Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Калининград
20 октября 2017

Догадки, прорывы, предвидения авангарда

Лекция Андрея Сарабьянова о том, что придумали авангардисты, но чем прославились другие художники
Как попасть?
Партнеры проекта
Благотворительный фонд В. ПотанинаБлаготворительный фонд В. ПотанинаРОСИЗО-ГЦСИРОСИЗО-ГЦСИ

Краткое содержание лекции

Авангард в изобразительном искусстве начала ХХ века в первую очередь явил себя в живописи. В России в 1913–1918 годах лавина «измов» заполнила пу­стую­щую область современного искусства — это была прежде всего русская беспредметная живопись: первые абстракции Кандинского, супрематизм Мале­вича и его последователей, беспредметные композиции Родченко и Варвары Степановой, «живописные архитектоники» Любови Поповой. Но даже в аван­гардной среде, где атмосферный градус новаторства был повышенным по срав­нению с противостоящей академической средой, происходили свои прорывы, чаще всего не замечаемые ни публикой, ни современниками-авангардистами. А сами создатели по тем или иным причинам не продолжали поиск в откры­тых ими направлениях.

Подробнее

Владимир Татлин в 1914 году отправляется в Париж и знакомится с Пикассо. В то время Пикассо работал над идеей объемного кубизма. Идеи кубизма за­хватили Татлина (по одной из версий, Татлин видел в мастерской распилен­ную на несколько частей скрипку), и уже через месяц после возвращения он устра­ивает в своей мастерской выставку «синтезостатичных композиций», которые в скором времени получили название «контррельефы» и под таким именем вошли в историю современного искусства. 

В 1916 году в Петрограде проходила «Последняя футуристическая выставка „0,10“». Ее идейным вдохновителем был Малевич. Он собрал группу худож­ников-единомышленников и превратил выставку в «презентацию» нового сти­ля — супрематизма, выставив 39 супрематических картин, в том числе «Чер­ный квадрат». С этого момента началось триумфальное шествие супрема­тизма, затмившее другие новшества выставки. А их на выставке было предоста­точно. Например, таким открытием могли бы стать скульптуры Ивана Клюна. В ката­ло­ге выставки фигурирует серия композиций «Летучая скульптура» — речь идет, по всей вероятности, о подвесных скульптурных композициях, эски­зы которых сохранились в архиве Клюна, — разнообразных подвешенных гео­ме­три­ческих фигурах. (В 1930–50-х годах идею кинетической скульптуры раз­вил американский скульптор Александр Колдер, назвав свои произведения «мобилями».)

Кроме супрематизма, Малевич развивал архитектонику. Ему не удалось воз­двиг­нуть ни одного архитектурного сооружения, однако его архитектоны — модели, или прототипы, современной архитектуры — не только послужили образцами для архитектуры конструктивизма и во многом предвосхитили современное архитектурное мышление, но и оказались еще одним прорывом русского авангарда — может быть, самым великим.

Одной из последних новаций художницы Ольги Розановой, умершей в 1918 го­ду, была так называемая цветопись. В январе 1917-го она начала работать над картинами с «преображенным колоритом» (так она писала в письмах друзьям), в которых старалась преодолеть влияние Малевича и освободиться от канонов супрематизма. Цветопись Розановой не нашла продолжения и развития у со­­вре­менников, но в конце 1950-х — начале 1960-х годов два американских ху­дож­ника — Барнетт Ньюман и Марк Ротко, оба представители абстрактного экспрессионизма и выходцы из Восточной Европы, — открыли схожие с цвето­писью живописные принципы.

Как попасть?
20 октября
20:00
Калининград
Кинотеатр «Заря»
просп. Мира, 41/43

Вход свободный. На странице события будет доступна онлайн-трансляция

Университет Arzamas
Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции