КурсВведение в гендерные исследованияАудиолекцииМатериалы

Расшифровка Что такое сексуальность и как она меняется? (18+)

Почему гетеросексуальность считалась извращением и как субкультуры повлияли на науку о гендере

Нам часто кажется, что некоторые понятия существовали всегда. Например, всегда существовали гетеросексуалы. Повседневная логика подсказывает, что это правда лишь потому, что гетеросексуальность связывается с рожде­нием детей: если дети рождались, чему мы сами являемся доказательством, то, значит, они рождались у гетеросексуальных людей. Это также означает, что гетеросексуальные люди были, иначе они не могли бы воспроизводить потомство. На самом деле все не совсем так — или даже совсем не так.

Современный мир действительно часто все еще делится на мужчин и женщин, гетеросексуальных и гомосексуальных людей. Мы обозначаем и какими-то другими категориями наши сексуаль­ные желания, выстраиваем на основе этих категорий наше понимание себя, то есть наши идентичности. Нередко можно услышать фразу «Я мужчина» или «Я гетеросексуальный мужчина». Эти фра­зы — типичное и простейшее выражение сексуальной и гендерной идентично­сти. Если бы мы могли переместиться всего лишь на пару веков назад, в 1819 год, например, то такая фраза вызвала бы даже у самой просвещенной публики непонимание. В том далеком году никто не был гетеросексуалом, никто не был и гомосексуалом тоже: люди еще не знали, что можно как-то обозначать свою сексуальность, свою сексуальную идентичность, и, следова­тельно, не понимали, зачем это делать.

На протяжении многих веков в Европе, куда я отношу и Россию, сексуальность делилась на две категории: сексуальные практики между мужем и женой, ведущие к рождению детей, и все остальное. Первые практики, между мужем и женой, назывались браком, то есть именовались по типу религиоз­ного обряда, который их санкциони­ровал. Вторые практики назывались «содомия», то есть обозначались религиозным термином, указывающим на запрещенные действия сексуального характера. Категория «содомия» включала в себя пра­кти­чески все, что могли представить себе средневековые люди и что касалось сексуальности, — от супружеской измены до однополых отношений и мастур­бации. Дело в том, что в то время у Церкви была власть контролировать значение слов и поня­тий, которыми оперировали люди. Именно религиозные организации рассказывали людям о текущих событиях, когда те собирались на мессу, и таким образом являлись политиче­скими комментаторами Средне­вековья и более поздних периодов. Именно они вели индивидуальные беседы с каждым отдельным человеком на исповеди, чем сегодня чаще заведуют профессионалы из области психологии или ваши непрофессиональные друзья и коллеги. Позже именно религиозные организа­ции создавали школы и обу­чали в них детей, проводили исследования в области нехитрых на тот момент наук, вели расследования преступлений и выносили приговоры. Иными сло­вами, они задавали тон почти всему, что происходило в обществе, поэтому их словарь и понимание ими каких-то явлений имело принципиальное значение.

Однако в XIX веке власть Церкви пошатнулась. К тому моменту в обществе выработалось понимание, что любое знание должно иметь под собой какую-то основу. Церковь настаивала, что знание дается из ниоткуда, свыше. Однако к тому моменту появился и укрепился новый социальный институт — наука, которая обнажила источники другого типа знания, научного знания, и этими источниками оказались эмпирические факты. Ученые утверждали и утвер­ждают до сих пор, что если понаблюдать за чем-нибудь, то, обобщив наблю­дения, можно это нечто познать. Какое отношение все это имеет к сексуаль­ности? Ну, дело в том, что именно таким образом — методом наблюдения и обобщения — появились знакомые нам люди: гомосексуалы, бисексуалы, гетеросексуалы и другие категории сексуальной идентичности. Записав исто­рии разных людей о том, как те занимаются сексом, ученые договорились, что они будут называть тех, кто занимается однополыми сексуальными практи­ками, гомосексуалами. Случилось это в 60–70-е годы XIX века. Так появился гомосексуал — по утверждению французского философа Мишеля Фуко, «особый сексуальный вид людей».

На первых этапах гомосексуальность заинтересовала ученых, поскольку они считали ее патологией или болезнью, а потому хотели изучить подробнее. Оценочные суждения в науке тех времен не были редкостью: научная этика еще только формировалась. Так, видный сексопатолог XIX века Рихард фон Крафт-Эбинг следующим образом описывает происхождение этой болезни, я цитирую: «По разным причинам — из-за неврастении, гиппохондрических страхов и тому подобное — индивид может воздержи­ваться от мастурбации. Порой при таких обстоятельствах скотоложество тоже не вариант. Тогда-то сексуальные отношения с партнерами одного пола и оказываются кстати — как результат трансформации чувства дружбы, которое на уровне патологи­ческой сексуальности легко ассоциируется с сексуальным чувством». Иными словами, гомосексуальность для людей XIX века считалась медицинским диагнозом, характеризующим слишком близкую дружбу между двумя людьми одного и того же пола.

В тот момент довольно мало внимания уделялось гетеросексуальности. Только к началу ХХ века ученые обратили свое пристальное внимание на, я цитирую, «ненормальный или извращенный аппетит к противоположному полу». Так определяет гетеросексуальность медицинский словарь 1901 года. Именно так: примерно до середины ХХ века под словом «гетеросексуаль­ность» подразуме­валась болезнь — огромное количество форм сексуальных отношений между людьми разного пола, не ведущих к рождению ребенка. Если бы сексуальные темы тогда не было зазорно обсуждать друг с другом, люди спрашивали бы: «Как там ваш дядюшка, удалось ли ему избавиться от мучившей его гетеро­сексуальности?»

Итак, гомосексуальность и гетеро­сексуальность появились в XIX веке, причем гомосексуальность стала известна раньше гетеросексуальности, и обе эти формы сексуальности считались болезнями. Это медицинское понимание сексуальности человека пришло на смену бытовавшему дотоле религиозному пониманию, которое практически полностью дискреди­тировано сегодня. Даже те, кто защищает религиозную концепцию гомосексуальности как греха, на самом деле уже очень далеки от того, что понималось Церковью под терми­ном «содомия» всего пару веков назад. Научное знание действует таким обра­зом, что, постепенно накапливая новые факты о каком-либо предмете, ученые могут убедиться, что прежде ошиба­лись на его счет. Именно это произошло с гетеросексуальностью и гомосексуальностью в ХХ веке. Уже к концу 1930-х годов медики пришли к выводу, что называть гетеросек­суальность болезнью не имеет смысла. Спустя еще 40 лет перестали называть болезнью и гомосексу­аль­ность тоже. К тому времени выяснилось, что очень многие люди периоди­чески вступают в однополые отношения, а самое главное — не было доказано, что в организме человека протекает какой-либо патологический процесс, позволяющий считать гомосексуаль­ность болезнью.

Тем не менее люди в середине ХХ века действительно страдали от гомосексу­аль­ности — только не потому, что были болезненно нарушены функции человеческого организма, а потому, что общества того времени плохо отно­сились к гомосексуальным людям. Это в свою очередь меняет предмет иссле­дования — с патологических процессов организма на социальные стороны гомосексуальности. Так, к этому моменту сексуальностью и, в частности, гомосексуальностью начали интересоваться не только и не столько медицин­ские и психологи­ческие науки, но науки об обществе. Общественное поло­жение гомосексу­альных людей было описано социоло­гами в качестве стигмы, то есть некоего исключенного из общества статуса, а сам процесс такого исключения был назван стигматизацией.

Более того, в отличие от медиков и пси­хо­логов, социологи часто пользуются словами и категориями, которые сами исследуемые люди применяют к самим себе. Так в науку попадает повседнев­ный язык сообщества, оперирующий знакомыми нам сегодня категориями сексуальной и гендерной идентичности: гей, лесбиянка, бисексуал, трансгендер­ный человек, ЛГБТ. Некоторые из них заимствуются в медицинском словаре, другие полностью опираются на слова­ри субкультуры. Иными словами, во второй половине ХХ века происходит новая борьба за право определять смыслы, схожая с борьбой между Церковью и нау­кой XIX века. На этот раз схватка состоялась между разными дисци­плинами внутри науки: социаль­ные и гуманитарные дисциплины стали определять смыслы гомосексуальности вместо медицин­ских и психологических наук. Социологи, антропологи, истори­ки, филологи выяснили, как себя именуют гомосексуальные сообщества, и затем распространили эту информа­цию в качестве всеобщего знания. Таким образом, расхожие дотоле категории отошли на второй план, а субкультур­ные категории (геи и лесбиянки, напри­мер) стали доминирующим способом определять чью-либо гендерную и сексуальную идентичность.

Сегодня немаловажную роль в этом процессе играют и другие обществен­ные институты. Помимо науки, на смыслы, которыми мы наделяем мир вокруг, влияют общественные движе­ния. Эти движения состоят из людей, которые небезразлично смотрят на существующие неравенство и несправедливость. Если в обществе что-то не так, например какая-то группа людей стигматизи­руется, общественные движения выступают за изменение такого положе­ния дел. Так складывалось (с конца 1960-х годов в западных странах, а с на­ступ­лением перестройки и в России тоже) гей-движение, затем — гей-лес­бийское движение, позже — ЛГБТ-движение. Эти общественные движения не просят каких-либо специальных прав или льгот для ЛГБТ, как обычно считает консервативная публика. Напротив, они требуют, чтобы у ЛГБТ были те же права, что имеются у остальных членов общества: чтобы никто не убивал людей из-за их сексуальности, чтобы никто не отказывал в медицинских услу­гах из-за этого, не увольнял с работы, — в общем, никак не мешал сво­бодно и нормально жить, ощущать себя полноценными членами общества.

Этот подход вкупе с функциями науки, которые мы обсуждали выше, обладает внутренней логикой и правилами. Общественные движения обязательно должны указывать признак, по кото­рому выделяется группа несправедливо дискриминируемых людей. По мере течения времени такие признаки уточня­ются, большие группы дробятся на более мелкие, поскольку, как выясняется, стигматизация протекает по-разному в отношении этих разных групп людей. Если в этой среде говорили лишь о геях и лесбиянках в 1960-е годы, то говорят об ЛГБТ в 1980–90-е годы, а сегодня также об ЛГБТТТКИП2САА  От LGBTTQQIAAP — lesbian, gay, bisexual, transgender, transsexual, queer, questioning, intersex, asexual, ally, pansexual. — лесбиян­ках, геях, бисексуалах, травести, транссек­суалах, трансгендерных людях, квир, интерсекс, пансексуалах, two-spirit, асексуалах и союзниках (allies), то есть гетеросексуальных людях, поддержи­ваю­щих борьбу за права ЛГБТ. Обращая внимание на разницу между этими группами, общественные движения также словно бы делают эти группы осязаемыми, видимыми и более сплоченными. В социологии этот процесс называется овеществлением.

Кроме того, сплочение стигматизи­руемых групп заставляет активизиро­ваться некоторых представителей привилегированных групп. В области сексуальности привилегированной группой считается совокупность гетеросексуальных людей. Те из них, кто выступает против равенства ЛГБТ, считая, что оно плохо повлияет на их положение в обществе, объединяются политически и опреде­ляют себя в качестве гетеросексуалов. Такие политические группы распростра­ни­лись сравнительно недавно, в XXI веке. Они устраивают парады гетеросек­суалов и организовы­вают собственные политические партии. Появление этого типа гетеросексуалов, пока малочислен­ных, — это тоже процесс овеществле­ния, протекающий в обществе.

Итак, к сегодняшнему дню в современных обществах действует широкое раз­но­образие социальных институтов. Наиболее важные из них — наука и обще­ственные движения, которые складывают, овеществляют новые гендерные и сексуальные группы, или идентичности, ранее известные как гомосексуалы и гетеросексуалы. Действие этих процессов очень сложное, занимающее продолжитель­ное время. Это не советские проекты социальной инженерии, которые можно было организовать силами партии и правитель­ства, а очень комплексное и запутанное строительство действи­тель­ности с неизвестным заранее результатом. Но именно такие процес­сы определяют то, как мы ду­маем о своей сексуальности, как мы пони­маем себя и других, как мы действуем в постоянно меняющейся из-за этих процессов среде. Сексуаль­ное желание всегда направлялось в разные русла: люди занимались широким разнообразием сексуальных практик и до того, как появились понятия гомосексуальности и гетеросексуаль­ности. Однако смыслы, придаваемые сексуальному желанию, подвержены постоянному изменению.

Эта история показывает, что наши текущие представления о сексуальности имеют исторически специфическую форму. Мы думаем, что наше понимание сексуальности стабильно и конкретно, что так, как думаем мы, было всегда. На самом деле наукой получены убедительные доказательства того, что сексу­альность является текучей. Эта текучесть означает, что даже такое постоянное явление, как сексуальное желание, подвержено изменениям — изменениям смыслов, влекущим за собой изменение практик. Все течет, все меняется. Сексуальность не является исключением из этого правила. Не замечать эти изменения сегодня уже невозможно.  

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт-Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Аудиолекции
19 минут
1/6

Почему гендер есть у всех, но у каждого — свой?

Что такое гендер и почему женщинами и мужчинами не рождаются, а становятся

Читает Елена Здравомыслова

Что такое гендер и почему женщинами и мужчинами не рождаются, а становятся

9 минут
2/6

Чем занимается наука о гендере?

Почему о гендере должен знать каждый — и почему изучать его в России может быть противозаконно

Читает Елена Здравомыслова

Почему о гендере должен знать каждый — и почему изучать его в России может быть противозаконно

14 минут
3/6

Что такое маскулинность и почему мужчинам не легче, чем женщинам?

Как оказалось, что «настоящих мужчин» больше нет, и почему это правильно

Читает Анна Тёмкина

Как оказалось, что «настоящих мужчин» больше нет, и почему это правильно

14 минут
4/6

Что такое сексуальность и как она меняется? (18+)

Почему гетеросексуальность считалась извращением и как субкультуры повлияли на науку о гендере

Читает Александр Кондаков

Почему гетеросексуальность считалась извращением и как субкультуры повлияли на науку о гендере

33 минуты
5/6

Почему забота — это категория науки о гендере и как общество мешает нам заботиться о других?

Зачем заботиться о том, кто заботится, и почему это важно в масштабах человечества

Читает Елена Здравомыслова

Зачем заботиться о том, кто заботится, и почему это важно в масштабах человечества

13 минут
6/6

Что такое гендерное неравенство и почему это не о женщинах против мужчин?

Почему уравнение в правах — это прошлый век и откуда в патриархатном обществе уязвленные мужчины

Читает Екатерина Бороздина

Почему уравнение в правах — это прошлый век и откуда в патриархатном обществе уязвленные мужчины