Курс № 8

Преступление и наказание в Средние века

  • 6 лекций
  • 35 материалов

Ольга Тогоева о том, как в Cредние века искали преступников, доказывали их виновность и приводили в исполнение приговоры  

Аудиолекции
Теперь мы готовим для вас лекции не только в видео-, но и в аудио­формате. Вы можете слушать рассказы ученых и на сайте Arzamas, и в наших подкастах, и на сайте SoundCloud!
PodcastiTunesSoundcloudSoundCloud

Конспект

В 1440 году в Нанте, столице герцогства Бретонского, шел процесс над Жилем де Ре, которого мы знаем под именем Синяя Борода. Он был одним из самых известных людей XV века, богатейшим человеком Бретани, бароном и маршалом Франции, принимал участие в Столетней войне. Обвиняли его в занятиях алхимией и колдовством, в том, что он заключил договор с дьяволом, и в многочисленных убийствах мальчиков. 

Зачитав перед ним обвинение, ему предложили признаться во всем в присутствии судей и свидетелей. Жиль де Ре признаваться отказался и предложил, чтобы его испытали в суде каленым железом. Судьи отказали ему в этой просьбе и предложили отправить его на пытку. Тогда Жиль де Ре признался во всех преступлениях и был казнен.

«С одной стороны, этот казус достаточно прост, поскольку большинство средневековых преступников признавались в cвоих преступлениях в суде даже без применения пытки, достаточно было продемонстрировать им пыточные орудия. Но для нас он очень интересен потому, что в нем, как в капле воды, отражаются противоречия, которые были свойственны средневековой судебной процедуре».

Ольга Тогоева


Испытание, которое предложил Жиль де Ре, относилось к так называемой обвинительной процедуре, или «божьему суду». Она возникла в раннем Средневековье и до какого-то времени была принята во всех судах Западной Европы. Обвинительная — потому что ни одно дело при ней не могло начаться без наличия истца, приносящего клятву в том, что его обвинение истинно. В ответ обвиняемый имел право предложить провести испытание, которое называлось ордалией.

Ордалия могла выглядеть как очистительная клятва в том, что он невиновен, принесенная на Библии. Если по каким-то причинам обвиняемый не мог принести такую клятву, он мог предложить так называемую одностороннюю ордалию, которая проводилась при помощи каленого железа (человек держал в руке раскаленный брусок железа), холодной воды (человек должен был выпить определенное количество холодной воды и не захлебнуться), так называемого плаванья (человека бросали в воду и смотрели, утонет он или нет) и так далее. Кроме того, существовала двусторонняя ордалия, когда обвиняемый вызывал своего обвинителя на судебный поединок либо они оба выдвигали своих представителей.

Существовали также специфические ордалии, которые назывались божественными: например, когда человека вешали, обрывалась веревка, или не находилась лестница, или чудесным образом открывались двери тюрьмы, или какая-нибудь девица выступала вперед из толпы и говорила: «Я хочу этого обвиняемого себе в мужья», в таком случае судьи были обязаны отдать ей этого преступника.

«Проблема заключалась в том, что при всех этих ордалиях судьи выступали лишь свидетелями высшей воли. Главным судьей был Господь. Это он давал людям знать, виновен или невиновен тот или иной человек. Судьям оставалось лишь это засвидетельствовать. И конечно, в какой-то момент эта ситуация перестала их устраивать».

Ольга Тогоева


Причин, по которым начали происходить изменения в судебной сфере, несколько: это рост населения, в результате которого возникала необходимость в мощных судебных органах, изменение позиции правителя, низкая раскрываемость преступлений при обвинительной процедуре. Кроме того, к XII веку в Западной Европе образовалось огромное количество еретических сект, с членами которых бороться с помощью обвинительной процедуры было невозможно. Наконец, в XI–XII веках в Западной Европе активно стали вспоминать о римском праве, из которого в результате и была заимствована новая процедура. 

