Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Курс № 53 История завоевания КавказаЛекцииМатериалы
Лекции
28 минут
1/4

Зачем Россия воевала на Кавказе

Экономические и политические причины русской экспансии на Кавказ

Владимир Лапин

Экономические и политические причины русской экспансии на Кавказ

39 минут
2/4

Как Российская империя увязла на Кавказе

Трудности, с которыми столкнулась русская армия в горах

Владимир Лапин

Трудности, с которыми столкнулась русская армия в горах

29 минут
3/4

Как Александр I присоединял Грузию

Как Российская империя смогла объединить грузинские княжества, и почему ей пришлось завоевывать Азербайджан

Владимир Лапин

Как Российская империя смогла объединить грузинские княжества, и почему ей пришлось завоевывать Азербайджан

27 минут
4/4

Лица Кавказской войны: Ермолов и Шамиль

Как на развитие конфликта повлияли русский главнокомандующий и предводитель кавказских горцев

Владимир Лапин

Как на развитие конфликта повлияли русский главнокомандующий и предводитель кавказских горцев

Расшифровка Как Александр I присоединял Грузию

В истории Кавказской войны и вообще в истории присое­ди­нения Кавказа к России точкой невозврата стало присое­ди­нение Гру­зии в 1801 году. Но это присое­ди­нение было только серединой довольно слож­ного процесса. Дело в том, что когда говорится о при­сое­ди­нении Грузии, то речь идет о при­сое­ди­нении Восточ­ной Грузии — районов, которые назы­ваются Картли и Кахе­тия. Потому что к 1801 году терри­тория нынеш­ней Грузии со­стояла из пяти суве­ренных полити­ческих обра­зо­ваний: вот эти Картли и Кахе­тия со столи­цей в Тифлисе (нынеш­нем Тбилиси), затем Име­ретия со столицей в Кутаиси, два княже­ства — Мегре­лия и Гурия на Черно­морском побе­режье — и затем в горных районах княже­ство Сване­тия. Кроме того, еще были районы в номи­нальной зависи­мости от централь­ного прави­тель­ства. Это высоко­горные районы, где жили такие этни­ческие группы, как хевсуры, пшавы и тушеты. И еще вдоба­вок многие районы даже этих полити­ческих образо­ваний, которые я пере­числил, реально тоже были само­стоятель­ными. Они номи­нально под­чиня­лись своим владыкам (соответ­ственно имере­тин­скому царю, князьям Мегре­лии или Гурии, и Картли, и Кахе­тии), но реально они были доста­точно само­стоя­тельными. То есть Грузия представ­ляла собой такое огромное лоскут­ное одеяло с очень слож­ными внутрен­ними взаимо­отноше­ниями. И поэтому в 1801 году была присое­динена только Восточная Грузия. Затем настал черед Имере­тии, Гурии и Мегрелии, затем Сва­нетии, и лишь потом был оконча­тельно уста­новлен прави­тель­ственный контроль над рядом горных районов.

То есть можно сказать, что Грузия, распав­шаяся на целый ряд госу­дарств, была восста­новлена в рамках Россий­ской империи. Россия присое­динила Грузию в 1801 году, следуя логике длитель­ного процесса, тяну­щегося из XVI ве­ка, — из инте­ресов России к Закав­казью. Это был интерес к этим госу­дарствам как к хри­стианским: Россия обеспе­чивала им покро­витель­ство, мечтая о созда­нии в Закав­казье боль­шого христиан­ского госу­дарства, которое было бы ее союз­ником в борьбе с Персией и Турцией. Грузия также тяну­лась к России, потому что она понимала: та была ее един­ственным союзником в довольно враждеб­ном окружении мусуль­манских госу­дарств.

Тради­ционно между этими госу­дарствами важным рубежом счи­тается заклю­чение Геор­гиев­ского трак­тата в 1783 году, кото­рый обоз­начал уста­нов­ление протек­тората России над Грузией (опять же повторю — Восточ­ной Грузией, потому что дру­гие части Грузии в этом процессе зани­мали довольно скромное место). И надо сказать, что Россия условия этого протек­тората, то есть покро­витель­ства Грузии, не выпол­нила. Это событие нашей взаимной истории не особен­но афиши­руется обеими сторо­нами — как болез­ненное для обеих сторон. Потому что в невыпол­нении этого трактата были в разной степени вино­ваты обе стороны. И следствием этого непол­ного осуществ­ления положе­ний трактата было то, что Грузия в конце XVIII века была разгром­лена персами, Тифлис был практи­чески стерт с лица земли, и послед­ствия этих событий для Восточ­ной Грузии были катастро­фическими.

В 1801 году Грузию приняли в состав России. Но при­няли при условии отстра­нения династии Багра­тионов от власти. Дело в том, что присое­динение сопровож­далось сильней­шими внутрен­ними грузин­скими междо­усоби­цами. Там была очень сложная система отно­шений между потомками последних двух царей, Ирак­лия II и Геор­гия XII, которые имели много детей и взаимные дого­ворен­ности, не испол­няемые в полной мере ни одной из сторон. Прави­тель­ство Алек­сандра I, не имея возмож­ности разоб­раться в этих всех хитро­спле­тениях, приняло ре­шение отстра­нить династию Багра­тионов от власти вообще, вывезти предста­ви­телей династии во внутрен­ние районы России и ввести в регионе прямое россий­ское управ­ление. Туда был наз­начен первый главно­коман­дую­щий, или первое лицо, — гене­рал Кнорринг, который, можно сказать, потер­пел фиаско  Как все российские высоко­постав­ленные чиновники того времени, Кнорринг не пони­мал политических, социальных и культур­ных особенностей Грузии; он принимал ошибоч­ные решения, ухудшавшие и без того бед­ственное положение страны.. То есть присое­ди­нение Грузии к России началось с того, что туда был послан человек, который не понимал грузин­ских реалий, и все было печально.

Тогда в 1802 году Александр I сделал очень мудрый и очень вер­ный шаг: он послал управ­лять Грузией грузина — гене­рала Павла Дмитрие­вича Цициа­нова. Это человек из очень знат­ного грузин­ского древнего рода, родствен­ник Багра­тионов, который уже в третьем поко­лении нахо­дился на россий­ской службе: его дед выехал из Грузии в 1725 году вместе с грузин­ским царем, который был вынужден поки­нуть страну после Персид­ского похода Петра I. Цициа­нов вырос в Рос­сии, но обла­дал связями в грузин­ском обществе, там у него были род­ствен­ники, и, несмотря на россий­ское и европей­ское очень хорошее образо­вание, он понимал Грузию и Кавказ. Он был очень замет­ной фигурой, теперь, к сожа­лению, незаслу­женно забытой, и, хотя руко­водил Грузией всего четыре с поло­виной года (погиб в 1806 году), сделал очень много. Он, можно сказать, заложил фунда­мент после­дующей поли­тики России в Закав­казье и сыграл очень большую роль в том, чтобы Грузию инкор­пори­ровать в состав Россий­ской империи.

В частности, например, Цицианов прекрасно понимал возмож­ности исполь­зова­ния местных ресурсов в военных целях. Грузины — прекрас­ные воины с высокой воен­ной куль­турой. Правда, это было, конечно, феодаль­ное опол­чение, но как воины они пред­став­ляли собой прекрас­ный контин­гент. Не случайно впослед­ствии грузин было очень много в офицер­ском корпусе России и в гене­рали­тете. В им­пер­ской армии с конца XVIII века до 1917 года служило 300 гене­ралов-грузин! Мы должны помнить о значении Грузии в военной истории России хотя бы потому, что на глав­ном военном поле памяти — на Боро­дин­ском поле — нахо­дится священ­ная могила гене­рала Багра­тиона. На поле русской воен­ной славы лежит грузин! Это очень важный пока­затель отно­шений между русским и гру­зин­ским народом.

На всем протя­жении импер­ской истории в прави­тельстве существо­вала опре­де­ленная грузи­нофилия. То есть грузины получали опре­де­ленные префе­ренции при назна­чении на долж­ности. И для самого Кавказа грузин-начальник — в граж­данском управ­лении, в военном — это была вещь сама собой разу­мею­щаяся. Кому, как не грузин­скому князю, быть начальником какого-то кавказ­ского региона, губернии или города. Грузия действи­тельно была опорой для Россий­ской империи на Кавказе и в Закавказье.

Так вот, генерал Цициа­нов, который сыграл в присое­ди­нении Грузии к России большую роль, действи­тельно понимал, что можно делать на Кавказе, а чего делать не следует. Например, насе­ление Кавказа страшно боялось рекрут­ской повинности. И все те, кто хотел там разжечь бунт или какое-то произ­вести анти­прави­тель­ственное действие, у них была одна козыр­ная карта: нужно было распустить более-менее убеди­тельный слух, что соби­раются ввести рекрут­скую пови­нность. И тут же Кавказ и Закав­казье вставали на дыбы. Потому как зва­ние воина на Кавказе, и в Грузии тоже, было очень почет­ным. А в России, как мы знаем, в армию отдавали в нака­зание! В русской армии солдат телесно наказы­вают. Нака­зать воина телесно — это была вещь совер­шенно немыслимая.

Жители Кавказа видели отно­шения между началь­никами и подчи­ненными в русских гарни­зонах, между офицер­ским и рядо­вым составом. И такого отно­шения они потер­петь не могли. Это, кстати, продолжало быть пробле­мой, когда уже в конце XIX века в грузин­ских землях все-таки ввели всеоб­щую воин­скую повин­ность. То есть гру­зины были готовы воевать, но не готовы были тер­петь такого обра­щения со стороны офицеров в мирное время; у них была жесткая дисцип­лина в воен­ное время, но когда бой закан­чивался, то все члены сооб­щества стано­вились бра­тьями по оружию. И, беспре­кословно выполняя распо­ряжения своего началь­ника в бою, в мирной обстановке они не чувство­вали себя обязан­ными тянуться в струнку перед начальником.

И еще они знали, что солдаты отправ­ляются служить за много-много верст от своего родного дома, погибают в чужой земле и родствен­ники не имеют возмож­ности попла­кать на их моги­ле, — а воевать где-то они были не готовы. Это, конечно, не очень касалось офицеров, потому что офицеры должны были воевать везде. Грузины умирали за империю в Маньчжу­рии во время Русско-япон­ской войны, на Дунае во время русско-турец­ких войн, в Поль­ше во время похо­дов на Запад и так далее. Но те, кого призы­вали на военную службу на основе рекрут­ской повин­ности, к этому не были готовы.

Так вот, генерал Цициа­нов понимал, что можно в Закав­казье и чего нельзя. И он объяс­нял, что введе­ние рекрут­ской повин­ности в Грузии — вещь невоз­можная, что это оттолкнет грузин от Рос­сии. И это был тот самый редкий случай, когда в Петер­бурге прислу­ша­лись к мнению чело­века, кото­рый рабо­тает в Закавказье.

Цицианов очень много сделал для разви­тия путей сообще­ния, для разви­тия промыш­лен­ности в Грузии, вообще для админи­стра­тивного устрой­ства. Но вот присое­ди­нение Восточ­ной Грузии, с центром в Тифлисе, нынешнем Тбилиси, предопре­делило и вклю­чение в состав России прочих земель Закав­казья. Дело в том, что грузин­ские цари считали себя пря­мыми наслед­никами прави­телей Грузии во времена ее един­ства. И следствием этого пони­мания было присое­ди­нение сначала Имере­тии, затем Мегрелии, Гурии и прочих земель на западе.

Кроме того, одной из причин присое­ди­нения Западной Грузии, трех незави­симых запад­ных грузин­ских госу­дарств, была необхо­димость уста­новления свя­зей с Россией. Дело в том, что до этого времени связь Грузии с центральными райо­нами империи осуще­ствля­лась по очень трудно­прохо­димой тогда Военно-Грузин­ской дороге. То есть по ущелью Терека. И для того, чтобы иметь связь с Вос­точной Грузией, просто было необхо­димо завоевать Запад­ную Грузию, чтобы морем достав­лять грузы в порты Поти, а затем уже по Закав­казью достав­лять их в Восточ­ную Грузию. То есть это была такая страте­гиче­ская необходимость.

Присоединение Грузии факти­чески привело к присое­динению Азер­байджана и Армении, потому как Персия считала Восточ­ную Грузию зоной своего влия­ния, своим владе­нием. И поэтому манифест 1801 года в Персии был воспринят, мягко говоря, с непони­манием. Грузин­ский царь считал, что Гянджин­ское ханство, с центром в городе Гянджа, является его наследным владе­нием. А Россия, приняв в свои границы Восточную Грузию, вместе с ней приняла и все притя­зания грузин­ских царей на земли своих соседей. И первое, что было сделано, — присое­динено Гянджин­ское ханство. Это был уже прямой вызов персам, поэтому Русско-персид­ская война 1804–1813 годов стала неизбежной.

Причем перед этим было еще поко­рение неболь­шой по терри­тории Джаро-Белокан­ской области на южной стороне Боль­шого Кавказ­ского хребта, насе­ленной лезгинами. Лезгины из этого района часто совершали набеги на один из самых плодо­родных районов в Восточной Грузии, на Ала­зан­скую долину. И чтобы эти набеги прекратить, в 1803 году в этот район была произ­ведена экспе­диция. Неко­торые аулы были разорены, и джаро-бело­канские лезгины, которые тоже счита­лись одновре­менно поддан­ными персов, подпи­сали мир­ное согла­шение. И хотя оно оказалось достаточно условным, еще один казус белли  Casus belli — военный инцидент (лат.). был создан.

Если поко­рение лезгин персы еще как-то так смогли не превра­тить в повод для войны, то уже присое­динение Гянджин­ского ханства они вынести не могли — и началась Русско-персид­ская война, в ходе которой русские войска одер­жали большое число побед, причем ничтож­ными силами. Дело в том, что в это время шли Напо­лео­новские войны и импе­ратор Алек­сандр I не мог отпра­вить из европей­ской части России ни одного допол­нитель­ного бата­льона для того, чтобы помочь своим войскам. И вот этим ничто­жным количе­ством войск гене­ралы — одним из самых знаме­нитых там был гене­рал Котля­ревский, отразивший пятью сотнями штыков десяти­тысячное войско Ахмет-хана, — сумели добиться победы. И в резуль­тате подпи­сания мирного договора в 1813 году была присое­динена терри­тория — ну так условно скажем — нынеш­него Север­ного Азер­байджана.

И что очень важно, оконча­тельно персы отка­зались от всяких притя­заний на Даге­стан. До этого времени персид­ская сторона и Даге­стан считала зоной своего влия­ния. А после 1813 года они были вынуж­дены отка­заться от притя­заний. Это был очень важный для России пункт, и с этого времени все повстанцы Даге­стана счита­лись мятеж­ни­ками, юриди­чески став поддан­ными русского царя. Не просто воюющей стороной, а повстан­цами — со всеми выте­кающими отсюда послед­ствиями.

При этом, конечно, в Даге­стане мало кто в этих юриди­ческих тонкостях разби­рался, но для европей­ских отношений это имело большое значение. Почему? Потому что начи­ная с 1791 года Европа уже очень пристально смот­рела на то, что делает Россия на Кавказе. Если до этого времени ее беспокой­ства были не очень острыми, поскольку, во-первых, это было далеко, Европа была занята другими важными делами, во-вторых, Европа верила в то, что Турция и Персия доста­точно сильны, чтобы противо­стоять России, что они своими силами справятся с ее продви­жением в этом регионе. Но после победы России в Рус­ско-турец­кой войне 1787–1791 годов Европа стала оказы­вать большое внимание тому, что проис­ходит на Кавказе. Причем это вни­мание было откро­венно анти­россий­ское. То есть дела­лось все возможное, чтобы продви­жение и успехи Рос­сии в этом регионе при­тормозить.

Кстати, во время Кавказ­ской войны англи­чане и турки посылали своих эмис­саров, слали деньги горцам, что позво­лило даже созда­вать некую теорию агентур­ного харак­тера этой войны: грубо говоря, что англи­чане и турки наняли горцев воевать против России. На самом деле это было, конечно, не так. То есть горцы охотно полу­чали оружие и день­ги от англичан и турок — но это был свое­образный допол­ни­тель­ный приз за войну с русскими.

После присое­дине­ния север­ной части Азер­байджана опять же слу­чилась пресло­вутая погоня за грани­цей. Перво­начально Россия претен­до­вала только на Гянджин­ское ханство, а защищать это ханство без занятия сопре­дельных терри­торий было невоз­можно. И вот были присое­динены еще несколько терри­торий. Но граница была прове­дена крайне неудобно — так, что оборо­нять новые рубежи было крайне трудно. Поэтому следующая война ока­залась прак­ти­чески неизбежна. Она нача­лась в 1826 году, причем сначала очень неудачно для России, потому что коман­до­вавший тогда войсками на Кавказе Ермолов не пред­принял необ­ходимых мер для того, чтобы свое­вре­менно ответить на персид­ский вызов, но затем ситуацию удалось пере­ломить, и война закон­чилась чрезвы­чайно победо­носно для России. Тогда была уста­нов­лена новая гра­ница — которая и оста­лась сейчас между Азер­байджаном и Ираном — по Талыш­ским горам и по реке Аракс.

Таким образом, в состав Рос­сии вошла большая терри­тория, насе­ленная мусуль­манами, очень перспек­тивная в эконо­ми­ческом плане: впослед­ствии оказа­лось, что нефтя­ные запасы Азер­байджана — кладо­вая черного золота и факти­чески были един­ственным крупным нефтяным место­рожде­нием до того, как была разве­дана нефть в Татар­стане и в Сибири. С другой стороны, в Россий­ской империи на Кавказе появи­лась терри­тория, в лояль­ности насе­ления которой прави­тельство не было уверено. И вот здесь нужно сказать несколько слов об особен­ностях отно­шения прави­тель­ства к мусуль­ман­скому насе­лению Кавказа и Закав­казья. С одной стороны, доку­менты, касаю­щиеся этого вопроса, изобилуют разного рода словами о том, что мусуль­мане нена­дежные и в случае войны или обострения конфлик­тов мы можем от них ожи­дать анти­прави­тель­ственных выступ­лений, удара в спину. С другой стороны, те части, которые форми­ро­вались на добро­воль­ной основе из мусуль­ман Закав­казья и Север­ного Кавказа, прояв­ляли прекрасные боевые качества, и каких-то вопию­щих случаев измены, перехода на сто­рону против­ника за все время их участия в военных конфлик­тах не было. Не было и каких-то восста­ний, которые могли бы очень сильно повлиять на проис­ходящее. Поэтому это отно­шение к мусуль­манам следует назвать скорее исламо­фобией, чем прояв­лением каких-то реальных событий.

Более того, история пока­зы­вает, что во время всех обостре­ний отно­шений между Россией и Турцией напря­жен­ность в мусуль­манских районах, наоборот, снижалась. Почему? Потому что при опреде­ленном недо­верии к централь­ному прави­тель­ству существо­вавшие там антирос­сий­ские элементы ждали, что тур­ки выгонят русских с Кавказа. Сами, без их усилий. Поэтому возни­кала анекдо­тиче­ская ситуация: идет война России с Турцией, — казалось бы, анти­россий­ские элементы должны поднять голову, а они, наоборот, проявляют пассив­ность. Зачем тратить силы, если турки сами решат этот вопрос.

Заслуживает внимания вопрос об участии кавказ­ской мили­ции, добро­вольных кавказ­ских ополчений в войнах на Кавказе и на других театрах военных дей­ствий. Практи­чески все народы Север­ного Кавказа и Закав­казья выстав­ляли добро­воль­ческие отряды, которые плечом к плечу с регу­лярными частями русской армии сражались во время боев в Закав­казье и на других театрах боевых действий. На Кавказе во многих случаях это было проявле­нием, что назы­вается, внутри­кавказ­ских отно­шений. Одни доку­менты говорили о высо­кой боеспо­собности этих ополчений, другие доку­менты того же времени о тех же отрядах гово­рили прямо противо­по­ложное — что это совершенно негод­ный сброд, лишен­ный дисцип­лины. Загадка разга­дывается очень просто: в тех случаях, когда интересы народов, которые состав­ляли эти ополчения, совпадали с импер­скими, тогда они проявляли, действи­тельно, боеспо­собность и высокие воинские качества. Когда эти интересы не совпадали, тогда диапазон был следующий: от прямой измены до массо­вого дезер­тирства и имита­ции боевых действий. Интересы, в том числе заклю­чавшиеся в вечных конфлик­тах между северо­кавказ­скими племе­нами и родами. Так вот, если ополчение одно­го рода-племени мобили­зовы­вали для участия в боевых действиях против их обычных против­ников, они охотно шли на войну и прекрасно воевали, а если цели войны были, мягко говоря, непонятны, тогда чего-то ждать от них было совер­шенно невоз­можно. Например, грузины из восточ­ных регио­нов страны, особенно живу­щие в горах — хевсуры, пшавы, тушеты, воевали против даге­станцев как львы. Потому что они воевали с даге­станцами сотни лет. Но если эти отряды моби­лизовывали и направляли куда-нибудь на Западный Кавказ, то ничего хоро­шего из этого не выходило. Потому что у них не было каких-то претензий к кабар­динцам и адыгам.

В истории россий­ско-грузин­ских отно­шений резонно выделить три даты, которые являются ключе­выми. Первая — это уже упоми­нав­шийся Геор­гиев­ский трактат 1783 года, который, можно сказать, навсегда связал два госу­дар­ства. Он имел четыре секрет­ные статьи, которые не публи­кова­лись: во-первых, Ираклий II обязы­вался избегать конфлик­тов с другими христиан­скими госу­дарствами Закав­казья — здесь мы видим желание Петер­бурга создать из гру­зин­ских госу­дарств действен­ный союз, направ­ленный против турок и персов. Согласно следую­щему пункту, Россия обязы­валась держать в Грузии два пехот­ных бата­льона, а местные власти обеспе­чивали войска провиан­том и фуражом. Понятно, что два бата­льона и при четырех пушках проти­востоять ни персид­скому, ни турец­кому войску не могли, так что этот пункт можно рассматри­вать как средство усиле­ния власти грузин­ского царя Ираклия против собствен­ных феода­лов. (Дело в том, что положение Ираклия, несмотря на его титул царя и титул самодержца, было не таким прочным, как может пока­заться. И рус­ские войска нужны ему были для того, чтобы пристру­нить свою феодальную воль­ницу.) По третьей статье грузин­ские войска могли быть исполь­зованы за пределами Грузии. Четвертый артикул преду­сматривал, что Россия всеми ее силами будет способ­ство­вать присое­ди­нению к Грузии земель, некогда принад­лежавших дому Багра­тионов. Этот последний пункт играл очень большую роль — именно он заставил Рос­сию продол­жить экспан­сию в Закав­казье. Но поло­жение Грузии после заклю­чения этого договора стало очень сложным, и сама Грузия не выпол­нила реально его поло­же­ний, и Россия не выпол­нила. Тем не менее трак­тат остался знаком сбли­жения двух госу­дарств.

Следующим этапом был манифест 1801 года Александра I о вклю­чении Восточ­ной Грузии в состав России. Именно эту дату можно считать точкой невозврата. И послед­ний важный пункт в отношениях России и Грузии — это итоги Русско-турец­кой войны 1877–1878 года, по результатам которой в состав России вошли Карская и Батум­ская области. В данном случае важнее всего послед­няя — терри­тория нынеш­ней Аджарии. То есть в состав России вошла большая область, населенная этническими грузинами, хотя и приняв­шими под давле­нием турок ислам. Таким образом, границы, скажем так, Великой Грузии к 1878 году были очерчены.

Заслуга Российской империи в том, что разде­ленное грузин­ское госу­дар­ство — хотя и не как нечто единое, а в составе отдель­ных губерний и областей — в своих этни­ческих грани­цах было воссоздано. Одновременно с этим Грузия, страна глубокой, древней культуры, сильно обога­тила общую импер­скую куль­туру. Присое­ди­нение Грузии к России стало большим этапом в истории Рос­сий­ской империи и в итоге и Советского Союза. Те гра­ницы, которые обра­зо­вались на Кавказе, и те изме­нения, кото­рые произо­шли там в области куль­туры, они без присое­ди­нения Грузии к России были бы просто немыслимы.  

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Курс № 56 Открывая русскую провинцию. Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 56 Открывая русскую провинцию. Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы