Николай Карамзин

Покойся, милый прах, до радостного утра!

Из цикла «Эпитафии», 1792 год

Одинокая строка с признаками стихотворности на могильной плите, три­ум­фальной арке или еще каком-нибудь монументе с давних пор не вы­зы­вала удивления: ведь для более пространного текста там просто могло не быть места. Но одно дело — надпись на настоящем надгробии, и совсем другое — печатное стихотворение в жанре эпитафии, нередко вполне пространное. Карамзин совершил тихую революцию, опубликовав в своем журнале цикл миниатюр, как будто бы предназначенных для могилы (согласно авторскому предуведомлению, надпись заказали ему по случаю смерти двухлетней де­вочки, и из пяти публикуемых вариантов безутешная мать выбрала именно однострочный). Впрочем, друг Карамзина Александр Петров отправил ему письмо с просьбой указать, на каком именно кладбище находится могила (то есть не поверил).

Другие выпуски
Моностих дня
История, Искусство

Определитель архитектурных стилей

От древнегреческой до экоархитектуры: все главные направления в одной таблице