Книги недели: выбор «Фаланстера»

Сахалинские дневники отца Хармса, история школьного образования в России, мифология казанских татар и другие хорошие книги, которые советует соучредитель книжного магазина «Фаланстер»

Вальтер Беньямин. «Люди Германии: антология писем XVIII–XIX веков». Издательство Grundrisse. М., 2015

Уникальный сборник, составленный в 1936 году Беньямином по материалам старых писем, опубликованных в газете Frankfurter Zeitung в 1930-х годах. Книга вышла под псевдонимом — Беньямин рассчитывал, что она сможет продаваться в Германии. Сами письма охватывают период с 1783 по 1883 год. Каждое послание снабжено комментарием. Беньямин подбирает письма и комментирует их так, чтобы читатель мог увидеть совсем других немцев, кардинально отличающихся от своих потомков, живущих при Третьем рейхе. Составитель показывает безупречную нравственную позицию немецких интеллектуалов, отточенную работу мысли, высокий стиль письма. Комментарий как будто бы сух и информативен. Но для Беньямина, конечно, способ передавать свои мысли, показывать читателю, что происходит с «духом» Германии, ее мыслителями в 1936 году, — это своеобразный эзопов язык. В результате сборник наглядно демонстрирует бездну, в которую рухнула Германия в 1933 году, интеллектуальную и моральную нищету, прикрываемую популистской псевдоисторичностью и мифами о расовом превосходстве.

Каюм Насыри, Яков Коблов. «Мифология казанских татар». Издательство «Смена». Казань, 2015

Переиздание под одной обложкой двух текстов: работы «Поверья и приметы казанских татар, образовавшиеся мимо влияния на жизнь их суннитского магометанства» (1868) просветителя Каюма Насыри, которая считается первым исследованием мифологии татар, и «Мифологии казанских татар» (1910) Якова Коблова, систематизи­рующей доисламские поверья татар. Оба текста замечательно написаны, можно даже сказать, записаны. Это не столько исследование, сколько перечисление мифических существ татарского пантеона. Все эти сказочные персонажи — Шурале, Сыу анасы, Убыр, Юха, мусульманские джинны — современным жителям Татарстана хорошо известны. Остальным же читателям этот причудливый бестиарий много расскажет об уникальной культуре волжских татар, их необыкновенном духовном мире и древних традициях.

Евгения Сысоева. «Школа в России. XVIII — начало ХХ века: власть и общество». Издательство «Новый хронограф». М., 2015

Автор 500-страничной книги анализирует развитие школьного образования в России с эпохи Петра I до Февральской революции. Сысоеву интересует не только сам процесс обучения, но и гендерный состав педагогов и учеников, подго­товка учителей, законодательная база. Автор исследует истоки и последствия всех реформ образования, причины, вызвавшие их, ожидания и реализацию.

Не менее интересна и повседневность участников учебного процесса. Автор демонстрирует, как изменился статус профессии учителя и его повседневная жизнь в XIX веке. Ведь история образования не может рассматриваться без учета процессов, происходящих в обществе: все социальные изменения находят свое отражение в школе. Интересная ситуация сложилась в 60–70-х годах ХIX века в образовании с сословным происхождением учителей начальных и сельских школ. Чиновники отдавали предпочтение выходцам из духовного сословия, в обществе же к церкви уже было существенное недоверие. Из-за маленького жалованья в школы шли в основном выгнанные за неуспеваемость из семинарии. Учителя из податных сословий, напротив, были успешнее. Со временем конфликт решился сам собой: уже через
10–15 лет из духовных семинарий было только 20 % учителей, а Закон Божий чаще преподавали женщины.

Есть в книге забавные примеры, хорошо знакомые и нам. После 1880 года авторитет государственных школ стал падать даже в крестьянской среде. Унификация школ, «натаскивание» детей на сдачу формальных экзаменов привели к плохому пониманию материала и «зубрению». А Чехов считал инспекторов училищ, осуществляющих контроль, «прямыми врагами дела образования».

Андрей Глебов. «Альфред Великий и Англия его времени». Издательство «Евразия». СПб., 2015

Альфред Великий — легендарная личность. Легендарная, так как про него известно немного, в основном из текстов первого его биографа епископа Ассера. Альфред был просвещенным англосаксонским королем Южной Англии, Уэссекса IX века. Его правление можно назвать ключевым временем для возникновения Англии. Преодолев междоусобные споры между англосаксами, он смог дать отпор «непобедимым» викингам, сформулировать новые принципы и создать условия для существования единой страны.

Ему приписывается, например, изобретение восковых часов для того, чтобы половину времени проводить в молитвах и размышлениях о боге. Совершенно точно известно, что он убедил знать строить бурги — форты для контроля над территориями и отпора врагам, и заложил не менее тридцати современных британских городов. Строительство «длинных кораблей», новые законы, редактура Библии — это далеко не все его деяния.

Автор разворачивает перед нами картину жизни раннесредневековой Англии, не только рассказывая о битвах и войнах, но и демонстрируя стиль мышления и нравы эпохи.

Иван Ювачев. «Сахалинские дневники»: в 2 т. Южно-Сахалинск, Сахалинский областной краеведческий музей. 2014

Необыкновенные дневники — по своей силе и ужасу, который они вызывают у читателя. В возрасте 23 лет, в 1883 году Ювачева — морского офицера, близкого к народовольцам, — арестовывают. Иван Павлович был приговорен к смертной казни, прошел одиночки самых страшных тюрем России — Петропавловки и Шлиссель­бурга. Приговор заменили на 15 лет каторги на Сахалине, самой страшной каторги в России, быт которой описывал Чехов. Они, кстати, встречались там — в поселении Рыковское. Ювачев стал прототипом «Рассказа неизвестного человека».

Еще в Шлиссельбурге Ювачев, выходец из религиозной разночинной семьи, стал искать опору в вере. Все свободное время он проводил в церкви: помогал священнику, отчитывал покойников. Мы видим, как на протяжении пяти лет Иван Павлович сходит с ума и сживается с неминуемой смертью. Каждая запись начинается с подробнейшего детального описания сна, скорее эроти­ческого, чем праведного, затем неистовой борьбы со своими фантазиями наяву, далее следует скудное жутковатое описание сахалинских дней.

Самое удивительное, как Ювачев смог, вернувшись в Петербург, создать семью, завести детей, справиться со своим безумием. И да, вам не случайно знакома эта фамилия: одним из пяти детей (трое умерли в детстве) Ивана Павловича был Даниил Хармс.

23 декабря на Arzamas
26 декабря на Arzamas
27 декабря на Arzamas
28 декабря на Arzamas
29 декабря на Arzamas
30 декабря на Arzamas
9 января на Arzamas
10 января на Arzamas
11 января на Arzamas
12 января на Arzamas
13 января на Arzamas
16 января на Arzamas
17 января на Arzamas
18 января на Arzamas
19 января на Arzamas
20 января на Arzamas
Литература

7 секретов романа «Обломов»

Гроза и луна, кофе и сигары — и другие важные детали, расшифровывающие авторский замысел

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail