Голодовка

Сейчас это слово значит «добровольный отказ от приема пищи в знак про­теста». В позапрошлом веке таких форм протеста поначалу не было и «голо­довка» означало просто недоедание, голод, отсутствие еды — совершенно не добровольное.

«Наши казаки хотя также занимаются ловлей красной рыбы, но далеко не с таким рвением, как гольды (то есть нанайцы), и притом большая часть из них вовсе не делает себе запасов в зиму на случай голодовки», — писал русский путешественник Николай Пржевальский. Беллетристы-народники 1880–1900-х годов с гневом пишут о «частых голодовках», «голодовках от неурожаев» простого люда — и речь идет просто о недостатке пищи.

Первое упоминание голодовок как «страшной формы борьбы» можно встретить в книге народовольца Степняка-Кравчинского, первоначально написанной по-английски, в 1886 году, а позже им самим переведенной, и в других публикациях революционеров того же года. Следующие лет двадцать такое значение встречается редко и сопровождается кавычками. Вновь оно оживает во время революции 1905 года: объявление голодовок (в то время как раз возникает словосочетание «объявить голодовку») стало массовым явлением, и о нем стала сообщать уже легальная, а не подпольная печать.

К 1950-м годам старое значение («голод», «недоедание») пропадает — и оста­ются только политические контексты. Хотя в 1967 году в русской версии «Ло­литы» Гумберт Гумберт говорит о матери героини: «Никогда не видал я более здоровой женщины ― несмотря на диетические голодовки». Перед нами голо­довка добровольная, но не политическая — то, что мы сейчас зовем «голода­ние» или даже просто «диета» (по-английски здесь сказано thinning diet). 

Другие выпуски
Слово дня
История, Искусство

Определитель архитектурных стилей

От древнегреческой до экоархитектуры: все главные направления в одной таблице