Сова

У древних греков сова была атрибутом Афины Паллады, богини войны, ума, сноровки и изобретательности. В после­дующие века сова как воплощение мудрости появляется на логотипах науч­ных изданий и на картинах, так или иначе апеллирующих к учености, например портретах профессоров и людей духовного звания.

Впрочем, оборотной сторо­ной многознания, усугублявшегося ночным образом жизни и бесшумностью полета, считалась связь с дьяволом. Крыло совы наряду с шерстью летучей мыши, ядом змеи и т. д. — непременная составляющая кол­довских зелий, не случайно у Франса Халса на плече «харлемской ведьмы» Малле Баббе сидит сова. В Норвегии обыкно­вен­ная неясыть была предвест­ником смерти, потому что в издаваемых ею звуках слышались слова «оденься в белое» (то есть в саван). Так же сову вос­принимали и в Италии: на одной из средневековых иллюстраций к «Боже­ствен­ной комедии» на воротах ада сидят аж три совы.

Сова часто изображается и в сценах распятия — не только из-за ее причаст­но­сти загробному миру, и здесь толкуется положительно: например, у Антонелло да Мессины траурная сова у креста напоминает о тех, кто не способен видеть истинный свет и слеп к пришествию Мессии.

А вот дюреровский птенец не связан ни с какой мистикой: одно лишь вос­хи­щение природой порождает этот образ. Наступила эпоха развития науки и любопытства к реальному миру. Голландские мастера разобьют собира­тель­ный образ совы на множество изображений филинов, сипух, сычей и неясытей, подчеркивая видовое разнообразие породы.

Другие выпуски
Зверь дня
Литература

Как читать Терри Пратчетта

И почему книги о Плоском мире — больше, чем просто фантастика