Она называлась инквизиционной. Теперь судья мог возбуждать дело, основываясь на собственных подозрениях, и, таким образом, становился главным оппонентом обвиняемого: он мог провести допрос и применить пытку. 

«Новая процедура дала судьям огромные полномочия, но она также способствовала развитию многих других правовых институтов. Адвокаты, прокуроры, развитие делопроизводства, развитие самих тюрем — все это было связано с рождением новой инквизиционной процедуры».

Ольга Тогоева


Этот переход от обвинительной к инквизиционной процедуре в современной истории права называют инквизиционной революцией.

Конечно, далеко не все считали, что новая процедура хороша: для многих высшим судией все равно оставался Христос. Именно такую позицию занимал Жиль де Ре, предложивший провести ордалию каленым железом. Но для его судей новая процедура была уже нормой. Этот казус демонстрирует, насколько живучими были старые правовые нормы, несмотря на то что уже была официально введена новая процедура.  

Конспект

В 1429 году, во время Столетней войны, на исторической сцене появилась Жанна д’Арк. Она воевала на стороне французского короля Карла VII и провела несколько удачных военных кампаний, но в 1430 году оказалась в плену у герцога Бургундского, и тот продал ее англичанам.

Ее судили в 1431 году в Руане, в Нормандии. Сначала судьи попытались представить Жанну ведьмой, но у них не хватило информации о ней и о ее жизни. Тогда они попытались обвинить ее в ереси и начали задавать вопросы, ответить на которые мог только человек, получивший серьезное богословское образование. Жанна не умела ни читать, ни писать, ее познания в вере были крайне отрывочны, поэтому, как только речь пошла о трактовке христианских догматов, она начала делать ошибки. В частности, она сказала, что во всех своих деяниях подчиняется напрямую Иисусу Христу, а не Церкви, которая находится на Земле и во главе которой стоит папа римский. С точки зрения теологов XV века это была чистая ересь, и клерк суда записал на полях материалов допроса свой комментарий — «Смертельный ответ» (responsio mortifera). Ответом она подписала себе смертный приговор.

«Если бы Жанну судили в соответствии со старой обвинительной процедурой, судьи никогда не смогли бы приговорить ее к смерти, потому что они никогда бы не узнали о том, насколько ее личные взгляды расходятся с официальной позицией Церкви. Но они использовали инквизиционную процедуру и смогли услышать ее собственное мнение по вопросам веры, и поэтому смогли составить приговор».

Ольга Тогоева


К XII веку в Европе были разработаны христианские догматы, которые оказались приемлемыми не для всего населения Западной Европы. Это привело к возникновению разнообразных еретических движений, которые оспаривали те или иные из догм: прежде всего, что папа римский стоит во главе христианской церкви. В XII веке в их власти оказались целые графства, герцогства (особенно на севере Италии и на юге Франции) и даже страны.
Для преследования членов еретических сект необходимо было выяснить, как люди представляют себе религиозные вопросы, что думают о христианских догматах, часто ли ходят в церковь, как исповедуются, и тому подобные вещи.

«Старая обвинительная процедура не годилась для подобных целей просто потому, что она не требовала признания обвиняемого.
И поэтому был произведен переход к инквизиционной процедуре, заимствованной из римского права, в которой признание обвиняемого являлось главным доказательством его вины. Именно церковные суды впервые вводят подобную процедуру следствия».

Ольга Тогоева



Сначала была создана так называемая епископская инквизиция. Каждый епископ должен был следить за всеми отклонениями от истинной веры в области, находившейся в его подчинении. Для этого два раза в год он должен был объезжать все города своего диоцеза и исповедовать прихожан.
В 1215 году на IV Латеранском соборе было принято решение о том, что каждый христианин обязан исповедоваться раз в году. Эта мера очень помогла церковным судам, потому что поставила преследование ересей практически на поток.

«Этим дело в реформации инквизиции не ограничилось. Церковные власти понимали, что епископы не справляются с возложенной на них миссией, не успевают отслеживать всех еретиков. И в связи с этим была создана настоящая инквизиция, та, которую мы знаем по разным источникам: миссия преследования ереси была возложена на два странствующих ордена — доминиканцев, в помощь которым были даны францисканцы. Они были подотчетны только папе римскому».

Ольга Тогоева

 

Между тем популярной она была далеко не во всех регионах Западной Европы. На севере Франции даже церковные власти считали вмешательство инквизиции в свои дела недопустимым. Первый инквизитор, отправленный в немецкие земли, был убит местными жителями. В Венеции инквизиторов использовали для преследования политических изменников, в Неаполе местные власти никак не могли решить споры с папой римским и регулярно изгоняли из города инквизиционные власти. В Англии влияние инквизиции тоже было минимальным.

Своего расцвета инквизиция достигла на Пиренейском полуострове. Произошло это в XV веке, когда Арагон и Кастилия объединились под властью Изабеллы и Фердинанда. Ее возглавил духовник королевы Торквемада. На этом посту он оставался 20 лет и за это время создал очень жестко организованную систему с центральным судом в Мадриде и местными судами в разных провинциях, которые очень жестко подчинялись друг другу и находились в постоянном контакте. За время его жизни в Испании, по приблизительным оценкам современных историков, были казнены 9 тысяч человек, а еще 20 тысяч бежали из Пиренеев в другие страны.

В 1908 году папа Пий X переименовал инквизиционное ведомство в Верховную священную конгрегацию Святой канцелярии, а в 1965 году Священная конгрегация была переименована в Конгрегацию доктрины веры.  

Конспект

Реймс — особенный город в средневековой французской истории. Именно здесь, в Реймском соборе, архиепископы короновали французских королей, и здесь же, в аббатстве Святого Ремигия, хранилась ампула со святым елеем, которым королей мазали на царствие. Это приводило к тому, что аббатство с архиепископом постоянно спорили о том, кто из них главнее, в том числе в вопросах о том, кто кого может судить, за какие преступления и на какой территории. Монахи, особенно заинтересованные в постоянном муссировании этого вопроса, в документах постоянно упоминали, что у них есть определенные атрибуты суда, а значит, они тоже могут выносить приговоры и вершить суд.

«Они безмерно бахвалились тем, что у них имеется особое место для заседаний — красивый и значительный зал, где с давних пор обычно собираются старшина и шателены аббатства. Точно так же предметом их гордости являлась добротная тюрьма, запирающаяся на замок. Ну и в дополнение ко всему этому у аббатства еще имелся позорный столб, который был красивый и значительный, что придавало их судебной власти особый вес. Единственное, чего у них для полного счастья не было, — это была виселица, потому что право приводить смертные приговоры в исполнение в Реймсе принадлежало только архиепископу».

Ольга Тогоева


О средневековых тюрьмах мы знаем очень немного. Нам известно, например, что с возникновением городов в качестве тюрем стали использовать городские стены, башни и подземелья. В судебных документах Руана часто упоминаются побеги преступников через окна, и только в 1432 году появляется запись о том, что в тюрьме поставили железные решетки и придумали ставить в камеры железные клетки для преступников. Такая клетка была изготовлена,
в частности, для Жанны д’Арк. 

Королевская тюрьма в Париже называлась Шатле. Тюремное заключение было платным: заключенные оплачивали постель, собственные оковы и еду, бесплатно им полагались только вода и хлеб. Мужчин и женщин там пытались держать в разных помещениях, но тюрьма была настолько переполнена, что королевским судьям не удавалось даже подельников по одному делу развести в разные камеры, они часто тоже сидели вместе.

Кое-что о средневековой тюрьме мы можем узнать из воспоминаний заключенных, самый известный из которых — французский поэт Франсуа Вийон, по меньшей мере дважды сидевший в тюрьме и написавший поэму «Вопрос к тюремному надзирателю».

«Слова Вийона ничего не говорят нам о том, как была устроена его камера. В лучшем случае мы понимаем, как ему плохо было там сидеть: ему было тяжело, страшно; плохая вода, сырость. В общем, отвратительные условия. И вот этот перевод из конкретного содержания в риторический пласт, в описание своих чувств — он характерен для практически любого средневекового источника. Вспоминая о тех же самых монахах из аббатства Святого Ремигия, мы понимаем, что и они свою тюрьму, которой так гордились, описывают точно так же. Они не пишут, как она была устроена и в каком здании находилась. Они говорят лишь о том, что она была добротная. То есть для них это было самым главным».

Ольга Тогоева


Здание суда в Средние века было большой редкостью. Суд происходил в самых разнообразных местах, и далеко не всегда под крышей. Часто (особенно в раннее Средневековье, но и позднее) суд происходил около какого-нибудь значимого объекта — например, дерева или камня, которые нагружались специфической правовой символикой. Камни в Средние века у многих народов являлись местом принесения клятвы. Один из самых ранних судебных советов, исландский альтинг, был впервые собран в 930 году именно на камне — на Скале закона. Дерево, которое мы периодически наблюдаем на средневековых миниатюрах в качестве атрибута суда, было особенно популярно во Франции, Фландрии и Германии. Будучи объединенными в одно, они превращались в колонну правосудия — распространенный вариант в Германии и Лотарингии.

Затем место для судебных заседаний стали выгораживать с помощью деревянного заборчика, и только самым последним этапом стал перенос суда в помещение: сначала во дворец правителя, с отдельной залой для судебных нужд, а затем и в отдельные строения, которые назывались «аудитория» или «павильон». Обычно эти здания были двухэтажными: на первом этаже могли быть торговые ряды, выручка которых шла на поддержание судебных органов.

«Впрочем, в Средние века подобных зданий было очень мало.
И поэтому, возвращаясь к истории монахов из Реймса, нужно сказать, что им очень повезло, что у них была и тюрьма, и отдельное судебное здание. Ну а то, что им не хватало виселицы, я думаю, они как-нибудь пережили».

Ольга Тогоева 

Конспект

В Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге есть картина неизвестного автора, на которой изображен Христос на Страшном суде с предстоящими Марией и Иоанном Крестителем, выполненная в Северной Германии в XV веке. Мы знаем, что написана она была для городской ратуши, то есть висела в зале суда за спинами судей.

«Иисус Христос — центральная фигура правовой метафорики Средних веков. К нему отсылается практически вся символика светского судопроизводства, и тем самым подчеркивается мысль о том, что светское судопроизводство опирается на религиозные идеи. <...> Иисус Христос, вершащий Страшный суд, — это именно тот образ, на который нужно ориентироваться земным судьям в их повседневной судебной практике. Таким образом, Христос предстает перед нами в образе идеального судьи».

Ольга Тогоева


Таких изображений распятия или Христа на Страшном суде, предназначавшихся для судов, до наших дней дошло довольно много, и происходят они из самых разных точек Западной Европы. 

На картине из Эрмитажа можно увидеть символы, которые делают из Христа идеального судью. Это прежде всего лилия, символизирующая милосердие, и меч, который символизирует справедливость. Но кроме этого, на картине изображены орудия Страстей Христовых: собственно распятие, а также гвозди, копье, терновый венец и плеть. 

«Эти предметы применительно к фигуре Иисуса Христа не символизируют его как идеального судью. Напротив, они напоминают смотрящему совершенно о другой ипостаси Христа — это Христос как идеальный преступник. Таким образом, с фигурой Господа оказывается связана не только метафора суда как института. Изображение Страшного суда должно напоминать и о том, что коллеги средневековых судей, которые судили Христа, допустили ошибку. Это была первая судебная ошибка в истории христианского судопроизводства — суд над самим Христом, несправедливый приговор и казнь».

Ольга Тогоева


Для понимания этой символики очень важна средневековая теологическая концепция, которая называется доктрина искупления. Она развивалась в Западной Европе примерно с VIII века. Подробно ее начал разрабатывать
в XI веке выдающийся английский теолог Ансельм Кентерберийский. Он писал о том, что начиная с Адама человечество из-за своих грехов пришло в такое состояние, что только жертва Христа могла предоставить людям еще один шанс на спасение. В XIII веке доктрина искупления получила свое логическое завершение в трудах наиболее авторитетного средневекового теолога Фомы Аквинского, который писал, что Христос добровольно принес себя в жертву человечеству и эта жертва была необходима как самому Христу, так и всем людям.

«Из этой доктрины вытекал такой интересный вывод: если Христос принес себя в жертву ради людей, то люди должны не только об этом всегда помнить и быть ему за это благодарны, но и вести себя точно так же, если попадут в такую же ситуацию. То есть если они предстанут перед судом, они должны стать такими же идеальными преступниками, каким был Христос».

Ольга Тогоева


В связи с развитием этой метафоры Иисуса Христа как идеального преступника в средневековом искусстве получает большое развитие очень специфический сюжет «Ecce homo» — «Се человек». После суда Пилата Христа выводят на крыльцо и предъявляют народу в качестве преступника со словами: «Вот смотрите, се человек, это преступник, которого мы осудили».
На средневековых изображениях эта тема очень часто присутствует как бы в двух планах: на крыльце стоит сам Иисус Христос, а уровнем ниже, на земле, на всеобщее обозрение выставлены средневековые преступники. Таким образом, в одной картине совмещаются библейский план и план средневековой повседневной жизни.

Еще один сюжет, получающий развитие в средневековом искусстве, — Голгофа, на которой виселица, эшафот, любые средневековые орудия наказания соседствуют с орудиями Страстей Христовых: это то же самое копье, плеть, терновый венец, губка и все остальные атрибуты, которые нам знакомы по Евангелию.

На этом религиозная метафорика светского средневекового судопроизводства не заканчивается. Сам преступник в светских судебных документах именуется грешником: он совершает не преступление, а грех. Судья на пытке узнает
о совершенных преступлениях так же, как священник на исповеди узнает
у согрешившего о его проступках. Поэтому и исповедь, и пытка называются «лекарством». И грешника, и преступника, не покаявшегося или не признавшегося в своих преступлениях, церковные и светские власти в символическом плане воспринимают как мертвеца. 

А прямо перед казнью, прежде чем повесить человека или отрубить ему голову, его вещи делят между собой палач и тюремщик, так же как вещи Христа были поделены под его распятием.  

Конспект

«Средневековое правосудие знало самые разные варианты наказаний за преступления. Какие-то из этих наказаний были заимствованы из Античности, из Рима и даже из Греции. Какие-то явились продуктом средневековой культуры. Но одно оставалось абсолютно неизменным: всю систему наказаний в этот период отличала исключительная зрелищность, которая во многом сохранилась и позднее, уже в Новое и даже в Новейшее время».

Ольга Тогоева

В 1610 году в Париже казнили убийцу французского короля Генриха IV Франсуа Равальяка. Равальяк был цареубийцей, и для него разработали целый ритуал наказаний, которые были в один и тот же день последовательно приведены в исполнение. Прежде всего Равальяк был приговорен к публичному покаянию: его провели по улицам Парижа. Затем ему отрубили кисть руки, которой он нанес смертельный удар. Затем ему разорвали тело щипцами, потом четвертовали. В конце концов его останки были сожжены, чтобы от этого человека не осталось даже костей. Дом, в котором родился Равальяк, был снесен, и его владельцу была выплачена компенсация, с тем чтобы на этом месте больше никогда ничего не строилось. Родителей Равальяка изгнали из Франции, а прочие родственники должны были сменить фамилию, чтобы она не оставалась в памяти людей. 

У людей Средневековья было не очень много развлечений, и публичную казнь они воспринимали как выступление фокусников или жонглеров. Судебные власти в какой-то степени этим пользовались. Например, они никогда не меняли место казни и маршрут, по которому к нему шел преступник. Услышав звуки барабанов или труб или голос глашатая, люди точно знали, куда бежать.

Властям нужно было донести до рядовых членов общества свою идею о преступлении и наказании, показать, что этот человек виновен в этом преступлении и поэтому приговорен вот к этому наказанию. Поэтому в Средние века очень долго жил принцип талиона, заимствованный еще из римского права: за преступление назначалось наказание, максимально воспроизводящее само преступление. Если человек совершал воровство, ему отрубали руку. То же могли сделать с убийцей. Если человек был фальшивомонетчиком, его заживо варили в котле, имитируя расплавленный металл, из которого этот человек отливал монеты. Если человек богохульствовал или оскорблял кого-то, то ему могли отрезать язык.

Рядовым жителям Западной Европы была хорошо известна эта зависимость между преступлением и наказанием. Но для того чтобы донести эту информацию, судьи использовали и дополнительные способы. В частности, очень часто около места казни или экзекуции устанавливались поясняющие таблички — конечно, рассчитанные только на тех, кто умел читать. Кроме того, глашатаи могли объявлять состав преступления. На еретиков надевали митры — головные уборы из пергамента, на которых писали состав преступления. Митры были в том числе на головах Яна Гуса и Жанны д’Арк.

К судебным чиновникам, признанным виновными в превышении должностных полномочий (обычно это вынесение несправедливого приговора, по которому человек был повешен), применяли публичное покаяние. 

«В этом случае чиновник должен был лично, в окружении толпы, голым (как сообщают нам судебные документы, но не в том смысле, который вкладываем в это слово мы, а, скажем, босым, без пояса, без верхней одежды, в нательной рубахе или в подштанниках) дойти пешком до виселицы, где висел труп его жертвы, снять этот труп с виселицы, поцеловать его в губы, обнять и на руках отнести в церковь, где присутствовать при отпевании и затем при похоронах этой невинно осужденной жертвы. Если труп был уже в состоянии полного разложения, допускалось изготовление манекена, с которым и производились все последующие манипуляции».

Ольга Тогоева

Публичное покаяние применялось в качестве наказания за должностные преступления и к другим категориям населения: представитель знати должен был нести на плечах живую собаку, ремесленник — орудие своего труда, крестьянин — какие-то сельскохозяйственные орудия, а священники очень часто несли в руках книгу.

Любовники приговаривались бежать по улицам города с привязанной к их гениталиям веревкой. 

Казнь политических преступников, обвиняющихся в изменах и заговорах, могла занимать до нескольких дней: символически она длилась вечно. Преступника нельзя было похоронить, он должен был исчезнуть с лица земли. В некоторых случаях труп должен был разложиться на виселице, его нельзя было снять. Иногда труп расчленяли и развешивали на разных виселицах по разным городам в назидание городским жителям или пришлым крестьянам.

До XVIII века знатным людям предназначались другие казни, чем простолюдинам. Это изменилось только в период Французской революции и после нее, когда повсеместно стала использоваться гильотина (существовавшая в разных европейских странах уже в XVI веке). Кроме того, с внедрением гильотины смертная казнь превратилась в абсолютно механизированную процедуру: палач был заменен машиной. В XIX веке сюда добавилось понимание того, что казнь через гильотину безболезненна.

Последняя публичная казнь была проведена в Версале в 1939 году. Спустя неделю под давлением общественности публичные казни сошли на нет.  

Конспект

«Когда мы рассуждаем об истории права и судопроизводства, к какой бы эпохе эти рассуждения ни относились, мы подразумеваем, что всегда существует некая надличностная система подавления и контроля, которая существовала изначально. На самом деле это глубокое заблуждение. И к эпохе Средневековья, и, в общем, к новой истории, и к новейшей истории это не всегда применимо, потому что во все периоды жизни общества происходили ситуации, когда люди — простые обыватели, не представители власти — считали возможным вмешаться в процесс судопроизводства».

Ольга Тогоева


В качестве примера можно привести известную историю любви Абеляра и Элоизы. Дело происходило во Франции в XII веке. Абеляр — один из наиболее выдающихся средневековых мыслителей — прославился богословскими трудами и публичными выступлениями, будучи довольно молодым человеком. В 1117 году, когда ему было 38 лет, он познакомился с Элоизой, 17-летней девушкой (ее дядя Фульбер, каноник Парижского университета, пригласил Абеляра к ней в качестве преподавателя).

В конце концов они стали близки, и Элоиза забеременела. Абеляр собирался продолжать церковную карьеру и не имел права жениться, и они заключили брак, который все родственники Элоизы пообещали хранить в тайне. Тайну они не сдержали, о недостойном поведении Абеляра стало известно в Париже, и ему был закрыт путь наверх по церковной иерархии. Тем не менее Элоиза не стала жить с Абеляром и вернулась в дом своего дяди. Ее родственники посчитали это недопустимым, и ночью они ворвались в дом Абеляра и насильно его оскопили: по его собственным словам, «они изуродовали те части моего тела, которыми я свершил то, на что они жаловались». 

«С одной стороны, они вели себя неправильно: согласно неписаным нормам они не могли его кастрировать, потому что официально он был ее мужем. С другой стороны, мы наблюдаем этот самый парадокс средневековой правовой культуры, когда простые люди, не представители судебной власти, берут дело в свои руки и вершат самосуд. Родственники Элоизы мстили не столько за поруганную честь девушки, сколько за честь всей семьи, и в том числе за свое мужское достоинство. Это очень интересный феномен средневековой жизни, когда позор женщины оборачивается уроном, нанесенным мужчинам ее семьи».

Ольга Тогоева


Подобное вмешательство обывателей в судопроизводство мы наблюдаем и в других сферах средневековой жизни. Так, ордалии созерцали не только судебные чиновники, но и зрители, которые тоже становились свидетелями решения, вынесенного Господом. Известны случаи, когда люди отбивали преступника, которого вели на казнь, потому что считали приговор неправильным. Так, в 1406 году во французском городке Сен-Кантен приговоренный к казни мелкий воришка по дороге к эшафоту начал кричать, что он клирик. Казнить клириков было нельзя: их должна была судить церковь и приговорить их можно было только к тюремному сроку, поэтому собравшаяся толпа отбила этого человека у судебных чиновников. Кроме того, посторонние люди могли решить спор между двумя конфликтующими сторонами или стать свидетелями при заключении мирного договора.

Но нагляднее всего подобные случаи самосуда проявляются в ситуациях, когда преступление было совершено на сексуальной почве, то есть, как и в случае с Элоизой и Абеляром, речь шла о чести семьи. Обманутый муж мог кастрировать любовника своей супруги и быть помилованным: поскольку преступление жены оскорбляло его достоинство, его действия признавались законными. В случае, если соседи считали, что муж не наказывает свою жену и ее любовника как должно, наказание мог понести сам муж: его усаживали задом наперед на осла, так, чтобы он держался руками за хвост животного, и в таком виде катали по улицам города. Этот обычай существовал во всей Западной Европе и никогда не преследовался судебными властями; они вмешивались, только если муж и жена затевали драку с соседями, не желая участвовать в прогулке на осле. Тогда чиновники могли вмешаться и присудить супругам штраф.

«Таким образом, мы понимаем, что в Средние века не только судебные власти вершили правосудие, но и самые рядовые граждане могли исполнить некий ритуал, который не описывался ни в каких судебных документах нормативного характера, но был освещен традицией, и эта традиция всегда преобладала в отношениях между человеком и государством».

Ольга Тогоева 
Материалы к курсу
История западного Средневековья в 90 пунктах
Интерактивная шпаргалка
Какой вы еретик?
Пройдите допрос виртуального инквизитора, чтобы выяснить, в какую ересь вы впали
Атрибуты правосудия
Откуда у Фемиды меч, весы и повязка на глазах
Ольга Тогоева: «Мы по‑прежнему гоняемся за ведьмами»
Кто такой средневековый человек
Медиевист Олег Воскобойников о том, чем человек в Средние века отличался от современного
Угадайте животное
Как представляли себе крокодила и страуса авторы средневековых бестиариев
Никто не ждет испанскую инквизицию!
История одной шутки
Современная инквизиция
Ватиканский журналист Якопо Скарамуцци — о Конгрегации доктрины веры
О чем страдает «Страдающее Средневековье»
Медиевисты разбирают известный паблик
Петр Абеляр — композитор и музыкант
Гимн о радости и славе, написанный по просьбе Элоизы
Как развлечься в Средние века
Тринадцать способов организовать досуг в средневековом городе
Проверьте свои познания
Что вы знаете о суде и прочих аспектах средневековой жизни
Что читать о человеке Средневековья
5 книг, с которых имеет смысл начинать занятия антропологией Средних веков
Было ли Возрождение?
Давид Крашовец — о том, почему слово «Возрождение» вводит в заблуждение
Реабилитация Синей Бороды
Как в конце XX века активисты попытались оправдать Жиля де Ре
Испытания водой, огнем и чудом
Как ордалии описываются в разных средневековых текстах
Как узнать ведьму
Ольга Тогоева о том, что делать, заподозрив ведьмовство в Англии XVI или XVII века
Допрос мужеложцев
Показания англичанина, который носил женское платье и имел беспорядочные половые связи
Показания вора и скотоложца
Признание Жаннена Ле Вуаррье и приговор, который ему вынес суд
Дебаты судей
Как Пьера Пайю приговорили к позорному столбу, клейму и объяснительной табличке
Апелляция колдуна
Филипп Кальве, признанный колдуном, обвиняет судей в превышении полномочий
Казнь еврея и чудесное спасение
Описание «еврейской казни» из дневника одного падуанца
К чему приговаривали 650 лет назад
Повешение, изгнание, покаяние и пожизненное заключение «на хлеб скорби и воду раскаяния»
Как прославилась деревня Монтайю
Нежность, страсть и судьба в одной еретической деревне
Краткая история индульгенции
Как возникла идея о том, что грех можно искупить деньгами
10 фактов о Фоме Аквинском
Самое важное о биографии и изобретениях великого схоласта
Вийон в XX веке
Илья Эренбург читает свой перевод «Баллады поэтического состязания в Блуа»
Шесть жертв средневекового суда
К каким способам приговорить оппонента прибегали монархи в средневековой Европе
Что мы знаем о Страшном суде
Анна Шмаина-Великанова — о последнем Суде в библейских и апокрифических описаниях
Путеводитель по Реймсу XVII века
Где в Реймсе можно было найти тюрьмы, игорные дома, рынки, кладбища и огороды
Тюрьма, агония и гниение у Вийона
Жаклин Серкильини-Туле — о том, как в одном поэте совмещаются грабитель и интеллекуал
Наказание в назидание
Как выглядели таблички, объясняющие, чего делать не надо
Первое письмо Элоизы
Почему Элоиза не хотела выходить за Абеляра замуж и в чем обвиняла его через двадцать лет разлуки
1117 год в истории
Что происходило в мире, пока в Париже разворачивалась драма Абеляра и Элоизы
Весь курс за 5 минут
Все о средневековых судах, инквизиторах, подсудимых, тюрьмах, казнях и их зрителях
Хроника
  • Около 1117 года

    Оскопление Абеляра

  • 1140-е годы

    На юге Франции распространяется движение альбигойцев

  • 1215 год

    Папа Иннокентий III устанавливает ответственность епископов за борьбу с ересью и, таким образом, делает важнейший шаг в формировании инквизиции — специального церковного суда для искоренения ересей

  • 1337 год

    Начало Столетней войны

  • 1415 год

    В Констанце сжигают магистра Пражского университета Яна Гуса, признанного еретиком

  • 1431 год

    Жанну д’Арк судят и сжигают по обвинению в ереси

  • 1440 год

    Суд и казнь Жиля де Ре. Его обвиняют в ереси, вероотступничестве, содомии, богохульстве, заключении договора с дьяволом и убийстве множества детей

  • 1610 год

    Казнь Франсуа Равальяка — убийцы Генриха IV

Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail