогам финского города Турку, со стороны Швеции. Федора Тихоновна включает в колыбельную не финский город, а карельское название родной деревни — Ахвенлахти (Окунева Губа) — и других мест, рядом с кото­­рыми она живет: дороги Хейняярви (Сенозеро), Шуапкаярви (Шапкозеро), Елетьярви (Елетьозеро) и Лахти (Никольская Губа). Это очень характерное явление для фольклора вообще и карельского фольклора в частности — когда в песню включается что-то понятное и знакомое исполнительнице.

Текст основан на интервью с Марией Владимировной Кундозеровой, фолькло­ристкой, кандидатом филологических наук, научной сотрудницей сектора фольклористики и литературоведения (с фонограммархивом) Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук.

Другие колыбельные:

Проект подготовлен совместно с «Яндекс Путешествиями»

Проект «Колыбельные народов России» состоит из нескольких частей. В приложении «Гусьгусь» все те же песни собраны в удобный плейлист. Там есть и другие колыбельные, а также подкасты, сказки и лекции для детей. «Яндекс Путешествия» составили путеводитель по местам, где каждый может познакомиться с традициями и культурой народов, о которых мы говорим в проекте. А в приложении «Радио Arzamas» вскоре запустится подкаст, в котором фольклористы подробно расскажут о нескольких колыбельных песнях.

Источники
  • Винокурова И. Ю., Новак И. П. Введение к разделу.
    Народы Карелии: историко-этнографические очерки. Петрозаводск, 2019.
  • Кундозерова М. В. Большой дуб: происхождение мирового древа в карельских эпических песнях.
    Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Серия «Общественные и гуманитарные науки». № 7. Т. 1. 2012.
  • Пеллинен Н. А. Лингвистический аспект мира детства: на материале карельских колыбельных песен. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук.
    Петрозаводск, 2010.
  • Древние руны финского народа.
    В 34 томах.
  • Песенный фольклор кестеньгских карел. Kiestingin kanšanlauluja.
    Петрозаводск, 2020.
00:0017:55

Колыбельные народов России