Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Литература, История

Как читать «Тимура и его команду»

Историк культуры Мария Майофис рассказывает о том, как устроены самые популярные советские книги, которые все читают в детстве

 
Как читать «Сына полка»
 
Как читать «Двенадцать месяцев»

Повесть «Тимур и его команда» до сих пор регулярно переиздается и входит в список ста книг, рекомен­дованных школьникам мини­стер­ством образова­ния для само­стоя­тельного чтения, хотя историче­ская ситуация, в которой созда­вался текст, давно ушла в прошлое. Это одна из самых попу­­лярных и востре­бо­ванных книг советского детского канона. Повесть читали и в рам­ках школь­ной програм­мы, и совершенно доброволь­но; героям подражали, в течение мно­гих лет в честь Тимура называли маль­чи­ков, а в честь Жени — девочек. Тимур потес­нил в советском пантеоне главного героя 1930-х Пав­ли­ка Морозова и на­дол­го завоевал симпатии читателей. По мнению британ­ского антрополога и ис­то­рика культуры дет­ства Катрионы Келли, «даже те взрослые, которые кри­ти­ковали другие аспекты советской жизни, сохра­нили теплое чувство к это­му герою».

Тимур и тимуровцы

Обложка повести Аркадия Гайдара «Тимур и его команда». Горький, 1942 год © «Детгиз»; Российская государственная детская библиотека

Не многие помнят, что повести «Тимур и его команда» предшествовал сцена­рий к одноименному кино­фильму. Фильм появился раньше книжки, и имен­но он сначала привлек внимание советских детей к истории мальчика Тимура и его друзей. Только полгода спустя после окончания работы над сценарием, когда фильм уже был запущен в производство, Гайдар стал перерабатывать его в повесть.

Сюжет ее таков. В подмосковном дачном поселке действует необычная коман­да — подростки тайно помогают семьям солдат и командиров Красной армии: носят из колодца воду, скла­дывают в поленницу дрова, ищут пропавших до­маш­­них животных, защищают детей от жестокости со стороны взрослых. Па­рал­лельно ребята вступают в конфронтацию с местными хулиганами — разо­ри­телями садов и огородов — и одер­живают над ними убедительную мораль­ную победу.

Эта модель самоорганизации и соци­аль­ной активности немедленно нашла от­клик и стала образцом для подра­жания. Первые тимуровские команды появи­лись в СССР еще в 1940 году, сразу после выхода фильма на экраны. После нападения Германии на Совет­ский Союз тимуровские команды ста­ли активно распространяться: коли­чество участников в первые после­воен­ные годы исчи­слялось сотнями тысяч. Появилось даже выражение «тимуровское движе­ние» — по сути, так называли форму социального волонтерства, прочно завя­зан­ную на постулатах советской идеологии. Сегодня первоначальный кон­текст появления Тимура и тимуровцев мало понятен. Попробуем его вос­ста­новить.

Хронология работы над текстом и советская история 1939–1940 годов

Кадр из фильма «Тимур и его команда», режиссер Александр Разумный. 1940 год © «Союздетфильм»

Любой читатель повести, как и зри­тель фильма, не может не заметить, что огромное место в этих произве­де­ниях занимают описания перемеще­ний совет­ских войск и разного рода оружия  Даже в дачном поселке у дяди Тимура оказы­вается пистолет, заряженный холостыми па­тронами, а у доктора Колоколь­чикова — охот­ничье ружье, и из обоих герои стреляют.. Слово «фронт» появляется уже во втором предложении повести, а слово «бронедивизион» — и вовсе в первом. Когда Ольга, сестра главной героини, отправляется на дачу, сидя на плетеном кресле в кузове грузо­вика с котенком и букетом васильков на коленях, ее нагоняет по­ходная армейская мотоколонна. В этом смы­сле «Тимур и его команда», пожа­луй, одно из самых тревожных произве­дений советской детской литературы.

Признаки надвигающейся войны станут понятнее, если обратить внимание на даты начала работы над сценарием, а затем и над повестью. Из дневников Гайдара следует, что за сценарий он сел в первых числах декабря 1939 года, то есть сразу же после начала Советско-финской войны  Советско-финская война — война между СССР и Финляндией в период с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года..

14 июня 1940 года Гайдар запишет в дневник, что принялся за «повесть о Дун­кане» (сначала он собирался так назвать Тимура), к концу августа он ее закан­чивает. Дата начала работы очень важна: именно 14 июня Совет­ский Союз предъявил ультиматум Литовской Республике, прежде чем ввести туда войска. На следую­щий день аналогичные ультиматумы были отправлены Латвии и Эсто­нии, а за ними последовала оккупация всех трех прибалтийских стран.

Язык газет

Кадр из фильма «Тимур и его команда», режиссер Александр Разумный. 1940 год© «Союздетфильм»

Важное место в сюжете «Тимура» занимает эпизод с ультиматумом, который Тимур решает отправить шайке хулигана Квакина. Он есть и в повести, и в фи­льме. В сценарии эти сцены могли появиться и до соответствующих событий лета 1940-го: слово «ультиматум» было в ходу и в международной политике предшествующих 1938–1939 годов  В 1938 году Гитлер посылал ультиматум пра­вительству Чехословакии перед оккупа­цией Судетской области, в марте 1939-го Германия выдвинула словесный ультиматум Литве, а 2 сен­тября 1939 года, после нападе­ния Гер­ма­нии на Польшу, Великобритания адре­со­вала свой ультиматум стране-агрессору..

Однако именно летом 1940 года языком ультиматумов заговорило и советское правительство, и тон их был весьма жестким. В эти месяцы Гайдар включает в повесть детали, отсутствующие в фильме: мальчики спрашивают у дяди Ти­мура, как составляется ультиматум, а тот отвечает, что каждая страна делает это «на свой манер», но обязательно нужно закончить текст уверениями «в со­вер­шеннейшем к Вам почтении». Команда Тимура отказывается от дипло­ма­тического протокола и решает «отправить ультиматум попроще, на манер того послания запорожцев к турецкому султану, которое каждый видел на картине, когда читал о том, как смелые казаки боролись с турками, татарами и ляхами». Единственный мальчик из шайки Квакина, который знает, что такое ультима­тум, дает этому дипло­матическому жанру однозначное толкование: «Бить будут».

Упоминание о письме запорожцев здесь неслучайно, ведь оно, по легенде, было создано вскоре после присоединения Украины к России  Считается, что в 1676 году казаки Правобе­режной Украины отправили письмо турецко­му султану, требовавшему прекратить на­беги на Оттоманскую Порту (Правобережная Украи­на принадлежала тогда Речи Посполи­той, ко­торая заключила с Турцией мирный договор). Текст был резок и полон руга­тельств. Сцена создания этого письма запе­чатлена в знаме­нитой картине Репина и ре­продуцировалась во всех советских школь­ных учебниках исто­рии. Украинцы вообще и запорожские казаки в частности были пред­ставлены как носители свободолюби­вого духа, который неминуемо отвращал их от Турции и Польши и побуждал просить по­мощи у России. Так подавалось советским школьникам решение Переяслав­ской рады 1654 года о присоединении Левобережной Украины к России, за которым по­следовала война Руси с Речью Посполи­той. Присоеди­нение Западной Украины и Западной Бело­руссии в 1939 году было частью очередно­го раздела Польши, осуществленного Герма­нией и СССР.. Таким обра­зом, язык ультиматумов подается здесь как язык «освобождения от ига вра­ждеб­ных наро­­дов», но по­ сути выступает как язык имперской экспансии.

Внутренняя хронология повести

Кадр из фильма «Тимур и его команда», режиссер Александр Разумный. 1940 год © «Союздетфильм»

Действие фильма и повести разворачивается летом 1939 года. Датировку отдель­ных эпизодов можно вычислить буквально по календарю.​ ​Пове­ство­вание начинается с того, что полковник Александров, не при­ехав­ший с фронта в Москву ни весной, ни к началу лета, в середине лета при­слал телеграмму и предложил своим дочерям Жене и Оле переехать на да­чу.

Особой заботой компания Тимура окружает семью красноармейца Павлова, кото­рый недавно (то есть, видимо, в начале лета 1939-го) был убит «на грани­це». Мы знаем, что лейтенант Павлов был летчиком: именно на июнь 1939 года пришлись самые тяжелые авиационные бои на Халхин-Голе  Бои на Халхин-Голе — вооруженный кон­фликт весны — осени 1939 года у реки Хал­хин-Гол на территории Монго­лии, где сра­жались с одной стороны совет­ские войска и армия Монгольской Народной Республики, а с дру­гой — армия Японской им­перии. Кон­фликт закончился победой со­ветско-мон­голь­ской группировки..

Последний день действия опреде­ляется даже с большей точностью: приезду полковника в Москву и стре­мительному вояжу Жени и Тимура на мотоцикле предшествует праздник «в честь годовщины победы красных под Хасаном». Боевые действия на озере Хасан  Хасанские бои — вооруженный кон­ф­ликт между Красной ар­мией и армией Японской империи, случив­шийся летом 1938 года из-за территории во­круг озера Хасан и реки Туман­ная. Верх одер­жала советская военная груп­пировка. закончились 11 авгу­ста 1938 года. Значит, последние сцены фильма и повести происходят в ночь с 11 на 12 августа 1939 года, за несколько дней до подписания пакта Молотова — Риббентропа и за три недели до начала Второй мировой войны.

Эта датировка очевидно противоре­чит тому, что мы наблюдаем в книге и на экра­не. Двигающиеся на боевые позиции войска; призыв дяди Тимура, Георгия, в армию; полковник Александров, явно направляющийся туда же, куда и Георгий, — всё это реалии не августа, а сентября 1939 года, когда Германия вторглась на территорию Польши, а СССР начал оккупацию ее восточной части. О начале частичной мобилизации в СССР было объявлено не в августе, а в начале сентября. Тогда же теоретически должна была произойти передис­локация воинских соединений под командованием полковника Александрова: если весной и в начале лета он был «на фронте», то фронт может иметься в ви­ду только один — в Монголии. Бои на Халхин-Голе, как известно, продолжа­лись до самого конца августа 1939 года, а перемирие было подписано 15 сентя­бря.

Смещение исторической хронологии внутри хронологии художественной, ско­рее всего, понадобилось Гайдару для того, чтобы уложить всё действие повести в дачный сезон: в сентябре герои должны были сидеть за партами.

Дети-военные

Кадр из фильма «Тимур и его команда», режиссер Александр Разумный. 1940 год © «Союздетфильм»

Устройство отряда Тимура — не про­сто игровое, но военное. Система связи и позывные сигналы, разведки и дозоры, пленные и парламентеры — всё это свидетельствует о войне, уже перешедшей в детский мир из взрослого. В пове­сти и фильме нет ни одной мирной песни. Любимая песня Ольги, которую она наигрывает на аккордеоне, содержит рефрен «Летчики-пилоты! Бомбы-пуле­меты!». Георгий представляет в театре старого партизана, который и через два­дцать лет после своих боевых подвигов готов ринуться в бой. В финале фильма весь отряд Тимура с Ольгой во главе поет песню на стихи Маяковского: «Возь­мем винтовки новые, /на штык флажки! / И с песнею / в стрелковые / пойдем кружки». Следующие строфы песни и стихотворения призывают советских школьников становиться санитарами и разведчиками.

В 1938–1941 годах Гайдар очень интересовался проблемами военного образо­вания школьников и обу­чаю­щих военных игр. Следы этих интересов отрази­лись в его дневнике и в повестях о Тимуре. Первая, «Тимур и его команда», — о детской организации военного типа, которая добровольно и тайно помогает семьям красноармейцев. Во второй, «Комендант снежной крепости» (написана зимой 1940–1941 годов), дети уже ведут реальную военную игру — с атаками, штурмами и даже применением детского оружия. Третья, «Клятва Тимура», созданная за несколько дней в конце июня 1941 года, рассказывает о том, что потребуется детской военизиро­ванной организации в условиях начавшейся войны (дежурство во время бомбежек и затемнения, бдительная охрана посел­ка от шпионов, прополка колхозных огородов и та же, что и раньше, помощь семьям красноармейцев).

Перспектива побега на фронт обсуждается еще в первой и главной повести цикла: Тимур однозначно заявляет своим компаньонам, что это ни при каких условиях невозможно, командиры получили приказ «гнать оттуда нашего бра­та в шею». Таким образом, всё, что остается храбрым и социально активным детям, — это стать опорой взрослым в тылу и готовиться к службе в армии, улучшая дисциплину, физическую выносливость и, наконец, специаль­ные военные навыки вроде стрельбы, незаметного передвижения в разведке или маршировки. Для Гайдара не было сомнений: до достижения призывного воз­раста подростки должны оставаться в тылу, но сама организация их тыловой работы будет военной.

Комиссары Гражданской войны

Кадр из фильма «Тимур и его команда», режиссер Александр Разумный. 1940 год © «Союздетфильм»

Страна готовилась к сражению с внешним врагом: буржуазной Польшей, мили­таристской Японией или фашистской Германией. Однако у Гайдара дети ввя­зы­ваются в войну внутреннюю, показанную как аналог и продолжение Гра­ждан­ской. Анта­гонисты­­­ Тимур и Мишка Квакин называют друг друга комис­саром и атаманом, и эти прозвища отсы­лают к конфликтам конца 1910-х — начала 1920-х годов. За комиссарами, Красной армией и советской властью стоят идеи социальной справедли­вости, защиты обиженных и угнетенных, рыцарских чести и благородства; за атаманами (проще говоря, шайками улич­ных хулиганов) — полное пренебрежение к любым этическим нормам, униже­ние человеческого достоинства (даже в кругу своих), безразличие к жизни стра­ны и общества. Гайдар показы­вает, что многие деструктивные силы Гра­жданской войны по-прежнему сильны и новому поколению придется вступать в те же противостояния, что и их отцам.

Стремление Тимура самостоятельно наводить порядок, устанавливать социаль­ную справедливость и решать, кто из соседей требует помощи и защиты, уста­навливает важную параллель с легендой о Робин Гуде. Идея тайно совершать добрые дела, оставляя за собой разного рода письменные послания (записки Жене, плакат на месте заточения банды Квакина), отсылает к той же самой традиции. При этом Гайдар явно не хотел подчеркивать такое сходство, ведь главными врагами Робин Гуда были представители английского государства. Поэтому важно было показать: отряд Тимура делает именно то, что считают в данный момент важным партия и правительство.

Дети-взрослые

Кадр из фильма «Тимур и его команда», режиссер Александр Разумный. 1940 год © «Союздетфильм»

Хотел ли Гайдар своими тимуровскими повестями создать альтернативу пио­нерской организации или только предлагал новые пути ее развития в воен­ное время — мы точно не знаем, как и то, был ли у команды Тимура реальный про­тотип: по одной из версий, Гайдар описал в повести опыт работы скаутских организаций в период Первой мировой войны. Так или иначе, «Тимур и его ко­манда» — книга о «самодисциплинирующемся» детском коллективе (термин филолога Евгения Добренко): все свои обязанности дети берут на себя и реша­ют всё сами, без помощи и контроля взрослых. Это означает, что они полно­стью усвоили социальные нормы и требования взрослого мира и способны ре­шать стоящие перед ними задачи без специального стимулирования и понука­ний — просто потому, что знают, что так надо. Если кто-то из них ошибется или осту­пится, не понадобится ни учитель, ни пионервожатый: помогут и скор­­­­­­ректиру­ют другие.

Конечно, в реальности таких детских коллективов не существовало. Однако Гай­дар (как и до него писатель Антон Макаренко) придумал модель, которую очень удобно было насаждать в качестве примера для подражания. Если дети справляются с возложенными на них делами без помощи взрослых или при их минимальном посредничестве, то они не просто проявляют самостоя­тель­­ность, но еще и экономят столь нужные государству кадровые (а значит, и материаль­ные) ресурсы. А если прибавить к этому саму возможность исполь­зо­­вания этих команд в качестве бесплатной рабочей силы, выгода для госу­дарства, уже фак­тически вступившего в войну, была огромной. Именно эти моти­вы и обу­сло­­­­вили, по-видимому, активное продвижение повести и фильма со стороны ЦК ВЛКСМ.

Что еще почитать о «Тимуре и его команде»:

Добренко Е. «…Весь реальный детский мир» (школьная повесть и «наше счастливое детство»). «Убить Чарскую…»: Парадоксы советской литературы для детей (1920–30-е годы). СПб., 2013.

Келли К. Товарищ Павлик: Взлет и падение советского мальчика-герояМ., 2009.

Рудова Л. Маскулинность в советской и постсоветской детской литературе: трансформация Тимура (и его команды)Детские чтения. Т. 6. № 2. 2014.

Чудакова М. О. Дочь командира и капитанская дочкаРусский журнал. 22 января, 2014. 


Статья подготовлена в рамках работы над научно-исследовательским проектом ШАГИ РАНХиГС «Изоляционизм и советское общество: ментальные структуры, политические мифологии, культурные практики».

 
Как читать «Сына полка»
 
Как читать «Двенадцать месяцев»
13 ноября
14 ноября
15 ноября
16 ноября
17 ноября
20 ноября
21 ноября
22 ноября
23 ноября
24 ноября
27 ноября
28 ноября
29 ноября
30 ноября
1 декабря
4 декабря
5 декабря
6 декабря
7 декабря
8 декабря
11 декабря
12 декабря
Литература

7 секретов «Москвы — Петушков»

Ингредиенты коктейля «Сучий потрох», полоумная поэтесса, финская песенка и другие тайны