«Шопениана» (1907)

«Шопениана», постановка 1991 года, фрагмент. Хореография Михаила Фокина в редакции Агриппины Вагановой, музыка Фредерика Шопена

Мариус Петипа руководил петербургским балетом почти пятьдесят лет. Когда он был уволен, никто не знал, что делать дальше. Нужен был человек, который повел бы за собой труппу и задал бы работу тренированным, вышколенным танцовщикам, — то есть тот, кто умел свободно сочинять на языке классиче­ского танца.

В 1907 году танцовщик Мариинского театра Михаил Фокин показал свой балет «Шопениана», и всем стало ясно: это тот хореограф, которого так ждали. Музыка балета была составлена Фокиным из фортепианных произведе­ний Шопена в оркестровке Александра Глазунова. Набралось на один акт. А больше Фокину и не было нужно: он сразу понял, что век трех-четырехакт­ных спек­таклей в духе Петипа прошел. Как и век любимых Петипа балерин-виртуозок, эталоном которых была Пьерина Леньяни — невысокая, корот­коно­гая, крепкая, с бравурной, точной и смелой манерой танца.

Фокин тосковал по балетным 1830-м, по временам «Сильфиды» и балерины Марии Тальони, современницы Шопена. Фокин изучил доступные гравюры того времени и за копейки заказал костюмы всему кордебалету. В балетах Петипа костюмы шились из шелка и бархата, украшались золотым шитьем и невероятно раздували бюджет постановки. В «Шопениане» на всех танцов­щицах, от балерин до кордебалета, были простенькие белые лифы с батисто­выми рукавами-фонариками, пышные длинные юбки и веночки из роз. Та­кой же костюм Фокин видел на гравюрах у Марии Тальони. Он попросил тан­цовщиц в «Шопениане» двигаться как бы вполголоса, а то и шепотом, желая воссоздать то впечатление, которое, согласно мемуарам, производила на пуб­лику Тальони. И он этого добился. Публика была потрясена, всем стало ясно, что солисты «Шопенианы» — Анна Павлова, Тамара Карсавина, Вацлав Нижин­ский — звезды, и звезды совершенно нового типа.

Но главным открытием Фокина и «Шопенианы» стали даже не они, не манера танцевать вполголоса, как бы растушевывая рисунок танца, а то, что в «Шопе­ниане» демонстративно не было героев. В программке значились просто «Юно­ша» и «Сильфиды». Танец выступал сам по себе, один на один с музыкой. И как оказалось, это совсем не мешало балету оставаться увлекательным, интерес­ным, сложным.

Антропология, История

Как быть красавицей

Если вы живете в XIX веке

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail