«Жизель» (1841)

«Жизель», постановка 1956 года. Хореография Жана Коралли в редакции Мариуса Петипа, с изме­нениями Леонида Лавровского; музыка Адольфа Адана

В план премьер парижской Гранд-опера балет «Жизель» попал внезапно. В 1841 году идею принес поэт, газетчик и модный в Париже человек Теофиль Готье — директору театра не хотелось с ним ссориться, и он согласился. Репе­тировали в свободное от более важных дел время. Сенсации никто не ждал. Но Готье знал свое дело и, пока шли репетиции, создавал информационный повод: пускал слухи, ронял намеки. Старался он не только за идею. Исполни­тельницей главной партии должна была стать итальянская балерина Карлотта Гризи — и ее, по выражению Готье, «фиалковые глаза» сразили поэта-журна­листа. Сама Карлотта при этом имела роман с исполнителем другой главной роли балета — красавцем Люсьеном Петипа. А дома ждал муж — хореограф и танцовщик Жюль Перро, который на тот момент был гораздо более знаме­нит, чем его жена-балерина. Перро метил на главные роли в Парижской опере, это ему обещали дать сочинять «Жизель», но отдали штатному хореографу Жану Коралли. Обманули — и директор театра, и коллеги, и жена. Эти сплетни тоже просачивались в публику и тоже возбуждали инте­рес: хореография интере­совала всех в последнюю очередь. В итоге о «Жизели» говорил весь Париж, а в день премьеры публика чуть не разорвала театр изнутри.

Сюжет балета, навеянный книгой Гейне «О Германии», посвящен виллисам — призракам умерших девушек, которые встают по ночам из могил и насмерть затанцовывают прохожих мужчин. Действие разворачивается в Германии и начинается с того, что ге­рой, немецкий граф, переодевшись крестьянином, спускается из замка в дерев­ню ради романа с крестьянкой. В этих декорациях и обстоятельствах париж­ская публика узнавала современные реалии: в Жизе­ли — парижскую гризетку, в графе — франта и «льва» с парижских бульваров, а в смертельных плясках кордебалета виллис — угар ночных балов. Даже их ко­стюмы напоминали мод­ные белые бальные платья.

Но актуальность не помогла «Жизели» в долгой исторической перспективе: балет, после премьеры ставший сен­сацией, умер к середине 1860-х. Однако он выжил в России — и не из-за спле­тен, а из-за превосходной хореографии. Эта русская «Жизель» стала одним из важнейших балетов классического фонда, а главная партия — одной из са­мых желанных для балерин. Уже в рус­ском виде в конце 1920-х годов «Жизель» вер­нулась в Париж — с балериной-эмигранткой Ольгой Спесивцевой в главной ро­ли.

Антропология, История

Как быть красавицей

Если вы живете в XIX веке

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail