Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

История, Искусство

Почему Россия Александра III — это сонное царство

В музее «Царицыно» проходит выставка политических карикатур эпохи Александра III. Автор карикатур — директор Императорских театров Иван Александрович Всеволожской. Arzamas поговорил с куратором выставки, искусствоведом Аркадием Ипполитовым о том, какой была Россия Александра III и над чем смеялся ее главный царедворец

Иван Всеволожской в домашнем кафтане боярина XVII века на костюмированном балу в Зимнем дворце. Санкт-Петербург, 1903 годBibliothèque nationale de France

— Что такое Императорские театры и кто такой Иван Александрович Всеволожской В тексте используется именно такое, старое написание фамилии: по свидетельству современников, Иван Александрович «не кичился своей родовитостью, но обижался, если его фамилию писали Всеволожский, а не Всеволожской».?

— Императорские театры — это театры, находившиеся в ведении импера­торского двора, то есть все главные театры России. В Петербурге это главный драматический театр — Александринский; оперный Большой Каменный театр, располагавшийся на месте Консерватории, который потом переместился во вновь отстроенный Мариинский театр; Французский театр — теперь Михайловский; Эрмитажный театр и еще несколько менее известных театров. В Москве это Большой театр. Все они находились в прямом подчинении министра двора. Министерство двора — государственный орган Российской империи с многочисленными функциями, управляющий огромным импера­торским имуществом, занимавшийся и дворцовой охотой, и Эрмитажем. Так как в ведении Министерства двора были все культурные заведения, существо­вавшие за казенный счет, оно выполняло и функции современного Министер­ства культуры.

Иван Александрович Всеволожской — отпрыск одной из знатнейших семей. С императорским двором он был теснейшим образом связан по праву рождения, прекрасно знал его жизнь и нравы, с юности был лично знаком с импе­ра­тором. В 1881–1899 годах, в эпоху правления Александра III, он был директо­ром Императорских театров и прямым подчиненным министра двора. У Всеволожского была огромная административная работа: он принимал окончательные решения по всем вопросам — как художественным, так и хозяй­ственным. В свободное от работы время он рисовал, в том числе карикатуры.

— Как он стал директором Императорских театров?

— В какой-то мере благодаря знакомствам, в какой-то — благодаря своей репу­тации. Всю жизнь он держался несколько в стороне от типичной для аристо­крата карьеры (закрытое образование, военная или придворная служба). Все­воложской закончил университет, отделение восточных языков — что было уже довольно нетипично; был в дипломатическом корпусе, но снискал извест­ность как большой любитель и знаток изящных искусств. Его назначение на должность директора совпало с некими переменами во власти, произошед­шими сразу же после воцарения Александра III. В частности, поменялся министр двора, а вместе с ним и директор театров.

— Как он относился к политике?

— Несмотря на службу в дипломатическом корпусе, Всеволожской старался быть вне властных структур и держаться несколько в стороне. Поэтому назначение директором театров идеально совпадало с его позицией: он занял высокую должность, но от большой политики был независим, занимаясь тем, что любил. У него было особое отношение ко всему — позиция, в общем-то, характерная для российского интеллекта или для российских интеллектуалов. Этим как раз он и интересен.

— Мог ли человек того времени и такого высокого статуса быть вне политики?

—Как и любого времени — конечно же, нет. И он, безусловно, был втянут в важные события. Например, Всеволожской был одним из организаторов коронационных торжеств в честь восшествия на престол Александра III в 1883 году, это многое значит.

«Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя» — это избитая фраза, но верная. Однако можно быть втянутым в жизнь высших сфер, даже получать от нее удовольствие, но занимать при этом определенную позицию, сохранять какую-то независимость. Всеволожскому это удавалось благодаря его незауряд­ному уму и дипломатической ловкости. По убеждениям он был совершенней­ший западник, и при этом ему постоянно приходилось ставить оперы на рус­ские сермяжные темы, бесконечно повторяющийся балет «Конек-Горбунок», который он не слишком любил. Приходилось ставить и Островского, который царил на драматургической сцене того времени и которого Всеволожской не жаловал. Безусловно, ему приходилось идти на компромиссы, и, думаю, что при его трезвом уме он понимал всю двойственность своего положения.

— Кто был публикой Императорских театров?

— Главный зритель — это император и семья. Про Александра III нельзя сказать, что он был таким уж завзятым театралом, но некие представления любил. Для императора поход в театр — необходимость, часть ритуала.

Театр, безусловно, был отражением иерархии Петербурга. Как центром России был Петербург, а центром Петербурга — Зимний дворец, так и центром театра была царская ложа. Ложи вокруг принадлежали или абонировались на долгое время знатными фамилиями. Императорский театр точно описан в романе «Анна Каренина», когда Вронский появляется в театре во время знаменитого скандала, обводит взглядом публику, обращая внимание на несколько десятков «настоящих мужчин и женщин», которые там находятся, не замечая всю остальную публику. «Настоящие мужчины и женщины» — это весь Петербург, весь высший свет, который сидел в первую очередь в ложах.

Партер в основном был занят также публикой высшего разряда, но в партере, например, женщины сидели редко, занимая ложи. Ну а дальше — чем выше ярусы, вплоть до галерки, тем менее статусные зрители. К самому зрелищу были более восприимчивы те, кто был в ярусах и на галерке.

— Что такое высший свет времен Александра III?

— В первую очередь те, кто традиционно близок ко двору: аристократы и, соответственно, новая формация — знатные чиновники. Их появление в высшем свете опять-таки очень хорошо описано в романе «Анна Каренина»: это чиновники, добившиеся высокого положения, но не относящиеся к родовой знати; может быть, даже люди незнатного происхождения. К примеру, литера­турный Каренин и вполне реальный, всесильный Победоносцев  Константин Петрович Победоносцев (1827–1907) — русский государственный деятель консервативных взглядов. Главный идеолог контрреформ Александра III. В 1880–1905 годах занимал пост обер-прокурора Святейшего синода. Фактически второй человек в России времен Александра III. , который был на самом деле сыном попа.

— Вообще насколько типична ситуация, когда в самом центре светской жизни, в самом центре официоза и ритуала оказывается такой ироничный человек, как Всеволожской?

— Это типично для жизни любого двора. Так или иначе мы можем найти схожие примеры в пятнадцатом, в шестнадцатом веке, и во времена тру­бадуров, и в екатерининское время, и в елизаветинское время. Забавно, что со встречи с подобным человеком начинаются мемуары де Кюстина  Астольф де Кюстин (1790–1857) — французский аристократ и писатель. Приобрел мировую известность изданием своих записок о путешествии в Россию «Россия в 1839 году». , который описывает, как на корабле встретил очень высокопоставленного вельможу, чьи суждения о русском дворе были трезвы и нелицеприятны.

— Позиция Всеволожского была известна его окружению? И если да, не мешала ли она его работе?

— Я думаю, что его позиция была хороша известна, всеми чувствовалась. Но он был настолько гибок и хитроумен, что почти никогда и ни с кем не конфликтовал. Конечно, Всеволожского кто-то недолюбливал, тот же Победоносцев, — но это никак не мешало его карьере.

— Герои карикатур вообще видели эти карикатуры?

— Нет. Политические карикатуры — это карикатуры, которые Всеволожской рисовал для себя и не особенно показывал кому-то. Он рисовал их, когда сбегал в свое поместье Алешня и по договоренности со своим заместителем Погоже­вым отдавал все нарисованное ему. В итоге коллекция хранилась у родствен­ников Погожева и дошла до наших дней в полном виде. При этом другие кари­катуры Всеволожского были известны современникам: они ходили по рукам и создавали ему светскую славу. Всеволожской был очень хитроумным царедворцем.

— Чему в основном посвящены политические карикатуры Всеволож­ского? Над чем он смеялся больше всего?

— Он смеялся над всеми контрреформами: к примеру, у него есть карикатура «Избиение младенцев» на появление циркуляра «О сокращении гимназиче­ского образования», выпущенного с одобрения Константина Победоносцева Министерством народного просвещения и тут же прозванного «циркуляром о кухаркиных детях». Циркуляр рекомендовал директорам гимназий при приеме детей в учебные заведения учитывать возможности лиц, на попечении которых эти дети находятся, обеспечивать необходимые условия для такого обучения — то есть негласно предписывал оградить гимназии и прогимназии «от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к сред­нему и высшему образованию»  Цитата из доклада министра народного просвещения Ивана Делянова «О сокраще­нии гимназического образования» (1887).

На выставке есть карикатура на соотношение правых и левых сил при дворе, карикатура на образование, карикатура на внешнюю политику, а также мно­жество карикатур конкретных политических деятелей того времени. Одна из карикатур, которая в коллекции Погожева идет под номером один, — это «Корневильские колокола». На ней изображены все главные министры эпохи Александра III в виде корневильских колоколов. «Корневильские колокола» — весьма популярная в то время оперетка, рассказывающая о судьбе замка, который раньше был наполнен жизнью, а теперь погрузился во мрак, и колокола его замолкли.

— Чем интересны карикатуры Всеволожского в первую очередь?

— Если говорить объективно, то, конечно, своим контекстом. Всеволожской был хорошим рисовальщиком, но его одаренность была одаренностью талант­ливого человека — любителя. Он сам это прекрасно понимал, никогда никуда особо со своими рисунками не лез. Но тем не менее это огромный ценнейший материал — по своей иконографии, по той оригинальности мышления, которая чувствуется в человеке, который их создавал. Его рисунки — это взгляд на эпоху в достаточной степени полный, хотя, конечно, не исчерпывающий, субъективный, но очень острый.

— В какую эпоху пришлось жить Всеволожскому?

— Об эпохе Александра III сложно сказать в нескольких словах. С одной стороны, это верх могущества России, это миролюбивая эпоха  За 13 лет правления Александра III Российская империя не участвовала ни в одной войне, что для истории послепетровской России случай исключительный., это эпоха, предвещавшая развитие и экономический бум 1910-х годов. Одновременно это эпоха с всевозможными проблемами, которые привели ко всем трудностям после 1900 года — внутренним, международным и каким угодно еще. Это эпоха контрреформ, направленная на сохранение и некую неподвижность, которая чувствовалась во всем.

— Почему именно эпоха Александра III считается неким апогеем Российской империи?

— После начинается время Николая II, которое заканчивается крушением монархии, поэтому, само собой, это последняя и высшая точка в истории русской монархии. Тогда она казалась незыблемой. Но все те нерешенные проблемы, которые накопились как раз во время Александра III, закончились семнадцатым годом. И надо сказать, в выставке это чувствуется. В пышности и блеске ощутимы обветшалость и вырождение.

— Было ли у людей той эпохи ощущение, что они переживают последние времена?

— Думаю, да, но в достаточной степени смутное. Тогда все внешне казалось незыблемым и одновременно каким-то сонным. Один из главных рисунков Всеволожского — это «Ночной столик спящей красавицы», а одна из самых главных постановок, произошедших при Всеволожском, — это постановка балета «Спящая красавица». И безобидный балет, и аполитичнейшая сказка Шарля Перро превращаются в злободневную карикатуру. Главные министры изображены в виде забавных предметов: Победоносцев — закладка в «О духе законов» Монтескьё; министр внутренних дел и шеф жандармов Толстой — бутылка морфия; Делянов, министр просвещения, — гасильник; а влиятельный русский публицист консервативных взглядов Михаил Катков — колокольчик для прислуги. Россия того времени — спящая красавица, и это аукается с обра­зом Блока в поэме «Возмездие», написанной уже в 1910-е годы, в которой о последних временах сказано прямо. 

Это был конец XIX века, и ощущение конца так или иначе витало в воздухе, идея декаданса входила в русские головы.

— Говоря об этом времени, часто упоминают некий русский стиль. Что это такое?

— Русский стиль — результат очень продуманной идеологии, повлиявшей на искусство именно при Александре III. Русский стиль — это Спас на Крови в Петербурге, боярышни Маковского и бесконечные оперные постановки в русском стиле и в какой-то мере драматургия Островского. Русский стиль — новое веяние, параллельное знаменитому высказыванию о том, что у России только два союзника — армия и флот.

В некотором роде русский стиль — еще и продолжение николаевской эпохи и знаменитой триады «Православие, самодержавие, народность», поданной несколько иначе и, так сказать, кондовее. Чтобы сравнить эти две эпохи, достаточно посмотреть на памятники императорам: Николай I, который стоит на Исаакиевской площади в виде неоклассицизированного рыцаря, и Александр III работы Трубецкого в виде Ильи Муромца на огромном коне, задавленном его тяжестью.


Аркадий Викторович Ипполитов — искусствовед, куратор и писатель. С 1978 года работает в Государственном Эрмитаже. Старший научный сотрудник Отдела западноевропейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа, хранитель итальянской гравюры. Преподаватель истории искусств в Европейском университете (Санкт-Петербург), автор более 400 научных и критических публикаций. Автор книг «Барокко конца века. Круг Рубенса — круг Гринуэя» (1992), «Золотой осел» (1995), «Венеция» (2001), «Особенно Ломбардия. Образы Италии XXI» (2012) и др. Куратор многочисленных выставочных проектов в России и за рубежом, в том числе выставки «Тузы, дамы, валеты. Двор и театр в карикатурах И. А. Всеволожского из собрания В. П. Погожева». 

20 ноября
21 ноября
22 ноября
23 ноября
24 ноября
27 ноября
28 ноября
29 ноября
30 ноября
1 декабря
4 декабря
5 декабря
6 декабря
7 декабря
8 декабря
11 декабря
12 декабря
13 декабря
14 декабря
15 декабря
Литература

7 секретов «Москвы — Петушков»

Ингредиенты коктейля «Сучий потрох», полоумная поэтесса, финская песенка и другие тайны