Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

История

Как туристу попасть в Россию XIX века

Кто выдает российскую визу, что могут отнять на границе и почему по приезде в Петербург нужно обязательно зайти в Третье отделение — рассказываем, что должен знать француз, который собирается в Россию времен Николая I

1. Получите загранпаспорт и визу

Выдачей загранпаспортов во Франции ведают префекты департаментов. Предоставьте подтверждающий личность аттестат от мэра своей коммуны или (если вы парижа­нин) от комиссара полиции вашего квартала. Заплатите 10 франков пошлины и дождитесь, пока ваш паспорт утвердят в Министерстве внутренних дел и МИДе Франции и — самое главное — завизируют в русском посольстве в Париже. Като­лическим священникам необходимо также предъявить свидетельство о том, что они никак не связаны с иезуитами, и получить отдельное разрешение на въезд от Священного синода. 

Собрать документы непросто, но необходимо. Потому что, согласно Уставу о паспортах 1836 года, тех, у кого паспорта нет, полагается высылать на родину, «не испрашивая на то предвари­тельно никакого разрешения».

Впрочем, иногда и виза не помогает успешно перейти границу. Местные власти собирают информацию о приезжих у своих дипломатов — а те с радостью де­лятся любыми подозрениями. Поучительна история французов Барро и Маре­шаля, которые планировали въехать в Россию через Одессу в 1834 году: выяс­нив, что они исповедуют учение философа-социалиста Анри Сен-Симона, поверенный в делах при Оттоман­ской Порте  Оттоманская Порта, или Порта, — другое название Османской империи. барон Петр Рикман доложил об этом министру иностранных дел графу Карлу Нессельроде. Информация дошла до императора Николая I, и тот лично приказал не пускать путешест­венников в страну.

2. Решите, как добраться до границы

Луиджи Премацци. Санкт-Петербургские ворота в Кронштадте. 1851 год© DIOMEDIA

Впрочем, какой бы путь вы ни выбра­ли — по морю или на экипа­же, — в конце вас могут ждать сюрпризы. Писатель и путешествен­ник маркиз Астольф де Кюстин выбрал море — и столкнулся с местной бюрократической машиной в полный рост. В своей книге «Россия в 1839 году» он вспоминал, что по при­бытии в Кронштадт ему пришлось пересаживаться на более легкое судно: на пакетботе  Пакетбот — небольшое морское почтово-пассажирское судно. в Неву было не войти. Возникла проблема и с багажом: чиновники разрешили взять с собой только легкие вещи — и то лишь после досмотра кронштадтских таможенников. Там же, на борту, Кюстина — вместе с другими иностранцами — тщательно допросили и отобрали паспорт, выдав вместо него временную карточку, так называемый путевой вид.

3. Берегитесь таможенников и будьте готовы расстаться со своими вещами

В России, по свидетельству Кюстина, начальники не слишком доверяют своим подчиненным, и потому руководитель таможни тоже может учинить досмотр и конфисковать личные вещи — зонтики, чемоданы, несессеры. Только после этого пассажирам дозволяется отплыть в столицу. По прибытии в Петербург иностранных путешественников ждет очередной допрос: у них выясняют цель и продолжительность визита, справляются, к кому планирует наведаться турист и есть ли у него поручения от европейского правительства или рекомен­дательные письма к российским подданным. Чтобы не вызвать подозрений, на последний вопрос Кюстин рекомендует отвечать отрицательно. Сам он ограничился именем своего банкира, но и это не спасло его от дополнитель­ного осмотра багажа. В итоге писатель лишился всех своих книг, пары писто­летов и дорожных часов.

Журналистка Сюзанна Вуалькен, которая оказалась в России в том же 1839 году, стала свидетельницей «длительной, достойной инквизи­ции и чрезвычайно оскорбительной» процедуры: служащие Императорской канцелярии прибыли на судно рано утром и заставили пассажиров спешно собираться у них на виду. Вуалькен тоже спрашивали про рекомендательные письма и отобрали книги, чтобы их изучил цензор.

А вот баварский художник Эуген Хесс довольно сдержанно описал свой опыт общения с российскими чиновниками, отметив лишь, что таможенники пока­зались ему «ужасно грязными». Вероятно, все дело в том, что Хесс приехал в Россию по пригла­шению императора и тем самым избежал многих неприят­ных формальностей.

4. Не забывайте, что за вами следят

Надзором за иностранными гражданами, «в пределы государства прибываю­щими и из оного выезжающими», занимается Третья экспедиция Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. В первую очередь ее служащих интересуют те, кто впервые приехал в Россию: за ними нередко «учреждается секретное наблюдение». Кроме того, Третье отделение ориентируется на еженедельные отчеты пограничной службы и тесно работает с губернским начальством, которое ведет всю оперативную работу.

О том, как организован надзор за прибывшими в страну иностранцами, можно судить хотя бы по истории дворян Гипполита Адольфа Делиота и Альберика Луи Кастеленя де Лепре, которые в 1831 году въехали в Россию из Швеции. На разных этапах за их перемещениями следили генерал-губернатор Финлян­дии граф Арсений Закревский, Карл Нессельроде, генерал-губерна­тор Санкт-Петербурга Петр Эссен, петербургский обер-полицмейстер Сергей Кокошкин, начальник Третьего отделения и шеф жандармов Александр Бенкендорф и лично император Николай I.

Не меньше внимания привлек к себе отставной поручик Ипполит Шарло де Лаво, дурно отозвавшийся о России в личной корреспонденции. В письме к графу де Понсу в декабре 1844 года он отметил «интеллектуаль­ную пустоту» местной жизни и по возвраще­нии планировал «исследовать и описать во всех подробностях нравственное состояние думающего существа в этой снежной пустыне». О содержании письма стало известно главе Третьего отделения графу Алексею Орлову, московскому военному генерал-губернатору князю Алексею Щерба­тову и начальнику 2-го жандармского округа генерал-майору Степану Пер­фильеву: последний следил «за поведением, образом жизни, занятиями и связями в обществе» де Лаво — в остальном вполне благонамеренного фабриканта — вплоть до 1848 года.

5. Отмечайтесь в губернских городах

Билет на жительство в Одессе, выданный британскому подданному купцу Эдуарду Моберли 3 сентября 1851 годаhisdoc.ru

По Уставу о паспортах каждый иностранец должен предъявлять документы в каждом лежащем на его пути губернском городе, а по прибы­тии на место назначения обменять путевой вид на билет на жительство. В последнем упоминались среди прочего приметы экспата: возраст, рост, цвет волос и глаз, форма лица, описания носа и рта. Что до паспорта с российской визой, то с 1827 года он хранился в Третьем отделении — получить документ назад можно было только перед возвращением на родину. При этом в Москве и Петербурге существует особый порядок выдачи документов для иностранцев: нужно обращаться в Иностранное отделение при канцелярии военного гене­рал-губернатора и Иностранное отделение Адресной экспедиции при Петер­бургской управе благочиния. Разумеется, тем, кто посещает столицу, никак нельзя миновать Третьего отделения, выдающего «контра­марки» на посещение Адресной экспедиции.

Любопытное свидетельство оставил в книге «Один год в России», вышедшей в 1847 году, Анри Мериме. Он назвал тайную полицию «инквизицией в розовом пеньюаре»: за непринужденной светской беседой, пересыпанной замечаниями о литературе и балете, сотрудники Третьего отделения выпытают у вас все.

6. Перед отъездом из России обязательно рассчитайтесь с кредиторами

По Кюстину, покинуть страну можно, только предварительно дав в газетах серию объявлений о своем отъезде, чтобы отдать все долги: за этим строго сле­дит местная полиция (впрочем, известным способом бдительность властей можно притупить). Публицист Николай Греч, однако, в своей рецензии на книгу Кюстина утверждал, что мар­киз все переврал: вместо себя можно оставить поручителя, владеющего собст­венно­стью в столице, а взятку следова­ло бы давать генерал-губернатору, поскольку именно он подписывает паспорта отъезжающим.

На деле процесс репатриации через Петербург выглядит так: после выдачи паспорта в канце­лярии столичного генерал-губернатора его следует завизировать в посольстве Франции в России; затем документ последовательно предъявляется в петер­бургской портовой таможне, канцелярии военного губернатора Кронштадта и на кронштадт­ской таможне. Позже данные паспорта фиксируют «в конторе у корабельных строителей» и «на брандвахте в купецкой гавани», затем «про­писывают на дальней брандвахте», и, наконец, последняя отметка ставится уже по прибытии в пункт назначения.

Гораздо больше о приключениях иностран­цев в России вы можете узнать из книги Веры Мильчиной «„Французы полезные и вредные“: надзор за иностранцами в России при Николае I».
Книга входит в серию «Что такое Россия», совместный проект Arzamas и издательства «НЛО».
Источники
  • Ансело Ф. Шесть месяцев в России.
    М., 2001. 
  • Верне О. При дворе Николая I. Письма из Петербурга: 1842–1843.
    М., 2008. 
  • Кюстин А. Россия в 1839 году.
    М., 2008. 
  • Мильчина В. «Французы полезные и вредные»: надзор за иностранцами в России при Николае I.
    М., 2017.
21 декабря
22 декабря
25 декабря
26 декабря
27 декабря
28 декабря
29 декабря
30 декабря
31 декабря
1 января
2 января
3 января
4 января
5 января
6 января
7 января
8 января
9 января
10 января
11 января
12 января
15 января
16 января
17 января
18 января
19 января
История, Антропология

Интервью Пёрл Харт, знаменитой грабительницы дилижансов

Охота за золотом, побег от полицейских и другие приключения на Диком Западе