«Щелкунчик» (1892)

«Щелкунчик», постановка 2012 года. Хореография Кирилла Симонова, музыка Петра Чайковского

На волне успеха «Спящей красавицы» директор Императорских театров Иван Александрович Всеволожской тут же заказал Чайковскому очередной балет. Все обещало успех: опять музыка Чайковского, опять работа хореографа Пе­типа, опять костюмы Всеволожского. И при этом что-то сразу пошло не так.

Петипа бодро взялся за работу: написал план, разметил композицию. Но потом начал тянуть, а вскоре и вовсе отказался от постановки. Он болел, у него умер­ла дочь, ему, наконец, было почти 75 лет (впрочем, в его жизни случались и пе­риоды похуже, и на работу это не влияло).

Композитору Чайковскому понравился сюжет рождественской сказки Гофма­на: он обещал радость работы и умиротворение. Вдохновляло его и предвку­шение работы с Петипа и Всеволожским. Однако в итоге получилось нечто странное: музыка «Щелкунчика» то и дело срывается в бездну, в трагедию, а па-де-де феи Драже и принца Оршада скорее напоминает трагическую Шестую симфонию композитора, нежели балет для детского праздника.

Немилый двум великим соавторам балет сбросили на скромного, лишенного амбиций и сильно пьющего второго балетмейстера Мариинского театра Льва Иванова (Петипа даже передал ему свои черновики кордебалетных танцев) и в 1892 году показали его постановку. Публика приняла ивановский балет кисло.

Гораздо больший успех ждал постановку Василия Вайнонена 1934 года. Через год в СССР как раз заново разрешили устанавливать на зимние праздники елку (теперь не на Рождество, а на Новый год) — и «Щелкунчик» уже не терял попу­лярности. Свои варианты уютной сказки про бой мышей и ку­кол и цар­ство сластей с тех пор ставят самые разные хореографы по всему миру — к Рожде­ству серии «Щелкунчиков» идут буквально везде, наполняя театральные кассы.

Антропология, История

Как быть красавицей

Если вы живете в XIX веке

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail