Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Курс № 53 История завоевания КавказаЛекцииМатериалы
Лекции
28 минут
1/4

Зачем Россия воевала на Кавказе

Экономические и политические причины русской экспансии на Кавказ

Владимир Лапин

Экономические и политические причины русской экспансии на Кавказ

39 минут
2/4

Как Российская империя увязла на Кавказе

Трудности, с которыми столкнулась русская армия в горах

Владимир Лапин

Трудности, с которыми столкнулась русская армия в горах

29 минут
3/4

Как Александр I присоединял Грузию

Как Российская империя смогла объединить грузинские княжества, и почему ей пришлось завоевывать Азербайджан

Владимир Лапин

Как Российская империя смогла объединить грузинские княжества, и почему ей пришлось завоевывать Азербайджан

27 минут
4/4

Лица Кавказской войны: Ермолов и Шамиль

Как на развитие конфликта повлияли русский главнокомандующий и предводитель кавказских горцев

Владимир Лапин

Как на развитие конфликта повлияли русский главнокомандующий и предводитель кавказских горцев

Расшифровка Лица Кавказской войны: Ермолов и Шамиль

Для понимания характера Кавказской войны есть обще­доступный источник — русская литература. Так, усилия немалого числа историков, напи­савших огром­ное число трудов об Оте­чественной войне 1812 года, весь их сово­куп­­ный науч­ный продукт с боль­шим трудом конку­рирует с романом Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Пока этот роман чи­тают, рос­сияне и все, кто чи­тает этот роман на других языках, будут пред­ставлять себе войну 1812 года именно так, как напи­сал Толстой. Так и произ­веде­ния о Кав­казской войне форми­руют доста­точно правиль­ную, доста­точно яркую и, я бы сказал, правди­вую картину того, что происхо­дило на Кавказе в это время.

И я бы выделил прежде всего произведение Льва Николаевича Толстого «Хаджи-Мурат» — оно хорошо показывает взаимное непонимание, которое было зерном Кав­казской войны, — и рассказы Толстого о Кавказе, прежде всего — «Рубку леса» (или «Рассказ юнкера», он так называется). Затем — произведения Лермонтова. В его стихотворении «Валерик» буквально за­шифрованы реалии Кавказской войны, и если его разделить на строки, то каждая из них достойна многостраничного ком­мен­тария о том, как проис­ходили столкновения на Кавказе. Прочитав эти чрезвычайно доступ­ные произведения, можно составить достаточно ясное пред­ставление о войне. Каждая война связана с каким-то героем, с каким-то лицом, и у Кавказской войны таких лиц два. С российской стороны это генерал Ермолов, а со стороны горцев Кавказа это имам Шамиль.

Я начну с Алексея Петровича Ермолова. Это был блестящий офицер, герой войны 1812 года. В 1816 году он приехал на Кавказ — и началась та эпоха Кавказской войны, которую не без основания называют эпохой Ермолова. Более того, вся существующая сегодня схема истории Кавказской войны представляет собой картину «Вот на Кавказ прибыл Ермолов, и началась война». К тому времени война велась уже почти век. Но в традиционном измерении начинается она именно с появления Ермолова. И после­дую­щая неудача русских войск 1840–50-х годов объясняется тем, что генералы, пришедшие на смену Ермолову, не выпол­няли его заветов. И только когда князь Барятинский был назначен главно­коман­дую­щим на Кавказе в 1856 году и вернулся к идеям Ермолова, стал вести боевые действия так, как вел Ермолов, русские пришли к победе, то есть к капи­ту­ля­ции в 1859 году имама Шамиля и официальному окончанию войны на Восточном Кавказе.

Ермолов — действительно очень крупная фигура, но он сделал очень многое для того, чтобы война продолжалась так долго. Он действительно одержал несколько побед над горцами в Чечне и Дагестане — и горцы, что называется, смирились, то есть, как писали в документах того времени, «в горах наступила тишина», а в столицу полетели рапорты о том, что Кавказ покорен. Но это было только затишье перед бурей. Потому что Ермолов разрушил сформи­ро­вав­шую­ся к тому времени систему отношений в горском обществе. Он спо­собство­вал тому, чтобы в Дагестане были фактически унич­тожены ханы, хоть каким-то образом контро­лиро­вавшие положение. Вместо десят­ка ханов появилось огром­ное коли­чество тех, кого в более позд­ние времена стали называть по­ле­вы­ми ко­ман­дирами. То есть договариваться оказывалось просто не с кем. И каждый из полевых командиров, даже если он бы и хотел заклю­чить мирный договор с рос­сий­ской стороной, оказывался врагом для своих соплеменников, и, таким образом, война возвращалась на новый порочный круг.

Ермолов хотел ввести во многих районах Северного Кавказа управление по рос­сий­скому образу и подобию, что было по­куше­нием на те свободы, к которым привыкло горское общество. И то, что потом испытали русские войска на Кавказе в 1830–40-е годы, во многом было порождено не­на­вистью и стремлением к со­против­лению, которое являлось следствием действий Ермолова.

Следует сказать, что Ермолов был жесткий коман­дир, даже жесто­кий. И его действия напоми­нали самые жесткие кара­тел­ьные опера­ции колониаль­ного харак­тера, кото­рые только сущест­вуют в исто­рии. Ермолов в опреде­лен­ной степе­ни спо­соб­ство­вал разжи­га­нию Кавказ­ской войны еще и пото­му, что испове­до­вал девиз «разделяй и властвуй», сталк­ивая роды и племена друг с другом. Вообще, появление русских войск на Кавказе спо­собст­вовало деста­били­зации обстанов­ки, потому что к тому времени между этими кланами был достигнут опреде­ленн­ый консенсус, кто чем владеет. Русская армия пред­став­ляла собой очень большую силу. И все, кто мог рассчи­тывать на ее помощь, сразу стано­ви­лись грозой для своих соседей. Группы, кото­рые прини­мали россий­ское подданство, авто­мати­чески стано­ви­лись грозой своих соседей, и, таким образом, обстановка в этих районах обостря­лась. Во многих случаях основание рос­сий­ской крепости приво­дило не к уми­ро­творе­нию на этой тер­рито­рии, а к обостре­нию обста­новки.

Ермолов очень хотел военной славы. Была даже такая шутка, что «Алексей Петрович очень хотел стать Александром Фи­лип­пы­чем», наме­кав­шая на Алек­сандра Маке­дон­ского, сына маке­дон­ского царя Филиппа. Дело в том, что после Напо­лео­новских войн во всем мире царила на­по­лео­но­мания (при всей нена­висти к Напо­леону он был признан великим человеком). И каждый военный явно или тайно хотел быть Наполеоном. А для На­по­леона поход на Восток был пов­торе­нием траек­то­рии Маке­дон­ского. И для всех вое­началь­ников такой поход был похо­дом за вечной и миро­вой славой. А Ермолов был че­ло­век до­вольно често­любивый. Для него наз­наче­ние на Кавказ было шагом к миро­вой славе, потому как Кавказ в те време­на рас­цени­вался как такая прихо­жая в Индию. (Одна из причин движе­ния России на юг — это движение в Индию.) И Ермолов рас­сматри­вал себя как вели­кого полко­водца, кото­рый проло­жит для России дорогу в Индию. Не случайно одним из первых его шагов во время пре­быва­ния на Кавказе была отправ­ка экспе­ди­ции в закаспий­ские терри­тории. То есть, еще не покорив оконча­тельно Кавказ, он уже думал о даль­нейшем продви­жении. 

Известна и его роль в том, что произошла Русско-персидская война 1826–1828 годов. У нее были объективные причины (да, Персия не могла сми­риться с при­соеди­не­нием к России северной части Азер­байджа­на), но бы­ла и причина, которую можно назвать субъективной, — провоцирующее поведение Ермолова в отно­шении персов. То есть Ермолов хотел этой войны, хотел новой славы. Он еще не думал, что его снимут с должно­сти и войну выиг­рает дру­гой, и уже его преем­ник, Иван Федо­ро­вич Паске­вич, станет одним из ве­ликих пол­ко­вод­цев России и после взятия кре­по­сти Эривань полу­чит прис­тавку к своей фами­лии: Пас­ке­вич-Эри­ванский.

Вообще, Ермолов — это очень про­тиво­речи­вая фигура, и надо прямо сказать, что в па­мяти наро­дов Кавказа его портрет напи­сан чер­ными красками. Несмотря на всю слож­ность образа Алексея Петро­вича Ермо­лова в исто­риче­ской памяти России, надо признать, он действи­тельно вели­кий го­су­дарствен­ный деятель: это че­ло­век, который во время своего прак­ти­чески деся­ти­лет­него прав­ле­ния очень много сде­лал для ре­фор­миро­ва­ния адми­нистра­ции, для внутрен­него обу­строй­ства Кавказа. Потому что, напо­минаю, этот регион во всех отно­шени­ях — социальном, эко­но­ми­ческом, по­ли­тическом, куль­тур­ном — резко отли­чался от осталь­ных тер­ри­торий Рос­сий­ской им­пе­рии. И его вклю­чение в состав Рос­сии требо­вало больших усилий.

Вообще, то, что Ермолов в кол­лектив­ном созна­нии является по­кори­телем Кавказа, — это очень важный пока­затель. Пото­му что госу­дарство часто оши­бается в истори­ческих оценках, если это де­лается уси­лиями офи­циаль­ных лиц, а народ оши­бается крайне редко. В этом смысле Ермолов был и оста­ется нацио­наль­ным героем.

Другой самой извест­ной фигу­рой Кавказ­ской войны является, конечно, имам Шамиль. Он заслу­живает ти­тула «Вели­кий» — как Петр Вели­кий, как Екате­рина Вели­кая, как Фридрих Вели­кий. Это действи­тельно вели­кий че­ло­век. И вот — Ша­миль Вели­кий. По­тому что этот че­ловек, во-первых, четверть века со­против­лялся Рос­сии. Мы помним, что даже такой вели­кий полко­водец, как Карл XII, го­ра­здо мень­ший срок вое­вал с Рос­сией. Так же и Напо­леон Бона­парт. Наверное, мы не найдем в исто­рии та­ко­го пра­вите­ля, ко­торый про­тиво­стоял Рос­сии такой дли­тель­ный пе­риод вре­мени. Конечно, масшта­бы и воен­ный потен­циал има­мата Ша­миля нельзя сравнить с воен­ным потен­циалом напо­леонов­ской Фран­ции и даже Шве­ции на­ча­ла XVIII века, но свои боевые действия он закон­чил не каким-то безо­гово­рочным разгро­мом, а доста­точно почет­ной капи­туляцией. И отно­шение к нему было затем чрез­вычайно ува­житель­ное.

Он сумел создать госу­дарство — имамат, теокра­тическое госу­дарство в Чечне и Даге­стане на базе воль­ных обществ. До того насе­ление здесь было орга­низа­цией воль­ных вое­низи­рован­ных общин, и он сумел на такой социа­льно-поли­тиче­ской базе создать госу­дарство — с нало­говой системой, со своей воен­ной орга­низа­цией, со своей внутрен­ней адми­нистра­цией и так далее. С моей точки зрения, ни один пра­витель евро­пейского госу­дарства, самый талант­ливый госу­дарст­вен­ный деятель евро­пейского харак­тера, никогда бы не смог создать того, что сделал Шамиль на терри­то­рии Чечни и Даге­стана, — госу­дарст­вен­ный аппарат в тех местах, где каждый чело­век считал себя госу­дарством. Это требо­вало огромных усилий.

И Шамиль был сам лично храбр, он обла­дал колос­сальной волей, огром­ными организа­цион­ными способ­ностями. Само его госу­дар­ство было созда­но, можно сказать, на пустом месте. Да, у него были пред­шест­вен­ники — имам Кази-мулла и имам Гамзат-бек, — но то, что они сдела­ли в орга­низа­цион­ном плане, конечно, не идет ни в какое сравне­ние с тем, что сделал Шамиль. Шамиль объе­динял в себе свойства воен­ного вождя и духов­ного лидера. К Шами­лю как про­тивнику отно­си­лись с чрезвы­чай­ным ува­жением. Например, во время пере­гово­ров Шами­ля с гене­ралом Клуге­нау (такие пере­гово­ры велись перио­дически) обе сто­роны ока­зывали друг другу доста­точ­ное почтение.

Шамиль ввел довольно пра­вильную сис­тему снабжения войск, что позво­лило горским ополче­ниям более дли­тельное время вести бое­вые действия. До этого, как правило, отряд гор­цев совершал какую-то боевую опе­рацию, а затем рас­ходился. По одной прос­той причи­не: конча­лось про­доволь­ствие, которое горцы взяли с собой в поход. То есть у них не было обоза, не было системы интен­дантства. И Шамиль сумел создать систему снаб­жения войск. Конечно, она была не такая совер­шенная, как интен­дантские системы дру­гих госу­дарств, но тем не менее она позво­ляла горским отрядам вести боевые действия более регулярно.

Затем. Если до этого действия горских отря­дов были скорее рефлек­торными, то есть они фак­тически отве­чали на действия рус­ских войск и ини­циа­тива исхо­дила от них не так часто, то теперь, с появле­нием центра управ­ления, эти действия со стра­тегиче­ской точки зрения стали гораздо более осмыслен­ными. Раньше все отряды, все племена действо­вали по своему разуме­нию. Исходя из мест­ной обста­новки. Не имея связи друг с другом. Тогда же отсут­ство­вала радио­связь. И о том, что проис­ходит на каком-то отдель­ном участке, коман­диры отрядов просто не могли знать.

Теперь, с появле­нием еди­ного командо­вания, ситуация значи­тельно измени­лась. С другой стороны, никогда не бывает так, что какие-то действия госу­дарствен­ного или воен­ного деятеля при­носят стороне исклю­чительно поло­жительные плоды. Была и отри­цательная сторона действий Шамиля: появле­ние единого центра и бо́льшая осмыслен­ность боевых действий сде­лали акции горцев более предска­зуемыми для русского коман­дования. Потому что до этого времени вообще пред­ста­вить, где, когда, в каких силах горцы напа­дут на какую-то крепость, куда они двинутся, было невоз­можно. Теперь же появился про­тивник, более или менее похожий на того, к какому россий­ская армия привыкла в войнах XVIII–XIX веков.

Это, кстати, одна из причин того, почему именно эпоху Шамиля в основ­ном и считают Кавказ­ской войной. Потому что появился понятный про­тивник. А до этого русская армия воевала с теми, у кого не было никакого опыта боевых действий. Но, опять же, при повы­шении уровня дисцип­лины, организации армия Шамиля стала более уязвимой для русских войск. Потому что если до этого времени горские отряды начинали наступ­ление или совер­шали отход по своему разумению, исклю­чительно из сообра­жений опера­тивной обста­новки, то теперь они выпол­няли приказ. И, выпол­няя приказ Шамиля о дви­жении в какой-то регион, об удер­жании какого-то рубежа, они оказы­вались более уязви­мыми. Потому что в старые времена они бы просто рассея­лись и появились бы в другом месте. Теперь они были вынуж­дены держать какой-то рубеж и нести большие потери. И мы не знаем, кто прини­мал это решение: наибы Шамиля (то есть его командиры, его уполно­мочен­ные) или он сам. Но наличие приказов приво­дило к избы­точным потерям среди горцев.

Несмотря на эти отри­цательные последствия орга­низации, все-таки созда­ние государ­ства — имамата Шамиля, упоря­дочение терри­ториально-адми­нистра­тивного деле­ния, сборы налогов, орга­низация снабжения войск про­виантом, комплек­тование этих войск, назна­чение и выборы поле­вых коман­диров — все это играло огромную роль в консо­лидации народов Чечни и Дагестана в борьбе против России.

Шамиль был очень близок к народу. Потому что он сам был плоть от плоти своего народа, имел доста­точно хоро­шее духовное обра­зование, был опытным военным, участником многих воен­ных операций и успешно соче­тал в себе эти черты. Горцы видели в нем и вождя, нахо­дящегося на высоте своего поло­же­ния, и одновре­менно близ­кого и понят­ного им чело­века. То есть это было такое идеальное соче­тание. Именно это ему и позволяло, в совокуп­ности с организа­цион­ными и военными талантами, в тече­ние такого длитель­ного вре­мени быть лиде­ром дви­жения, орга­низо­вывать сопро­тив­ление горцев огром­ной, сильной и к тому моменту уже опытной воен­ной машине России. Ведь рус­ская армия 1840–50-х годов на Кавказе — это совсем не та армия, которая начи­нала Кав­казскую войну, это была армия, состоя­щая уже из кав­казских вете­ранов и полу­чившая огром­ный опыт бое­вых действий в усло­виях гор. Даже страшно себе предста­вить, что бы Шамиль мог сде­лать с войс­ками, кото­рые пришли туда в начале XIX века.

В значи­тельной сте­пени это уда­лось Шами­лю благо­даря реорга­низации собствен­ных воору­женных сил. Если раньше отряды горцев пред­став­ляли собой опол­чения — родо­вые, племен­ные, без подразде­лений, без попыток сфор­мир­овать значи­тельные силы в каком-то месте, — то теперь это была уже хо­рошо орга­низован­ная армия. Со своими воена­чаль­никами, с коман­дирами под­разде­лений, кото­рые четко пони­мали свои задачи. В армии была введена сис­тема поощре­ния и нака­зания, знаки отличия и что-то типа дис­циплинар­ного кодекса, что для военной органи­зации является вещью чрезвы­чайно важной.

Далее. Если раньше горцы вое­вали с рус­ски­ми по собствен­ному разу­ме­нию и жела­нию, то при управ­лении сопро­тив­лением из одного центра у огром­ного числа аулов уже не было выбора: если они не согла­шались воевать, выставлять опол­чение, то они оказы­вались под ударом армии Шамиля, проти­востоять кото­рой они уже не могли. Если раньше было, грубо говоря, столк­нове­ние аула с аулом, то есть силы были более-менее равные, то теперь у каж­дого отдель­ного аула не было ни малей­ших шансов выстоять против армии Шамиля. И эти аулы — хотели они воевать с русскими или нет — включались в общую борьбу.

Была органи­зована система сбора налогов — регу­лярных и чрезвы­чайных. Были органи­зованы центры снабжения, тыловые базы. И все это высоко подняло уровень сопро­тивления.

Кавказская война совпала со време­нем распрост­ра­не­ния ислама во многих районах Кавказа, поэтому и гово­рят о рели­гиозном харак­тере этой войны: Шамиль сумел исполь­зо­вать рели­гиозный порыв насе­ления. Он исполь­зовал этот порыв как мобили­зующий элемент, и, что очень важно для армии, она была едина в своем рели­гиозном, патрио­тическом порыве.

Когда в 1859 году окру­женный Шамиль был вынужден капи­тули­ровать, эта сдача прохо­дила на доста­точно почетных усло­виях, без малей­ших попы­ток создать ему нелов­кость, не говоря уж об униже­нии.

Кавказская война закон­чилась, как я уже сказал, почти через 20 лет после того, как прекра­тилось органи­зо­ванное сопро­тивление на Восточ­ном Кавказе, и через пол­тора десятилетия после того, как закон­чили сопротив­ле­ние горцы Запад­ного Кавказа. Но шрамы Кавказ­ской войны сохра­нились. И здесь надо помнить об одной очень важной вещи, которую, мне кажется, наши предки недоста­точно хорошо пони­мали и не пони­мают совре­менники.

Дело в том, что для россиян Кавказ­ская война — это война государ­ственная. Мало кто из потом­ков кавказ­ских солдат может сказать, в каком полку слу­жил его прапра­дед, в каком сраже­нии он участвовал, где похоро­нен и так далее. Для наро­дов Кавказа же эта война во многих слу­чаях семей­ная, во многих кав­каз­ских семьях хра­нится память о пред­ках, которые вое­вали. Они могут сказать, где они вое­вали, как они погибли и где они похоро­нены. То есть у нас память о Кав­каз­ской войне принци­пиально разная. И поэтому рассказы о Кав­каз­ской войне, ее восприя­тие, всякого рода коммен­та­рии должны быть предельно осто­рожными.

Война закончилась, но россий­ская власть на терри­тории горных районов, особенно Чечни и Дагестана, остава­лась ограни­ченной. Прежде всего потому, что главами адми­нистра­ций во многих регио­нах стали бывшие соратники, наибы Шамиля. Затем русское прави­тельство, уже имея опыт общения с мест­ным насе­лением, опыт Кавказ­ской войны и понимая, что можно делать, а чего делать нельзя, сильных втор­жений во внутрен­нюю жизнь народов этого региона стара­лось не произво­дить. Со своей стороны горцы Север­ного Кавказа оценили выгоды пребы­вания в составе гро­мадного госу­дарства, выгоды куль­тур­ного, экономи­ческо­го, торгового сотрудни­чества. Крепости в этом регионе были не только адми­нистра­тивными центрами, но и центрами торговли и ремесел, центрами образо­вания. Все большее коли­чество горцев не просто изу­чали русский язык, а полу­чали образование, и уже в начале XX века мы видим предво­дителей горских наро­дов в самых разных сферах. И обра­зованные предста­вители северо­кавказ­ских народов уже не являются дико­виной, как это было лет 50 назад.

Тем не менее шрам, память о Кавказ­ской войне оста­лись и в сознании прави­тельствен­ных кругов, поэтому до конца импер­ского периода сохра­ня­лось опре­делен­ное недо­верие к мусуль­ман­скому насе­лению Кавказа. И это недо­верие (в боль­шей степени неоп­равдан­ное) мешало тому, чтобы осно­ва­тельно инкорпо­ри­ро­вать эти районы в тело государства.

Причем что интересно: в россий­ском обществе эти шрамы были мало­заметны, потому что войну вело государство, и шрамы оста­лись прежде всего у него. А на Кавказе у общества оста­лись шрамы. И то, что шрамы нахо­дятся на раз­ных телах, и явля­ется, с моей точки зрения, одной из глав­ных при­чин тех слож­ностей, кото­рые мы видим на Кав­казе сейчас.  

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая русскую провинцию. Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая русскую провинцию. Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы