Шалфей

Валафрид Страбон (808?–849), монах из Констанца и латинский поэт, посвятил родному монастырскому садику поэму и начал описание растущих в нем пряных трав с шалфея, приятного на вкус и на вид, полезного в питье и исцеляющего большинство болезней. Тот же перечень трав упоминается в «Капитулярии об императорских поместьях» Карла Великого (800).

Наряду с другими ароматическими травами — рутой, розмарином, фенхе­лем, — шалфей был обязательным элементом аптекарского огорода еще со времен классической древности; он упоминается у античных натуралистов Теофраста и Диоскорида. Но культурная история растения еще старше: его первые описания обнаружены в древнеегипетских папирусах, где шалфей рекомендовался как лекарство от зуда; им же лечили расстройства пищеваре­ния и зубную боль, а кашицей из листьев пытались отбеливать зубы. Гиппо­кратовская медицина  Античная медицина основывала свой авторитет на так называемом Корпусе Гиппократа. Эти медицинские тексты были написаны врачами древности, в том числе знаменитым Гиппократом с острова Кос (ок. 460 — ок. 370 г. до н. э.), и собраны воедино через сто лет после его смерти. Основным принципом этой системы было выделение четырех основных телесных соков и соответствующих им четырех темпера­ментов, а также упор на диететику и профилактику. отмечала вяжущие и укрепляющие свойства шалфея: неслучайно его латинское название Salvia означало «здравствовать» (от того же корня образовано римское приветствие salve). Совет Диоскорида пить винный настой шалфея при избытке флегмы  Согласно гиппократовской медицине, флегма — одна из четырех базовых жидкостей человеческого тела, для которой характерны такие свойства, как влажность и холод. дожил до эпохи Ренессанса. 

Поскольку разные виды шалфея легко смешивались, медицинские свойства растения, которое мы называем «шалфей лекарственный» (Salvia officinalis), приписывались и его родичам, которые не могли похвастаться столь же высо­ким содержанием летучих масел в листьях, но обладали, например, красивыми цветами. На картине Альбрехта Альтдорфера «Иоанн Креститель и Иоанн Евангелист» (1507) каждому из персонажей сопутствуют свои ботанические символы. У Предтечи это коровяк, ассоциирующийся со свечой и защитой от зла, у Евангелиста, пишущего о Воскресении, — белена, знак смерти, и шалфей лесной, знак вечной жизни.

Источники
  • Riviera D., Obon C., Cano F. The Botany, History and Traditional Uses of Three-Lobed Sage (Salvia Fruticosa Miller) (Labiatae).
    Economic Botany, Vol. 48. No. 2. New York, 1994.
  • White E. M. Albrecht Altdorfer’s Botanical Attribute for  St John the Baptist.
    Notes in the History of Art. Vol. 15. No. 2. Chicago, 1996.
Искусство, История

Как смотреть Репина

Объясняем на примере пяти картин

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail