Лилия

Современные крупные лилии белоснежного (а также розового, лилового, желтого) цвета заметно отличаются от средневековых изображений. В этом нет ничего удивительного: предки более привычной сегодня лилии длин­ноцветковой (Lilium longiflorum) были привезены в Европу из Японии лишь в 1820-е годы, а старинная лилия Девы Марии принадлежит к другому виду, произраставшему изначально на Бал­канском полуострове и Ближнем Восто­ке. Тонкий аромат этого растения под названием Lilium candidum средневековые поэты сравнивали с запахом ладана. Уже в древних цивилизациях Востока лилия служила символом невин­ности и чистоты: именно в этом смысле с лилиями сравнивается Суламифь в библейской «Песни Песней». В крито-минойской культуре  Минойская (или крито-минойская) культура — культура бронзового века, существовавшая на Крите и соседних островах в 2700–1400 годах до н. э. торжественные изображения лилий обнаруживаются во дворцах: на вилле в Амнисе они укра­шают приемный покой хозяина, в Кносском дворце — стены тронного зала.

В раннехристианском искусстве лилии населяли райские сады: на визан­тий­ской мозаике церкви Cв. Аполлинария в Классе (VI в.) белизна цветов, расту­щих на горе Фавор, говорит о чистоте и безгреховности мира после Преобра­жения. На романских мозаиках собора в сицилийском Монреале лилии цветут на дере­вьях в третий день творения. С одинокой лилией посреди долины мог сравни­ваться Христос, целомудренной лилией Григорий Турский называл святую Радегунду, жену франкского короля Хлотаря, ставшую монахиней по зову сердца. К X веку лилии уже прочно связывались с чистотой веры и в этом качестве стали упоминаться в разветвленных христианских аллего­риях, большая часть которых относилась к Деве Марии. Рассуждая о Богоро­дице, средневековый богослов и мистик Бернард Клервоский писал о розе ясности, лилии целомудрия и фиалке смирения (эта триада воплощала главные христи­анские добродетели); лилия же стала обязательным атрибутом в живо­писных сценах, подчеркивающих непорочность Марии, — Введении во храм и Благо­вещении. В этом смысле лилия могла сопровождать и других непороч­ных святых — Люсию, Агнесу или Варвару. На низовом уровне эта же симво­лика работала в гаданиях о девственности невесты и поле будущего ребенка: выбор лилии обещал мальчика, выбор розы — девочку.

Источники
  • Ненарокова М. Аллегорические образы растений в средневековой латинской гимнографии.
    Современные тенденции развития науки и технологий. № 5–3. Белгород, 2015.
  • Freeman M. B. The Unicorn Tapestries.
    The Metropolitan Museum of Art. New York, 1983.
  • Kandeler R., Ullrich W. R. Symbolism of Plants: Examples from European-Mediterranean Culture Presented with Biology and History of Art.
    Journal of Experimental Botany. Vol. 60. No. 7. Oxford, 2009.
Искусство, История

Как смотреть Репина

Объясняем на примере пяти картин

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail