Искусство

Советское ар-деко, или Что такое постконструктивизм

Как опознать советскую архитектуру 1930-х годов

В 1920–30-е годы стиль ар-деко — декоративный, но брутальный, тонкий, но монументальный — ловко находил компромисс между набравшим силу модернизмом и стремлением к новой классике, поиском национальных кор­ней, увлечением архаикой и интересом к новым материалам. Во Фран­ции, Восточной и Северной Европе, Великобритании, США, Латинской Америке ар-деко давно изучено  Немного особняком стоит архитектура муссолиниевской Италии и нацистской Германии, хотя и ее относят к ар-деко. — в отличие от советской архитектуры 1930-х го­дов. В 1932 году, когда проводился конкурс на главное сооружение страны, Дворец Советов, не без участия Сталина были сформулированы новые прин­ципы советской архитектуры. Среди прочего значилось: «Не предрешая определенного стиля, Совет строительства считает, что поиски должны быть направлены к использованию как новых, так и лучших приемов классиче­ской архитектуры, одновременно опираясь на достижения современной архитектурно-строительной техники».

Так началась травля конструкти­визма и мучительные поиски настоящей «со­ветской архитектуры», продол­жавшиеся с 1930-х до «борьбы с излишества­ми»  4 ноября 1955 года ЦК КПСС приняло Поста­новление № 1871 «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», в кото­ром Хрущев подверг жесткой критике ста­линскую неоклассику и провозгласил необ­ходимость массового, типового, экономич­ного строительства: «Внешне показная сто­рона архитектуры, изобилующая большими излишествами… не соответствует линии Пар­тии и Правительства в архитектурно-строи­тельном деле. <…> Советской архитектуре должна быть свойственна простота, стро­гость форм и экономичность решений».  конца 1950-х. Долгое вре­мя советская довоенная архитектура остава­лась в тени, с одной стороны, ярких проектов эпохи авангарда, а с другой — крупномасштабного строи­тельства 1940–50-х годов. Тем не менее с 1933 го­да по 1936-й вся страна, от Ар­хангельска до Хабаровска, была застроена жилыми домами, кинотеатрами, школами, домами культуры, больницами, клубами в странном, довольно экстравагантном стиле, совсем не похожем на сталинский ампир, а скорее напоминавшем западные примеры ар-деко. Что это было и как опознать советский аналог ар-деко — постконструкти­визм? Попробуем понять на при­мере нескольких характерных зданий и приемов.

1. Квадрат и куб: Военная академия им. Фрунзе

Москва, пр. Девичьего Поля, 4
Лев Руднев, Владимир Мунц; 1932–1937 годы

В первой половине 1930-х архитекторы во всем мире стремились к монумен­тальности, под­черкивая незыблемость и мощь госкорпораций и коммерческих компаний — основных заказчиков того времени. «Ни одна эпоха не обладала в такой полной мере этим правом на монументальность, как наша», — провозг­лашал советский искусствовед Давид Аркин. Главной архитектурной формой стано­вится куб — наиболее устойчивый объем, символ покоя и порядка. Неслучайно в это время возник интерес к мастабам  Мастабы — погребальные архитектурные со­оружения в Древнем Египте, предшественни­ки пирамид. Древнего Египта, восточ­ным мавзолеям, утопиче­ским проектам «говорящей архитектуры» ХVIII века Клода Николя Леду и Этьена Луи Булле. Стороны куба, квадраты, заполняли поверхности стен, превращаясь в оконные проемы (очерченные выступающи­ми рамками, напо­минавшими классические кессоны  Кессон — классический прием членения по­толка, первоначально — квадратные или пря­моугольные углубления между балками пере­крытий. Со временем приобрели декоратив­ное значение, а в эпоху ар-деко перемести­лись с потолков на стены и фасады.), вентиляционные отверстия на чердаках, декоративные элементы, рельефные вставки. Квинтэс­сенция этого образа — Военная академия им. Фрунзе, спроектированная Львом Рудневым и Владими­ром Мунцем в 1932 году. Архитектор-монументалист Руднев всегда стремился к мощным, массивным объемам, кубическим формам. Став в Москве главным архитектором Наркомата обороны  Народный комиссариат обороны — высшее военное ведомство СССР в 1930–40-х годах., он не только создал стиль своего ведом­ства (помимо академии, Руднев спроектировал два основных здания Нарко­мата), но и выразил основные принципы постконструк­тивизма.

