Шалфей

Валафрид Страбон (808?–849), монах из Констанца и латинский поэт, посвятил родному монастырскому садику поэму и начал описание растущих в нем пряных трав с шалфея, приятного на вкус и на вид, полезного в питье и исцеляющего большинство болезней. Тот же перечень трав упоминается в «Капитулярии об императорских поместьях» Карла Великого (800).

Наряду с другими ароматическими травами — рутой, розмарином, фенхе­лем, — шалфей был обязательным элементом аптекарского огорода еще со времен классической древности; он упоминается у античных натуралистов Теофраста и Диоскорида. Но культурная история растения еще старше: его первые описания обнаружены в древнеегипетских папирусах, где шалфей рекомендовался как лекарство от зуда; им же лечили расстройства пищеваре­ния и зубную боль, а кашицей из листьев пытались отбеливать зубы. Гиппо­кратовская медицина  Античная медицина основывала свой авторитет на так называемом Корпусе Гиппократа. Эти медицинские тексты были написаны врачами древности, в том числе знаменитым Гиппократом с острова Кос (ок. 460 — ок. 370 г. до н. э.), и собраны воедино через сто лет после его смерти. Основным принципом этой системы было выделение четырех основных телесных соков и соответствующих им четырех темпера­ментов, а также упор на диететику и профилактику. отмечала вяжущие и укрепляющие свойства шалфея: неслучайно его латинское название Salvia означало «здравствовать» (от того же корня образовано римское приветствие salve). Совет Диоскорида пить винный настой шалфея при избытке флегмы  Согласно гиппократовской медицине, флегма — одна из четырех базовых жидкостей человеческого тела, для которой характерны такие свойства, как влажность и холод. дожил до эпохи Ренессанса. 

Поскольку разные виды шалфея легко смешивались, медицинские свойства растения, которое мы называем «шалфей лекарственный» (Salvia officinalis), приписывались и его родичам, которые не могли похвастаться столь же высо­ким содержанием летучих масел в листьях, но обладали, например, красивыми цветами. На картине Альбрехта Альтдорфера «Иоанн Креститель и Иоанн Евангелист» (1507) каждому из персонажей сопутствуют свои ботанические символы. У Предтечи это коровяк, ассоциирующийся со свечой и защитой от зла, у Евангелиста, пишущего о Воскресении, — белена, знак смерти, и шалфей лесной, знак вечной жизни.

Другие выпуски
Растение дня
Источники
  • Riviera D., Obon C., Cano F. The Botany, History and Traditional Uses of Three-Lobed Sage (Salvia Fruticosa Miller) (Labiatae).
    Economic Botany, Vol. 48. No. 2. New York, 1994.
  • White E. M. Albrecht Altdorfer’s Botanical Attribute for  St John the Baptist.
    Notes in the History of Art. Vol. 15. No. 2. Chicago, 1996.
История

Русь, Запад, Восток: 10 веков в одной таблице

От Рюрика до Робеспьера — синхронная таблица по мировой истории