Книги недели: выбор «Фаланстера»

Алтайские крестьяне о поэзии и прозе, создательница Мэри Поппинс о поездке в Москву, воспоминания о 1990-х и другие любопытные книги, которые советует сооснователь книжного магазина «Фаланстер»

Борис Миронов. «Российская империя: от традиции к модерну». В 3 т. Издательство «Дмитрий Буланин». СПб., 2016

Мало кто не слышал о дискуссии между историками, придерживающимися «оптимистической» и «пессимистической» теории развития России в ХХ веке. Оптимисты, если совсем упростить, считают, что если бы не Октябрьская революция, то мы бы сейчас жили в развитой европейской стране. Пессимисты считают, что как бы ни сложились обстоятельства в 1917-м, 1914-м или любом другом году этого долгого века, мы были бы сейчас ровно в том же, а возможно, и в худшем положении. История, конечно, не имеет сослагательного наклонения, однако этот спор — важнейший в современной исторической науке. Очень важно, что на суд общественности выносятся не рассуждения типа «пьют ли в России много или мало» или прочая псевдонаучная белиберда. Спор идет между академическими учеными и проходит не в рамках телевизионных дебатов и «борьбы с фальсификацией истории», которая позволяет записывать всех оппонентов в «пятую колонну», врагов и «наймитов Запада». Дискуссия проходит на страницах серьезных книг.

Борис Николаевич Миронов — самый яркий представитель оптимистической теории. Однако труд в три тысячи страниц — не полемическая работа, а систематическое исследование социальной истории России с конца XVII века до 1917 года. Миронов трактует многие исторические процессы по-новому. Возникновение и отмена крепостного права, модернизация, экономические реформы начала ХХ века, расширение страны и колонизация, социальная стратификация… Кажется, что более полного исследования и не было за последние 20 лет.

«Российская империя: от традиции к модерну» — не беллетризованное переложение курса истории из советского школьного учебника, чем грешат наши публицисты любых взглядов, а уникальное исследование. Огромный и, к сожалению, совсем не дешевый труд можно рассматривать как энциклопедию. Впервые открыв книгу, нельзя оторваться от таблиц со статистическими данными, которые не найти в сети — вроде численности помещиков, распределенных по количеству крепостных, на территории Европейской России в 1678, 1727, 1777, 1833 и 1858 году. Подобная информация для понимания процессов, происходящих в России, важнее, чем описание балов и кринолинов.

«90-е». Т. 1. Издательство «База». М., 2015

У нас уже сменилась эпоха, следовавшая за девяностыми. Теперь это время окончательно стало историей. Ностальгия появляется лишь тогда, когда эпоха уходит безвозвратно. И вместе с ностальгией начинается осмысление, анализ, изучение. В книге, составленной Светланой Басковой, собраны частные свидетельства художников, литераторов, издателей. В первый том вошли воспоминания о культурной жизни Анатолия Осмоловского, Олега Мавроматти, Дмитрия Пименова, Александра Бренера и Сергея Кудрявцева. Они были одними из тех, кто, собственно, и делал культурную жизнь России. Наверное, интересно было бы почитать и воспоминания поп-див, модных тусовщиков и придворных художников: они могли бы рассказать, как изменились условия проведения концертов или цены на парадные портреты. Герои же этой книги рассказывают о том, как складывалось совершенно новое, современное, не подпольное искусство, которого в России не было с 20-х годов. Художественная жизнь в 90-х сейчас не кажется очевидной. Политические, экономические события влияли на культурные процессы. Все было впервые, очень наивно, но творчество тогда было неиндустриальным.

«90-е» не единственная книга, описывающая последнее десятилетие ХХ века и построенная на частных воспоминаниях. Есть надежда, что скоро образуется целый корпус изданий, по которым можно будет изучать то время, и «90-е» не будут последними в этом списке.

Памела Трэверс. «Московская экскурсия». Издательство «Лимбус Пресс». СПб., 2016

Создательница «Мэри Поппинс», пожалуй, самой английской детской книги, была австралийкой ирландского происхождения. В Британию Памела Трэверс, собственно, и попала, стремясь в Ирландию, о которой мечтала с детства.

Как и серия книг о Мэри Поппинс, путешествие в красную Россию у Трэверс получилось невероятно британским. СССР образца 1932 года автора совершенно не очаровал. У молодой журналистки уже в лондонском офисе «Интуриста» появились некоторые вопросы относительно свободы личности в России, когда вместо индивидуального тура ее отправили на экскурсию по запланированному маршруту со множеством обязательных визитов в клубы, суды, дома культуры и даже тюрьмы. Кстати, тюрьма произвела на Трэверс самое благоприятное впечатление: «Самое счастливое место, которое я видела в России, — это московская тюрьма». В небольшом очерке автор высмеивает советский быт, а еще больше — своих британских попутчиков. Трэверс жестока, но изящна. Некоторые ее наблюдения гомерически смешны, а стиль можно отнести к классическим образцам британского юмора. Но «Московская экскурсия» — не фельетон. Молодая девушка наблюдательна. Авангардистской постановкой «Гамлета» Трэверс восхищена и сетует, что в России ей показывают совсем не то, что следовало бы. Вместо «Гамлета» ее пытаются затащить на лекцию о Шекспире. Кажется, эта особенность осталась у нас до сих пор.

Адриан Топоров. «Крестьяне о писателях». Издательство Common Place. М., 2016.

Адриан Митрофанович Топоров — просветитель, коих в России и в ХХ веке было мало, а сейчас и вовсе нет. Учительствуя в коммуне «Майское утро», он организовал самый настоящий читательский клуб. Алтайские крестьяне в конце 20-х — начале 30-х слушали прозу и поэзию классиков и современников, обсуждали, спорили. Из записей обсуждений книга и состоит.

Конечно, в коммуну записывались наиболее «сознательные сельские пролетарии», но их суждения были невероятно наивны и очень искренни. Авторитетов у них не было — крестьяне критиковали, не делая скидок на величину автора, как подлинные «наивные читатели». «Нравится — не нравится» — вот основной принцип суждения . Они примеряли сюжеты романов и стихов на себя, соотнося их с личным опытом. Оценки участников этого читательского клуба были часто радикальны. В книгу вошли обсуждения текстов Бабеля, Пушкина, Зощенко, Неверова, Олеши, Серафимовича, Блока, Есенина, Пастернака, Уткина и многих других: «Стёкачев И. А. Фразы у Пушкина вообще укладистые и легкие. Из одной фразы во-о-о какая картина раздувается! Писания Пушкина как алмаз: вещичка маленькая, а стоит дорого».

Григорий Кружков. «Очерки по истории английской поэзии». В 2 т. Издательство «Прогресс-Традиция». М., 2015

Григорий Кружков — замечательный переводчик, его переводы английской поэзии знакомы многим. Книга охватывает период от Возрождения до начала ХХ века. Однако это не антология и не филологическое исследование, а восстановление культурного контекста, необходимого для адекватного перевода. «Очерки из истории английской поэзии» развенчивают банальное представление потребителей о труде переводчика.

Двухтомник — уникальное путешествие в английскую культуру. Автор часто приходит к неожиданным выводам, находит удивительные параллели. Трудно сказать, что в книге важней — история поэзии или прекрасные переводы, которыми книга изобилует. Разумеется, в ней много известных поэтических имен, но наверняка вы узнаете о многих еще неизвестных.

19 сентября
20 сентября
21 сентября
22 сентября
25 сентября
26 сентября
27 сентября
28 сентября
29 сентября
2 октября
3 октября
4 октября
5 октября
6 октября
9 октября
10 октября
11 октября
12 октября
13 октября
16 октября
17 октября
18 октября

Подкаст «Комплекс неполноценности». Выпуск 1: Александр Жолковский

Разговор о том, почему литературоведение — это наука