Здесь можно обнаружить и монументальный параллелепипед на мощном цо­коле, расчерченный на клетки окнами-кессонами, и вынесенный отдельно и поставленный асимметрично куб — основание памятника-танка, и квадрат­ные декоратив­ные врезки с рельефными изображениями серпа и молота. Притом что сама структура здания еще сохраняет признаки конструктивизма (разные функции заключены в самостоятельные объемы, выявленные на фаса­дах и в плане), в целом это уже намертво спаянный монолит. Именно в этой амбивалентно­сти — сохранении отчетливо различимой функциональной структуры при усложнении оболочки здания — кроется основной признак советского ар-деко.

2. Новый ордер: электроподстанция Московского метрополитена

Москва, ул. Большая Никитская, 7/10, стр. 1
Даниил Фридман, 1934–1937 годы

В то время как архитекторы Алексей Щусев и Иван Жолтовский, придерживаю­щиеся классической традиции, с энту­зиазмом копировали (на языке современ­ных строительных материалов) антич­ные и ренессансные фасады, вчерашние конструктивисты были заняты освое­нием классики во имя создания своего, невиданного ранее стиля. Как говорил главный советский тео­ретик искусства Иоганн Маца, «нам не нужно переоде­вание в классические одежды… Эпоха социализма насыщена величайшим энту­зиазмом и героикой, а это обеспечит нам создание своей классики». Своя клас­сика, вполне в духе европейского ар‑деко, рождалась в странных и неожидан­ных сочетаниях клас­сических, неклас­сических (идущих из египетской, вави­лонской, готической, барочной или древ­невосточной архитектуры) и модер­нистских элементов. Самое любо­пытное здесь — эксперименты с традицион­ной ордерной системой. Один из самых изобретательных архитекторов пост­конструктивизма Даниил Фрид­ман для проекта первой тяговой электропод­станции Московского метро­поли­тена предложил невиданные колонны с ворон­кообразными капителями, напо­ми­нающие элементы электротехнического обо­рудования. Помимо эффектных колонн, в здании много и других причудливых деталей, любимых архитекто­рами второй пятилетки: полукруглые ниши (гигантские с колоннами и малень­кие пустые, размещенные в верхнем ярусе здания); поверхности, заполненные рядами круглых окон  Круглые окна — излюбленный мотив сере­дины 1930-х, позаимствованный советскими архитекторами из Древнего Рима (см., напри­мер, гробницу булочника Эврисака). Такие окна можно увидеть и на Библиотеке им. Ленина, и на павильоне станции «Чистые пруды»., балкон в виде антаблемента, барельефы.

3. Экспрессионизм: первый дом Ленсовета 

Санкт-Петербург, наб. Карповки, 13
Игорь Фомин, Евгений Левинсон; 1931–1935 годы

Дом Ленинградского совета в 1935 году был воспринят как совершенно новый пример комфортабельного социалистического жилья, абсолютно отличного от вызывавших раздражение конструктивистских «трафаретных домов-коро­бок». Однако на самом деле архитекторы Игорь Фомин и Евгений Левин­сон продолжали развивать принципы столь раскритикованного властями сти­ля. Архитектура сере­дины 1930-х свободно обращается не только с классиче­ским наследием, но и с недавним прошлым: наследием, по словам архитектора Моисея Гинз­бурга, можно считать все — от шалаша дикаря до полета страто­стата. В доме на Карповке можно обнаружить и развитие формы дома Нарком­фина на Но­винском бульваре в Москве, выстроенного Гинзбургом (та же вытя­нутая лапи­дарная форма на колоннаде в данном случае поднимается на цоколь и изги­бается вслед за линией реки). С другой стороны, вогнутая линия выхо­дящего на набережную фасада, ритм лоджий и квадратных окон — монумен­тальный парафраз «дома-подковы» в Берлине, спроектированного Бруно Тау­том в 1925 году. Однако подчеркнутая динамика форм, острые углы, вызывав­шие корабельные ассоциации у критиков, свободно стоящие без опор лестни­цы, далеко отодвинутые от фасада, — все это уже выходило за рамки привыч­ной рациональности и строгости форм конструктивизма в понимании того времени. Высокое качество строительства, отделка натуральным камнем, про­думанность всех узлов и деталей до мелочей, скульптурные вставки, оформ­ленные дорогими материалами интерьеры — то есть, проще говоря, «сделан­ность» дома — тем более не допускали никаких сопоставлений с недавним авангардом.

4. Коллаж: дом Наркомтяжпрома

Дом Наркомтяжпрома. Фотография 1936–1937 годовpastvu.com

Москва, Б. Сухаревская пл., 14
Ханс Ремеле, Дмитрий Булгаков; 1930–1935 годы

Относясь к оболочке здания как к ширме, некоторые из опытных архитекторов могли позволить себе и игру, манипуляции с деталями на фасадах. Вводимые классические элементы внезапно появлялись в неожидан­ных местах, транс­формировались. Такой подход часто был продиктован зада­чей, стоявшей перед архитекторами: в первой половине 1930-х огромное коли­чество конструктиви­стских зданий, уже выстроенных или только строившихся, нужно было быстро оформить в духе новых требований. По сути, придумать футляр для уже со­зданной коробки. Яркий пример такой практики — дом ино­странных специа­листов Наркомтяжпрома в Москве. Построенный в 1930 году немецким архи­тектором Хансом Ремеле в духе конструктивизма, через пять лет он был от­дан Дмитрию Булгакову для обогащения фасадов элементами классического наследия. Булгаков составил неожиданную супрематическую композицию из фрагментов ордерной системы, кусков карнизов, гипертрофи­рованных кронштейнов  Кронштейн — выступ в стене, поддерживаю­щий элемент выступающих частей здания., превратившихся в балконы, из эркеров, арок. Благодаря контра­стной, яркой окраске деталей фасадов дом выглядел нарочито коллаж­но, и критики не преминули назвать его беспредметным, что к середине 1930-х было уже одним из самых жестких обвинений.

Ирония и свободная игра не понравились современникам, однако подобного архитектурного «джаза» середины 1930-х по всей стране можно обнаружить много, а еще больше его осталось в чертежах и рисунках. Благодаря силь­ной конструктивистской школе, пройденной архитекторами, эти проекты ин­те­реснее и смелее традиционного ар-деко и во многом предвосхищают экспе­рименты постмодернизма 1970–80-х годов.

5. Рама-портал: баня № 4 Дзержинского райкомхоза

Нижний Тагил, ул. Ильича, 49
«Горстройпроект» (мастерская Моисея Гинзбурга), 1934 год

Архитектура 1930-х борется с любой прозрачностью, неустойчивостью, дина­микой, условностью стены-«ширмы», то есть с тем, что было характерно для конструкти­визма. Вымирают ленточные окна  Ленточное окно — завоевание архитектуры авангарда, ставшее возможным благодаря железобетонным каркасам, разгрузившим стены зданий. Характерные узкие горизон­тальные окна стали символом архитектуры 1920-х годов и в Советском Союзе, и в Евро­пе. Популярность их была настолько велика, что часто такие окна даже имитировали, например в кирпичных домах, — при помощи покраски оконных простенков в темный цвет. и дома на ножках  Пилоны (массивные столбы) вместо первого этажа — один из пяти принципов современ­ной архитектуры Ле Корбюзье, воспринятых советскими архитекторами эпохи авангарда. Проход и проезд под домом — это возмож­ность сохранить в целостности сад (как в случае с домом Наркомфина) или получить удобную парковку для автомобилей (как в случае здания Центросоюза Ле Корбюзье).. Зда­ние должно казаться выросшим из земли, массивным и даже монолитным. Поэтому окон­ные и дверные проемы не могут свободно «разрезать» стену вдоль и поперек или даже заменять ее, как это было в архитектуре авангарда. Теперь подчерки­вается сопротивление массы здания, его пассивная тяжесть; прорезание окна как буд­то бы сопряжено с трудностями и усилием, и это пластически выража­ется ступенчатыми порталами  Ступенчатый (перспективный) портал — традиционный для средневековой архитек­туры прием оформления входа в здание в виде уходящих в толщу стены ступеней по периметру проема. (как в средневековых храмах), наличниками-рамами, выделением проема, место которого неслу­чайно и жестко ограничено. Харак­терны гигантские глубокие порталы у кино­театров (когда сам фасад пре­вращается в экран), обрамленные рамками окна, двери, скульптурные фризы. Зда­ние бани в Нижнем Тагиле напоминает вави­лонские или древнеегипет­ские ворота. Форма фасада повторяется в уменьшен­ном виде в раме витража и за­тем — дверей, подчеркивая глубину и монумен­тальность входа.

Источники
  • Асс В. Е., Зиновьев П. П., Лебедев В. В., Мунц В. О., Свирский Я. О., Хазанов В. В. Архитектор Руднев.
    М., 1963. 
  • Гинзбург М. Я., Веснин В. А., Веснин А. А. Проблемы современной архитектуры.
    Архитектура СССР. № 2. 1934.
  • Гинзбург М. Я. За новую, радостную советскую архитектуру.
    Архитектурная газета. № 2. 1935. 
  • Гинзбург М. Я. Наследие и новаторство.
    Архитектура СССР. № 7. 1940. 
  • Горюнов В. С. Классическая традиция и архитектурный авангард начала ХХ века.
    Запад — Восток: античная традиция в архитектуре. Серия «Архитектура мира». № 3. 1994. 
  • Гройс Б. Искусство утопии.
    М., 2003.
  • Иконников А. В. Архитектура ХХ века. Утопии и реальность. В 2 т.
    М., 2001.
  • Левинсон Е. А., Фомин И. И. Архитектура и строительство жилого дома Ленинградского совета.
    М., 1940.
  • Левинсон Е. А., Фомин И. И. Жилой дом Ленинградского совета.
    Архитектура СССР. № 3. 1934.
  • Маца И. Л. Творческий метод и художественное наследство.
    М., 1933.
  • Нащокина М. В., Хайт В. Л. Архитектура ар-деко: генезис и традиция.
    Искусствознание. № 2. 1999.
  • Паперный В. З. Культура Два.
    М., 2006.
  • Переляева Г. Ю. Берлин — Рим — Москва. 1930-е годы — архитектура и диктатура.
    Запад — Восток: взаимодействие традиций в архитектуре. Серия «Архитектура мира». № 2. 1993. 
  • Силина М. М. История и идеология: монументально-декоративный рельеф 1920–30-х годов в СССР.
    М., 2014.
  • Фаворский В. А. Предметность, масштабность, реализм.
    Архитектура СССР. № 11. 1934. 
  • Хан-Магомедов С. О. Архитектура советского авангарда. В 2 т.
    М., 2001.
  • Хан-Магомедов С. О. Илья Голосов.
    М., 1988.
  • Хан-Магомедов С. О. Моисей Гинзбург.
    М., 2007.
  • Чередина И. С. Неоклассическая традиция в советском градострои­тельстве 1930-х годов (поиски образа нового города).
    Запад — Восток: античная традиция в архитектуре. Серия «Архитектура мира». № 3. 1994.
  • Юнгер А. Жилой дом Ленинградского совета.
    Архитектура СССР. № 3. 1936.
  • Яковлева Г. Н. Постконструктивизм — в поисках стиля?
    Поиск стиля. Дискуссия о доме архитектора Булгакова на Колхозной площади в Москве. Академия архитектуры. № 3. 1936. 
  • Материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию М. Я. Гинзбурга.
    М., 1994. 
  • Творческие пути советской архитектуры и проблемы архитектурного наследства.
    Архитектура СССР. № 3–4. 1933. 
  • Bayer P. Art Deco Architecture. Design, Decoration and Detail from the 20s’ and 30s’.
    L., 1992.
  • Borsi F. L’Ordre monumental, Europe 1929–1939.
    Paris, 1986.
  • Hudson H. D. Blueprints and blood: the Stalinization of Soviet architecture, 1917–1937.
    Princeton, 1994.
  • Art Deco 1910–1939.
    L., 1992.
13 июня на Arzamas
14 июня на Arzamas
15 июня на Arzamas
16 июня на Arzamas
17 июня на Arzamas
18 июня на Arzamas
19 июня на Arzamas
20 июня на Arzamas
21 июня на Arzamas
22 июня на Arzamas
23 июня на Arzamas
24 июня на Arzamas
25 июня на Arzamas
26 июня на Arzamas
27 июня на Arzamas
28 июня на Arzamas
29 июня на Arzamas
30 июня на Arzamas
1 июля на Arzamas
4 июля на Arzamas
5 июля на Arzamas
6 июля на Arzamas
7 июля на Arzamas
8 июля на Arzamas
11 июля на Arzamas
12 июля на Arzamas
13 июля на Arzamas
14 июля на Arzamas
15 июля на Arzamas
18 июля на Arzamas
19 июля на Arzamas
20 июля на Arzamas
21 июля на Arzamas
22 июля на Arzamas
25 июля на Arzamas
26 июля на Arzamas
27 июля на Arzamas
28 июля на Arzamas
29 июля на Arzamas
1 августа на Arzamas
2 августа на Arzamas
3 августа на Arzamas
4 августа на Arzamas
5 августа на Arzamas
8 августа на Arzamas
9 августа на Arzamas
10 августа на Arzamas
11 августа на Arzamas
12 августа на Arzamas
15 августа на Arzamas
16 августа на Arzamas
17 августа на Arzamas
18 августа на Arzamas
19 августа на Arzamas
22 августа на Arzamas
23 августа на Arzamas
24 августа на Arzamas
25 августа на Arzamas
26 августа на Arzamas
29 августа на Arzamas
30 августа на Arzamas
31 августа на Arzamas
1 сентября на Arzamas
2 сентября на Arzamas
3 сентября на Arzamas
4 сентября на Arzamas
5 сентября на Arzamas
6 сентября на Arzamas
7 сентября на Arzamas
8 сентября на Arzamas
9 сентября на Arzamas
10 сентября на Arzamas
11 сентября на Arzamas
12 сентября на Arzamas
13 сентября на Arzamas
14 сентября на Arzamas
15 сентября на Arzamas
16 сентября на Arzamas
17 сентября на Arzamas
18 сентября на Arzamas
19 сентября на Arzamas
20 сентября на Arzamas
21 сентября на Arzamas
22 сентября на Arzamas
23 сентября на Arzamas
24 сентября на Arzamas
25 сентября на Arzamas
26 сентября на Arzamas
27 сентября на Arzamas
28 сентября на Arzamas
29 сентября на Arzamas
30 сентября на Arzamas
3 октября на Arzamas
4 октября на Arzamas
5 октября на Arzamas
6 октября на Arzamas
7 октября на Arzamas
10 октября на Arzamas
11 октября на Arzamas
12 октября на Arzamas
13 октября на Arzamas
14 октября на Arzamas
17 октября на Arzamas
18 октября на Arzamas
19 октября на Arzamas
20 октября на Arzamas
21 октября на Arzamas
24 октября на Arzamas
25 октября на Arzamas
26 октября на Arzamas
27 октября на Arzamas
28 октября на Arzamas
31 октября на Arzamas
1 ноября на Arzamas
2 ноября на Arzamas
3 ноября на Arzamas
4 ноября на Arzamas
7 ноября на Arzamas
8 ноября на Arzamas
9 ноября на Arzamas
10 ноября на Arzamas
11 ноября на Arzamas
14 ноября на Arzamas
15 ноября на Arzamas
16 ноября на Arzamas
17 ноября на Arzamas
18 ноября на Arzamas
21 ноября на Arzamas
22 ноября на Arzamas
23 ноября на Arzamas
24 ноября на Arzamas
25 ноября на Arzamas
28 ноября на Arzamas
29 ноября на Arzamas
30 ноября на Arzamas
1 декабря на Arzamas
2 декабря на Arzamas
5 декабря на Arzamas
6 декабря на Arzamas
7 декабря на Arzamas
8 декабря на Arzamas
Антропология, История

Как быть красавицей

Если вы живете в XIX веке

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail